Допрос в китайском стиле (А.Бушков "Дикарка")

- Что вам от меня нужно? - спросила Марина.
Китаянка улыбнулась.
- Великолепно! Ума у вас достаточно, чтобы не тратить силы на бесплодные угрозы и глупые истерики. Однако вопрос вы задали все же не самый умный, безусловно, недостойный такой незаурядной девушки... Помилуйте! Ну, какие вопросы могут задать разведчице ее коллеги по ремеслу, пригласив в гости с применением некоторого насилия? Уж конечно, я буду спрашивать не о погоде. И нужно нам отнюдь не ваше согласие выступить на сцене «Янцзы» с классическими танцами. Неужели вы сама этого не понимаете? Позвольте не поверить...
Марина сделала легкое движение, словно собиралась встать - хотела посмотреть, как будет реагировать китаянка. Та, ничуть не встревожившись, протянула руку и придавила плечо Марины, заставив лечь вновь.
- Не надо, госпожа Романова. Лежите, отдыхайте, расслабляйтесь... И не вздумайте предпринять что-нибудь отчаянное. Мы с вами в подвале, как вы, быть может, догадываетесь, а наверху, в доме, достаточно вооруженных, опытных людей. Вам и за дверь не выйти...
Марина пытливо присмотрелась к ней, пытаясь определить, есть ли при девушке оружие. На ней были обыкновенные джинсы и черная безрукавка с каким-то белым иероглифом, надетая навыпуск. Ну что ж, за пояс, под майкой, может быть заткнут целый арсенал... Кроме того, восточная красотка наверняка владеет хитрыми единоборствами. Вряд ли это простая танцовщица, в ней чувствуется профессия, в движениях, в интонациях...
- Давай не будем терять зря времени, хорошо? - ангельски улыбнулась Гуань. - Меня в первую очередь интересует так называемый аршрут «Дельта», а если еще точнее - захваченный вами в самолете груз. То, ради чего вы с Бородиным все устроили. Ты ведь работаешь с ним, никаких сомнений, не зря же поехала именно сюда в самом простецком вагоне... Ты его подстраховываешь? Или присматриваешь за ним? Или то и другое вместе... Мы за тобой наблюдали достаточно, чтобы сделать именно такой вывод.... Так вот, нам нужен груз.
Очень мило, подумала Марина. Скверно, когда тебя принуждают рассказать о своей реальной работе. Но еще хуже, пожалуй, когда заблуждаются касательно твоей рели в событиях и истинном месте в жизни. Или нет? Или это как раз - шанс?
- О чем вы говорите? - пожала она плечами.
- О грузе. О небольшом контейнере, напоминающем небольшой цилиндр с ручкой, чтобы удобнее было носить...
- Первый раз слышу, - сказала Марина. Гуань наклонилась над ней, погладила по ке и сказала почти бесстрастно:
- Если ты мне будешь врать, маленькая белая шлюха, я тебе устрою для начала классическую «шахматную доску». Кожу с тебя будут сдирать аккуратными квадратами, оставляя нетронутые участки, так что ты очень скоро будешь и в самом деле похожа на шахматную доску. Орать ты при этом не будешь - голосовые связки в два счета можно перерезать. С неграмотными такое не рекомендуется, но ты ведь грамотная, и сможешь все написать, до рук мы дойдем в последнюю очередь. Я не шучу. У меня есть суровое и строгое начальство, недвусмысленный приказ, полдюжины привыкших ко всему подручных... У меня нет только двух вещей: гуманизма и времени. Ясно? Так что не придуривайся, очень тебя прошу. Сообрази, наконец: я могу с тобой сделать все, что угодно, и никто никогда не найдет того, что от тебя останется, если мы начнем... Так вот, мне нужен контейнер. Мне совершенно неинтересно, что за игры вы ведете. Главное в другом. Я знаю, что вы с Бородиным перехватили фельдъегерский самолет вашего правительства, перебили сопровождающих и взяли контейнер, где находятся два десятка дискет. Секретные коды связи для наших посольств и ваших военных баз в Азии. Их должны были заменить согласно практике - регулярная замена, ничего нового, все так делают... - она коротко рассмеялась: - А личико у тебя враз изменилось... Не думала, что мы в курсе?
Вполне возможно, лицо у Марины и впрямь изменилось. Но по другому поводу. Значит, вот в чем дело. Секретнейшие коды связи Для двух десятков посольств и военных баз... Черт побери, что же затеял Бородин и его компания? Действительно, никак не похоже на стандартный, примитивный переворот...
