Сила воображения

Автор: alisa

 

Алиса Гримджоу вихрем влетела в свою комнату и захлопнула дверь. Конечно, юной молодой леди не подобало такое поведение, но девочка была в ярости. Ее так достали ложь и лицемерие окружающего мира. Сегодня ее злило все. Эти Паркинсоны, которые раз в месяц заявлялись к ним в гости, просто потому, что так положено. Фальшивые улыбки, фальшивые приветствия, фальшивые разговоры. Ее отец, который услышав кто пришел, тихонько сбежал из дома по задней лестнице и выход для прислуги. И это боевой генерал в отставке, который потерял руку в Индии. Как она смогла вытерпеть до конца приема? А ее школа для благородных девиц?!

 

Классная дама втихую пьет и ее несколько раз видели с разными мужчинами. Зато как она соловьем разливается о морали. А за каждую провинность или ставит на колени или дает несколько розг по голому заду. А девчонки из класса, только и болтают о мальчиках, будущих мужьях и об ЭТОМ. Дылда Меллисандра каждый раз с таким восторгом рассказывает о своих конных прогулках. "Истинная леди лишается девственности не в кровати, а в седле", это она-то истинная леди? Тварь. А сучка Амелия хвасталась как ее ласкал собственный кузен. Все они сучки. Сама Алиса уже два года как испытывала ЭТИ дни. И ее собственное тело тоже трепетало от каждого случайного мужского взгляда.

 

Когда же наконец ее выдадут замуж? Нет, решено, сегодня она запрется в своей комнате и устроит оргию, или нет, оргия это что-то другое. Но она точно будет ласкать себя. Тем более мать после гостей наверняка сляжет с мигренью, а отец всю ночь будет играть у друзей в бридж. А у нее в комнате припрятана на треть полная бутылка шотландского виски, за которую генерал так ругал прислугу. И еще несколько темных шариков, которые ее отцу присылал доктор Морроу из Индии. Алиса не знала точно что это такое, но видела, что когда отец принимал их, то становился очень веселым. А еще у него не болели остатки левой руки, которую отрубили саблей в бою.

 

Спустя два часа девочка лежала в кровати, одетая только в тонкую ночную рубашку на голое тело. Она читала книжку про приключения своей тезки, которая провалилась в кроличью нору. Перелистывая страницы она слюнявила указательный палец правой руки, а потом сверху вниз проводила им по пухлой нижней губе и дальше по тонкой шее. Когда в доме все стихло, Алиса отложила книжку и подошла к маленькому столику где уже стояли виски, лимонная вода, а так же лежали загадочные шарики и конфеты, позаимствованные из буфета. Темная, чуть маслянистая жидкость обожгла горло и ее спешно пришлось запивать и заедать. Шарики же оказались безвкусными, но тонко пахли какими-то неведомыми травами. Алиса снова упала на кровать и аккуратно положила ладошки на маленькие упругие груди. Медленно, медленно начала делать руками круговые движения, потом чуть сжала пальцы. Замерла, ловя ощущения тела, и сжала пальцы сильнее. Ее ладони начинают скользить по телу. Сначала совсем невесомо, легонько, а потом все сильнее. Шея… Ключицы… Впадинка между ними… Ниже… Грудь… Живот… Впадинка пупка… Бедра…

 

Руки Алисы играли с телом все смелее, избегая только островка внизу живота, покрытого мягкими, завивающимися волосиками. Девочка все время прикусывала и облизывала нижнюю губу. Ее кожа словна горела, на ней выступили несколько прозрачных капелек пота. Через десять минут Алиса уже тяжело дышала. Ее грудь возбужденно поднималась и опускалась. Одна рука ритмично сжимала грудь, а вторая по животу сползла вниз, и сейчас елозила между ног. За эти минуты Алиса отчетлива поняла зачем в постели нужен мужчина. Ей просто не хватало двух рук, чтобы одновременно ласкать себя там где хочется.

 

Внезапно у нее сильно закружилась голова и она с удивлением стала ощущать себя в двух местах сразу. Одна Алиса проложала ласкать себя на белоснежной простыне, а вторая оказалась прямо в королевстве карт из прочитанной книжки.

