Конец семьи Тороповых

Written by Colucci

 

Дверь камеры распахнулась, и стражник приказал Александре выйти. Крепко взяв её за руку, он повёл женщину по длинному тёмному коридору. Осторожно ступая босыми ногами по холодным каменным плитам, Александра старалась не отставать от стражника. В мыслях её прокручивались бурные события последних месяцев. Казалось бы, совсем недавно, в марте, умер старый князь Всеволод Юрьевич. Наследников у него не было, и началась борьба за власть между боярами. А первейшим из них, самым умным, самым богатым, самым деятельным, был Григорий Васильевич Торопов - муж Александры и отец её пятерых детей. Во всяком случае, так думала сама Александра... И она по мере возможностей помогала ему. Убив двух соперников и подчинив большинство остальных, Григорий Торопов добился своей цели - стал правителем страны. Но враги не теряли время зря... И 26 апреля на пиру как бы случайно в пьяной ссоре Григорий был убит. Власть перешла к братьям Полевским - Давыду и Дмитрию Афанасьевичам. Но с этим не мог смириться старший сын Григория и Александры - двадцатидвухлетний Юрий. Собрав группу сторонников, он начал войну против Полевских. Те в ответ схватили Александру и её младших детей и бросили их в тёмный подвал городской крепости. Здесь, в одиночной камере, лишённая вестей из внешнего мира, и провела Александра последние два месяца.

 

Впереди мелькнул свет, и женщина оказалась во внутреннем дворике крепости. Здесь же были и её младшие дети: семнадцатилетняя Ефросинья, пятнадцатилетняя Анна, тринадцатилетний Борис и шестилетняя Настя, а также молодая жена Юрия Торопова Мария с маленьким сыном Ваней. Все узники были босиком, в коротких белых рубашках, открывавших плечи и ноги выше колен. Александра радостно обняла дочерей, расцеловала сына, подхватила на руки маленькую Настю... и тут из одной из дверей вывели ещё одного узника. Высокий, красивый, атлетически сложенный юноша был полностью обнажён, руки крепко связаны за спиной, ноги закованы в цепи. На спине и бёдрах красные полосы - следы ударов плетьми. За верёвки, стягивавшие тело юноши, его держали два стражника. Александра сразу узнала пленника: это был её старший сын Юрий.

Женщина хотела подойти к сыну, но на её пути встал стражник. В это время раскрылись ворота, и во дворик въехал всадник в боярской одежде. Александра знала всех бояр покойного князя Всеволода, но этот всадник был ей не знаком. "Полевские набрали новых бояр вместо нас" - подумала она. Подъехав вплотную к узникам, всадник спешился, достал из-за пазухи грамоту и объявил: "Слушайте приговор великого князя Дмитрия Афанасьевича!" "А что с Давыдом?" - подумала Александра. - "Неужели младший брат убил старшего?"

Приговор был суров. За противозаконный захват власти Григорием Тороповым его жену Александру и детей Ефросинью, Анну, Бориса и Анастасию решено было казнить смертью. Кроме того, за убийство князя Давыда Афанасьевича (вот что произошло, пока Александра была в заточении!) и умысел против нынешнего князя Юрий Торопов вместе с женой Марией и сыном Иваном также приговорены к смерти. Казнь состоится сегодня же, без промедления.

 

Александра ужаснулась. Она сознавала, что её сын Юрий, потерпев поражение в борьбе за власть, вполне мог расплатиться за это жизнью. Понимала она и то, что сама была верной подругой и помощницей своего мужа, поэтому была готова к смерти. Но чем виноваты младшие дети? Почему должна умереть маленькая Настя, которая ещё ничего не знает политической борьбе? За какие грехи Фросю и Аню, юных невинных девушек, выведут на площадь и разденут перед толпой? Ведь по законам всех преступников казнят обнажёнными. Александра бросилась к боярину, но стражники оттащили её. И тут боярин приказал отвести женщину к начальнику крепости.

 

В сердце Александры вспыхнула надежда. Может быть, у начальника крепости её ждёт княжеский указ о помиловании хотя бы для детей? И она бодрым шагом прошла в сопровождении стражника в низкую дверь, поднялась по лестнице и вошла в маленькую комнату.