- Судя по твоему личику, я все рассказываю правильно, - рассмеялась Гуань. - Слушай, я не собираюсь отбирать у тебя контейнер насовсем. Мы же не дураки, милая! Если станет известно, что коды украдены или просто пропали безвозвратно, их на всякий случай заменят. Вы это тоже прекрасно знаете. И вы тоже не собирались, конечно, красть их насовсем - это бессмысленно. Разумеется, вы их хотите попросту скопировать в столице, только там есть оборудование и специалисты, способные взломать защиту дискет... Дорогая, мы хотим того же! Мы скопируем все и отдадим контейнер тебе. Вы, я так прикидываю, намереваетесь представить дело так, будто в тайге произошла обычная авария, контейнер, найденный в разбитом самолете, вернули в столицу в целости и сохранности... Верно?
- Допустим, - сказала Марина.
- Ну, какое там «допустим»! Это чистая правда. Единственно возможный вариант - иначе коды сменят... Ну, ты все поняла? Мы с тобой вместе подумаем, как сделать, чтобы контейнер на какое-то время попал к нам, а потом отдадим тебе его в целости и сохранности. Выбора у тебя все равно нет. Вряд ли тебе хочется умирать, да вдобавок долго и мучительно. Мы, крошка, азиаты. Научились кое ему за тысячи лет. Умеем сделать так, что самые жуткие пытки растягиваются на неделю, на месяц, а человек при этом остается жив... - она ослепительно улыбнулась. - Впрочем, в данном случае у меня нет ни месяца, ни недели, ни даже пары суток. Бородин вот-вот может уехать в столицу, так что нужно получить от тебя согласие на сотрудничество в кратчайшие сроки. А это подразумевает, что я тебя начну обрабатывать по полной, не теряя драгоценного времени...
- Вы знаете, где Бородин? - спросила Марина, решив, как и в случае с капитаном, получить полезную информацию.
- Знаем. Только добраться до него не можем. Потому ты нам и нужна.
- И где же он?
- А ты любопытная, я смотрю, - сказала Гуань, улыбаясь. - Где он - это сейчас не твое дело. Все равно он ни разу не попытался тебя отыскать. Он ведет себя так, словно нисколечко не встревожен твоим отсутствием. Отсюда я делаю простой вывод: он вообще не знает, что ты здесь. Следовательно, мы все правильно просчитали, и ты за ним присматриваешь без его ведома. Остальное мы обсудим - то, что ты должна будешь сделать. Выбора у тебя никакого. Ты не просто в подвале - дом стоит посреди китайского квартала, где не принято интересоваться делами соседей, особенно нашими... - Гуань присела на краешек топчана, сказала доверительно: - Словом, у меня есть достаточно возможностей, чтобы сбить с тебя спесь и объяснить, что отныне ты живешь, как марионетка, которую я дергаю за ниточки. Можно и в самом деле сделать из тебя «шахматную доску»...
- Вряд ли, - сказала Марина, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно, без лишней заносчивости, но и без панического страха. - Я уже кое-что поняла. Ты хочешь как-то подвести меня к Бородину, чтобы я забрала у него контейнер. Но в этом случае мне нужно сохранять товарный вид, правда? Как я выйду на улицу с ободранной кожей?
Гуань улыбнулась, поиграла изогнутыми черными бровями.
- Вообще-то верно. Но это вовсе не значит, что тебе никто не сделает больно. Есть ведь способы, не оставляющие следов. Что бы мне для тебя придумать? Можно, конечно, позвать моих ребят, чтобы они с тобой всем скопом позабавились в качестве прелюдии... Успокойся, не буду. Исключительно потому, что люблю работать в одиночку. Я как-никак опаснее всех, кто сейчас в доме...
- Да ну? - Марина улыбнулась почти спокойно.
И получила оглушительную пощечину. Гуань склонилась над ней, приблизила лицо, ее узкие черные глаза стали щелочками, розовые губы кривились в злой усмешке.
- Я тебя вижу насквозь, маленькая белая шлюшка, - сказала она холодно. - Не так уж трудно, высчитывать таких, как ты. Сопливая карьеристка из престижного университета, паршивка из хорошей семьи, которую устроили на теплое, высокооплачиваемое местечко. От тебя за километр шибает двадцатью поколениями благородных предков, папиными миллионами, лакеями в белых перчатках... Вот только тебе никто не объяснил вовремя, что эти игры могут стать опасными. Это не экзотические приключения из очередного романа в мягкой обложке, а серьезная работа...