 

Карты оказались совсем как люди. Только относящиеся к одной масти, походили друг на друга как родственники и носили одинаковую одежду. И еще на груди у них были вышиты цифры и символы. Блондины и блондинки черви, буби были с волосами от темно-русых до каштановых, крести оказались с черными волосами, а пики, воообще, неграми. И пока Алиса-1 извивалась на кровати, Алиса-2, сложив руки на коленях, смирно сидела в зале суда. На скамье подсудимых. И ее как раз допрашивал прокурор.

 

- У вас есть коллекция бабочек?

- Да, я люблю с ней возиться и...

- Молчать. Запишите, подсудимая призналась в убийстве.

- Брали без спроса сладости в буфете? Кража!

- Перечили отцу? Мятеж!

- Да и запишите еще контрабанду.

- Но, сэр, я ничего не контробандила.

- Подсудимая. Вы прибыли к нам голая?

- Нет, конечно, в платье.

- Запишите, контрабанда одежды.

Адвокат попросил о снисхождении к подсудимой, учитывая ее юный возраст. Потом слово взял судья.

 

- Обвиняемая Алиса признана виновной в мятеже, убийстве, воровстве и контрабанде и по совокупности преступлений приговаривается к сожжению на костре...

- Отрубите ей голову, - перебила судью королева, которая внешне сильно напоминала классную даму Алисы-1.

- Но благодаря милосердию ее Величества, казнь будет смягчена до простого обезглавливания топором на плахе и состоится завтра после...

- Сегодня!

- И состоится сегодня после обеда. Подсудимая, вам предоставляется последнее слово.

 

Алиса-2 встала, посмотрела на королеву и сказала:

- Меня нельзя казнить, я девственница.

- Ничего, думаю эту маленькую проблему, можно будет решить, - усмехнулась королева.

- Увести осужденную. - приказал судья, и вокруг девочки сомкнулись четыре стражника с алебардами, по одному каждой масти.

 

В это время тело Алисы-1 пронзила сладкая судорога, потом еще одна, она выгнулась дугой и закричала...

 

Отдышавшись, Алиса-1 еще несколько минут лежала на кровати раскинув ноги в стороны и пыталась прийти в себя.

- ЭТО было ТАК здорово. Какая я была дура, что не сделала ЭТО раньше. Теперь я не буду завидовать этим дурам в классе. Да это они должны завидовать мне. Интересно, а с мужчиной ЭТО так же или еще лучше? И через сколько ЭТО можно повторить?

 

Через некоторое время она вяло поднялась. С неожиданной для себя жадностью, съела несколько конфет. А потом повторила виски, лимонад и шарики.

 

В это время Алису-2 привели на последний обед к королеве и они мило болтали за столом.

- Надеюсь, дитя мое, у тебя нет зелья увеличивающего рост?

- Нет, Ваше Величество.

- Это очень хорошо, а то была тут до тебя одна грубиянка. Попробуй эти устрицы.

- Но они же шевеляться!

- Не думаю, что тебя это должно волновать, с твоим-то списком преступлений.

- Скажите, Ваше Величество, когда отрубают голову это очень больно?

- Давай, ты сама нам об этом расскажешь.

- Я разве смогу говорить?

- Рыбы же как-то говорят. - королева задумалась - О, палач будет держать твою голову за волосы, а мы читать по губам. И ты нам все-все раскажешь. Хорошо?

- Я попробую Ваше Величество.

- Давай еще по бокалу красного и отправимся на казнь...

Алиса-1, опять на кровати, только уже без без ночнушки, начала гладить свои ноги. Ее ладоши скользили по внутренней поверхности ног, от колен к паху. Около правого бока занял место длинный огурец, средней толщины. Кто-то из девчонок рассказывал про банан, но огурец представлялся девочке вполне достойной заменой.

 

- На следующие выходные попрошу взять меня на охоту, и скажу что ТАМ у меня лопнуло от тряски в седле.

Во второй раз дело пошло быстрее и уже через пять минут первая Алиса начала постанывать. Вот ее пальцы сжимаются на плотной  темно-зеленой кожице плода. Вот она начинает медленно водить им между нежных пухлых губок, слегка прикасаясь к мокрой пещерке. Вот пальцы осторожно надавливают, чуть погружая его внутрь и снова отдергивают на поверхность...