 

За дубовым столом сидел невысокий пожилой человек. Александра узнала его: это был Прокопий Кузя, старый воин, служивший ещё князю Всеволоду, и бывший верным слугой её мужу. Но теперь она - преступница, приговорённая к смерти, а он - начальник крепости. И Александра молча опустилась на колени перед Прокопием.

 

Он оглядел женщину. Александре было тридцать девять лет, но её слегка располневшее тело выглядело молодо и соблазнительно. Пышные тёмно-русые волосы густой волной спускались по округлым плечам, сквозь вырез рубашки виднелась полная грудь. Глаза смотрели на Прокопия нежно и печально. Он был бы рад помочь ей, но служил князю Дмитрию Полевскому и должен был выполнить приказ. И он сказал:

 

- Александра, ты совершила преступление и будешь наказана. Но наш князь милостив. Он не может допустить, чтобы ты, вдова уважаемого человека, предстала перед народом полностью обнажённой. Ты будешь раздета только до пояса, а нижняя часть твоего тела будет прикрыта юбкой. На площадь ты выйдешь в сарафане, а затем по приказу распорядителя казни его снимешь.

 

- А мои дети? - спросила Александра.

 

- Этот приказ касается только тебя. Твои дети, невестка и внук будут казнены как простые преступники - обнажёнными. Переодевайся! - сказал Прокопий и протянул женщине юбку и сарафан.

- Батюшка Прокопий, мои дети ни в чём не виноваты! - воскликнула Александра, но он не слушал её.

 

- Макар, Фёкла! - позвал Прокопий. Вошёл высокий широкоплечий парень, а за ним крепкая молодая служанка.

 

- Переоденьте преступницу в юбку и сарафан, - велел Прокопий, и Макар, сияя от удовольствия, сорвал с женщины рубашку и обнажил её нежное тело. Она не сопротивлялась - все её мысли были о детях, судьбу которых она не смогла облегчить. Затем Макар и Фёкла одели Александру, и стражник вывел её обратно во дворик.

 

Остальные приговорённые с надеждой смотрели на Александру, но её нечем было их обрадовать. Собрав пленников вместе, стражники вывели их со двора на городскую площадь, которая уже была полна народа. Посреди площади стоял помост, а на нём семь толстых деревянных столбов. Увидев несчастных, толпа одобрительно загудела.

Пленников ввели на помост. Распорядитель казни - тот боярин, который объявил Александре и её детям их судьбу, - велел глашатаю читать приговор. После тщательного перечисления всех вин Григория Торопова началась перекличка членов его семьи. Когда глашатай объявил имя Александры, распорядитель остановил его, объявил, что по княжескому указу женщина будет раздета только до пояса, и приказал ей снять сарафан. Слегка помедлив, Александра выполнила приказ, и её роскошные плечи и грудь открылись для взоров толпы. Раздались радостные возгласы. Один из стражников взял Александру за руку и подвёл к третьему слева столбу. Женщина не сопротивлялась: она уже смирилась со своей судьбой. Охватив прочной верёвочной петлёй полное тело женщины чуть выше пояса, стражник привязал её к столбу. Затем он связал женщине руки крест-накрест, поднял их над головой и там закрепил. Тело Александры приобрело гордую осанку, массивные груди приподнялись и стали ещё красивее. Склонившись к ногам женщины, стражник крепко связал ей щиколотки и прикрепил к столбу. Ещё одной, последней верёвкой он опутал ей плечи: пропустив верёвку сзади за плечами, обернул кольцом вокруг каждого плеча и прикрепил к правому плечу собранные в пучок волосы, затем соединил свободные концы за столбом. Женщина надёжно связана и обездвижена, она теперь может шевелить только пальцами. Даже поднять голову, притянутую за волосы к правому плечу, Александра не может. Такой способ привязывания к столбу перед казнью применялся в этой земле для сильных взрослых преступников. Детям и подросткам делали некоторые поблажки... но воспользоваться этими поблажками мало кому удавалось.

Страницы:
1 2 3 4
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0