Прекрасно, подумала Марина. Просто прекрасно. В таких случаях нет смысла опровергать насквозь ошибочную характеристику, данную тебе противником. Пусть укрепляется в своих заблуждениях, ничего не имею против. К тому же это не стандартная перевербовка, они хотят, чтобы я добыла контейнер... Но я сама хочу того же. Так что есть смысл сломаться. Только следует побрыкаться самую чуточку, и, получив пару раз по морде, соглашаться...
- Чистенькая, умненькая, сытенькая девочка из богатой семьи... - протянула Гуань уже с нешуточной ненавистью, не имевшей ничего общего с игрой. - Родиться бы тебе в простом крестьянском доме, где детей больше, чем горсточек риса... Ничего, я тебе объясню суровую прозу жизни...
Она быстрым движением рванула платье на груди Марины, разорвала его до пояса, а когда та возмущенно приподнялась, повертела перед глазами неизвестно откуда взявшимся кривым блестящим кинжальчиком.
- Лежи, тварь! Будешь дергаться, лезвием разрисую. Усекла?
Бросила кинжальчик рядом, медленно спустила с плеч Ларины бретельки лифчика, ее щеки порозовели, дыхание участилось. Разорвала лифчик, обнажив груди. В следующий миг на щеки Марины обрушилось с полдюжины звонких пощечин: справа, слева, справа, слева... Марина! жалобно охала, пытаясь вызвать на глаза слезы - что, в общем, оказалось не так уж сложно, когда тебя столь беззастенчиво хлещут по физиономии. Поди отличи слезы ярости от слез испуга, они совершенно одинаковые. А эти ухватки насквозь знакомы: нехитрый набор приемов психологического подавления, рассчитанный на тот самый оранжерейный цветок, каким ее считают...
- Подол подними! - последовал резкий приказ. - Кому» говорю?! Лицо попорчу, мокрощелка паршивая!
Всхлипывая, шмыгая носом, изображая крайнюю степень запуганности, Марина выполнила команду.
- Выше, выше, - командовала Гуань. Небрежно похлопала Марину по голому животу. - Холеная белая сучка, массажистки, конечно, салоны красоты... Трусики спусти. Кому говорю? До колен. Совсем сними. В глаза, в глаза мне смотри, не жмурься! Ноги пошире!
Марина добросовестно всхлипывала, прямо таки поскуливала, лежа с раздвинутыми ногами. Взгляд китаянки скользил по ее телу, на губах блуждала улыбка. Опять начинается, вздохнула про себя Марина, снова попахивает вдумчивым изнасилованием. Ну, не четверо пьяных скотов, по крайней мере...
Гуань одним движением сорвала через голову черную майку с непонятным иероглифом, прилегла рядом. Марина оказалась в опытных объятиях, что оценила сразу. Китаянка просунула ей левую руку под шею, тяжело дыша, наклонилась, впилась в губы грубым, хозяйским поцелуем. Ее маленькая сильная ладонь долго и неторопливо скользила по груди Марины, по животу, подушечки пальцев гладили внутреннюю сторону бедра, заводя неторопливо. Ладонь накрыла низ живота. Гуань постанывала, терзая губы Марины, пальцы приласкали нежные складки, раздвинули, проникли внутрь, изучая влажную глубину, отыскали нужное местечко так, что Марина непритворно простонала, накрыла ладонью руку азиатской красотки, выгнулась, сжала бедра...
Пощечина обрушилась на нее совершенно неожиданно. Она вздрогнула, недоуменно открыла глаза, подумала трезво: ну да, конечно, контрастный душ, если можно так выразиться...
Гуань спросила без улыбки:
- Не нравится? Когда все дела будут сделаны, я тебя обязательно разложу по полной программе, но работа прежде всего... Ноги раздвинь пошире!
Марина увидела у нее в руке длинный предмет наподобие жезла, весь покрытый крохотными дырочками. Гуань навалилась ей на живот, прижимая тело к топчану, деловитое командовала:
- Расслабься. Будешь дергаться, себе же больно сделаешь.
Марина ойкнула и поморщилась, но предмет вошел, не причинив особой боли.
- Сдвинь-ка ноги, - скомандовала Гуань. - Вот так. Не беспокоит?
- Не особенно, - сказала Марина. - А это зачем?
Дверь распахнулась, и вошел молодой широкоплечий китаец, спустился по широким каменным ступенькам, остановился у топчана. На Марину он смотрел так, словно не видел вообще, и в этом было столько равнодушного презрения, что ее передернуло от ненависти. Вытянувшись перед Гуань почти по-военному, он кратко что-то доложил - определенно доложил, как младший по званию старшему, не нужно знать китайского, чтобы это понять. Выслушав его, китаянка удовлетворенно хмыкнула, сделала знак, и ее сообщник отошел к изголовью топчана.