 

Алиса-2 шла на казнь в белом саване и с распущенными волосами. Саван точь в точь был как ночная рубашка первой Алисы, только с длинными разрезами по бокам. Тяжелые цепи на руках и ногах звенели и мешали идти. Знакомая четверка стражников прокладывала путь через густую толпу. Королева наблюдала за процессией с низкого балкона. На эшафот вели четыре ступеньки. Наверху ее встретил палач, десятка-пик. Огромный черный мужчина в маске помог ей подняться, поклонился, а потом отошел на шаг открывая дорогу к плахе. Девочка с интересом огляделась. Плаха была низкая и круглая, по обе стороны в древесину вделаны кольца для фиксации рук приговоренного. Около колоды густым слоем лежала свежая солома.

 

- Там под соломой спрятан топор, хочу на него посмотреть - подумала Алиса-2, - они думают, что я испугаюсь. Но ведь это только сон.

 

Она вежливо попросила показать ей "роковую секиру", и мужчина, согласившись, извлек ее из под соломы и поднес к лицу осужденной. Алисе-2 топор показался просто огромным. Сверкающее изогнутое лезвие было шире, чем ее размах плеч.

- Да, таким сложно промахнуться.

 

Она высунула гибкий розовый язычок и проверила им остроту лезвия. Потом шагнула к плахе. Она сейчас чувствовала себя главной на этой площади, звездой, примой. Все сейчас смотрели на нее, на ее спектакль. Палач подошел и одним движением разорвал саван почти до пупка. Спустил его вниз, открывая плечи. Две аккуратные грудки взглянули на толпу розовыми глазами сосков.

 

- Осужденная, встаньте на колени.

Она безропотно выполнила приказ.

- Осужденная, голову на плаху.

- Как мне положить ее?

- Животом ложится не нужно, опустите только шею и голову.

 

Чтобы лечь на плаху ей пришлось прогнуться в пояснице, оттопырить задницу и немного раздвинуть ножки. Пажи-шестерки прикрепили ее руки к кольцам на плахе и теперь девочка при всем желании не могла убрать с нее голову. Симпатичная восьмерка аккуратно собрала волосы жертвы в хвост и перевязала их красной лентой. Потом украдкой погладила Алису-2 по щеке и убрала волосы в сторону, чтобы они не помешали удару.

 

Глашатай начал зачитывать приговор:

- Сейчас на этом эшафоте злокозненая убийца, воровка и мятежница Алиса лишится своей девственности, а потом и головы. Мастер, ее тело Ваше, делайте свою работу.

Палач опустился около осужденной на колени, задрал ей на спину саван, и освободил из штанов свой напряженный член. Его мощные ладони впились в ягодицы жертвы и раздвинули их в стороны. Та Алиса, которая была на эшафоте, приоткрыла рот и приготовилась. Она текла и хотела, чтобы мужчина поскорее взял ее. Сзади, как последнюю сучку. Трахнул на глазах всей этой толпы.

 

Лаская клитор левой рукой, правой Алиса-1 медленно погрузила плод в себя и остановилась, почувствовав преграду. Несколько долгих секунд она ждала, привыкая к новому ощущению, а потом резко толкнула его вглубь. Палач у плахи одним могучим рывком вошел в Алису-2. Два вскрика раздались одновременно. Под крики, смех и разнообразные советы из толпы палач не торопясь имел осужденную. Его ягодицы, играя мышцами, мощными толчками устремлялись вперед и вперед. Лоснящаяся от пота спина ходила ходуном. Большим у него был не только топор. Поэтому под могучими толчками жертва извивалась, рыдала и выла. При этом не переставая ощущать себя главной актрисой, фокусом желаний и устремлений всех окружающих.

 

Алиса в комнате еще продолжала ласкать себя, чтобы довести до нового пика наслаждения. А Алиса на эшафоте уже готовилась принять удар топора.

- Наверное здесь ЭТО случиться, когда мне там отрубят голову, - подумала Алиса в комнате.

 

Выйдя из жертвы палач оторвал кусок от савана, вытер свой торчащий член от спермы и крови и не торопясь засунул его в кожаные штаны. Ухватил двумя руками рукоять топора, встал сбоку от плахи и поставил лезвие на шею осужденной. Кожа чуть прогнулась под тяжестью холодного железа, а жертва невольно вздрогнула. Над площадью прокатился короткая барабанная дробь. Потом, в наступившей тишине, топор неторопливо взмыл вверх, задержался на секунду, приковывая взгляды, и рухнул вниз. На тонкую белую девчачью шейку. Острая сталь разорвала теплую кожу и плоть, раздробила позвонки, и, разрезав горло, вены и артерии, воткнулась в твердое дерево плахи.

 

Голова отделилась от шеи с одного удара. Точнее отделились две головы. Одна перевернулась на плахе и остановилась почти в центре деревянной колоды, хлопая глазами. Другая скатилась с подушки, скользнула по краю перины, сорвалась с кровати и ткнулась лицом в густой ворс ковра.

 

Тело на эшафоте резко дернулось назад, но его удержали закрепленные руки. Тогда оно навалилось на плаху и содрогаясь стало выплескивать из обрубка шеи себя алую, горячую кровь. Двойная пульсирующая струйка хлестала прямо в широкое лезвие орудия казни. Кисти трупа сжались в кулаки, ноги уперлись в помост, а по торсу и ягодицам пробежала короткая судорога. Тело на кровати отреагировало намного более бурно. Она изогнулось и почти село, всплеснув в воздухе руками. Казалось оно хочет поймать потерянную голову. Брызги крови разлетелись в разные стороны. Потом тело рухнуло обратно, дернуло тазом и сильно забило ногами в агонии. Пятки так и колотили по мягкой перине, сбивая простынь.

 

Палач ухватил голову казненной за хвост волос и вздернул над головой показывая толпе. Та взорвалась хлопками, свистом, восторженными и испуганными криками, шумом и гамом. Королева визжала от восторга. Алиса-2 почувствовала руку, которая схватил ее за волосы и взмыла вверх. Сквозь выступившие на глазах слезы она с удивлением увидела свое тело, которое дергалось на плахе, и удивилась, как нелепо оно выглядит. Потом ее развернули лицом к зрителям и она сквозь страшную боль почувствовала гордость. Гордость и удовлетворение, что она хорошо сыграла свою главную роль. Потом мир закувыркался у нее перед глазами и стал гаснуть.

 

Это палач, размахнувшись, кинул ее голову к ногам королевы. Очнулась Алиса от громкого звука своего имени, тряски и ударов по лицу. Голова распахнула глаза и увидела перед собой лицо королевы, которая отвешивала ей пощечины. Та увидела, что казненная очнулась, еще раз встряхнула ее за волосы и требовательно спросила:

- Ну и как там?! Говори! Ты обещала!

Алиса-2 несколько раз дернула губами, пытаясь сказать:

- Больно.

 

Потом ее глаза закатились вверх, челюсть упала вниз, а из пухлых губ высунулся острый кончик розового слюнявого языка.

 

В это время Алиса-1 судорожно розевала рот на ковре, пытаясь втянуть в себя воздух для крика. Но воздуха больше не становилось, только судорожно дергался срез шеи. В голове мысли меняли друг друга с лихорадочной быстротой.

- Нееееееет.... Что случилось.... Где Я? ...Больно.... Аааааааааа... У меня нет тела.... Не может быть. Это же только МОЯ фантазия! Разве она может убить?!... Неееет... Больно... Больно... Боль...

В темноту обе Алисы провалились одновременно...

 

Родители обнаружили тело только в середине следующего дня, для этого пришлось выломать дверь комнаты. На отсеченной голове застыла гримаса смертельно обиженного ребенка. Раздосадованного и обозленного тем, что увлекательная игра так быстро закончилась. Загадочное и жестокое убийство в закрытой комнате наделало много шума. Ни полицейские из Скотленд-ярда, ни частные сыщики не смогли определить как преступник проник в дом и комнату, и сумел уйти не оставив следов. Точнее след был только один, обезглавленный труп юной пятнадцатилетний девушки. Подробности типа виски, наготы и засунутого между ног огурца остались неизвестны широкой публике. И уж точно никто не обратил внимания на открытую книгу Кэрролла около кровати...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0