- Ну вот, события сдвинулись с мертвой точки, - сказала Гуань. - Бородин взял билет на ночной поезд, едет с двумя охранниками. Судя по всему, контейнер при нем... Лежи спокойно. И смотри очень внимательно.
Она осторожно вытянула свой странный жезл, не причинив Марине боли, поднесла поближе к ее лицу и сделала движение, словно нажимала потайную кнопку.
Марина невольно отшатнулась. По всей поверхности жезла из тех самых крохотных дырочек выскочили десятки коротких стальных игл, жезл ощетинился ими, превратившись в нечто жуткое.
- Мы, китайцы, мастера на всякие игрушки, - сказала Гуань. - Ну-ка, ножки пошире, вставим на место...
Марина инстинктивно рванулась, но стоявший над головой китаец мертвой хваткой зажал ее горло так, что сознание на миг помутилось, перед глазами потемнело. Чуть опамятовавшись, она обнаружила, что конец жезла с потайной кнопкой вновь виднеется меж, ее раздвинутых ног. И затаила дыхание, боясь пошевелиться. Вот это, признаться, был настоящий страх...
- Представляешь, во что у тебя все превратится внутри, если я нажму кнопочку? - с улыбкой спросила Гуань. - Ни один доктор не вылечит. Это убедительно? Убедительно я тебя спрашиваю?
- Убедительно, - сказала Марина. - Но я ведь тогда не смогу ничего для вас сделать...
- А ты хочешь для нас что-то сделать?
- Не хочу. Но, боюсь, придется...
- Умница, - сказала Гуань. - На глазах превращаешься в образец благонравия и послушания.
- В обенности если разговор происходит у вас дома, где присутствуют отец, другой дядя, когда тебя уверяют, что в этом проекте участвует масса добрых знакомых вашего круга... Это все затеяли свои, ясно тебе? Люди моего круга. Истеблишмент, элита. Своим в подобных просьбах не отказывают...
- Ну что же, - задумчиво сказала Гуань. - Это очень похоже на правду. Чисто семейное дело? Собрался истеблишмент, решил устроить какую-то крупномасштабную пакость, и ты подчинилась зову классовой солидарности... Что тебе обещали?
- Много хорошего, знаешь ли.
- Не сомневаюсь. Ладно, это и в самом деле выглядит правдиво... Теперь слушай внимательно! Если все будет гладко, ты останешься в живых. Нам нет смысла тебя убивать, гораздо полезнее будет перевербовать, пригодишься и в будущем. Только хорошенько заруби себе на носу: если попытаешься выкинуть что-нибудь, прикончу к чертовой матери... Поняла?
- Ну, еще бы!
- Сегодня мы сядем в поезд. Твоя задача - проникнуть к Бородину и завладеть контейнером. Он вряд ли всполошится, увидев тебя. Человек опытный, понимает, что в таких делах все друг друга контролируют и перепроверяют. Время еще есть, мы придумаем нечто убедительное, на что он обязательно клюнет... Ну, а потом...
- Подожди, - сказала Марина. - Завладеть контейнером... Как это?
- Не строй из себя дурочку! Забрать.
- Но у него охрана, ты сама говорила...
- Мы тебя снабдим кое-чем, что поможет справиться с этой проблемой...
- Но мне не приходилось...
- Убивать? - усмехнулась Гуань. - Не сомневаюсь. И убивать не приходилось, и пачкаться в грязи тоже, ты всегда была чистюлей! Для грязных дел существовали слуги... Ну, что поделать, дорогая! Сама виновата, что во все это впуталась. Если ты оплошаешь и не сможешь с ними разделаться, они же тебя и пристукнут. А если, заполучив контейнер, попытаешься выкинуть какой-нибудь фокус, тебя пристукнем мы. Небогатый выбор, да? Ну, конечно, есть еще и третья вероятность: работать на нас добросовестно и старательно. Тогда все будет в порядке. Так что... Ничего не поделаешь. Придется тебе из кожи вон вывернуться ради сохранения своей драгоценной жизни. После этого нам с тобой будет гораздо проще работать. Как только мы возьмем контейнер для копирования, ты окажешься на надежном крючке... На всю жизнь. Надеюсь, ты это понимаешь?
- Не дура, - сказала Марина сердито. Она чувствовала себя почти прекрасно. Как
же иначе, если эти азиатские головорезы собирались, сами того не зная, облегчить ей задачу? Помочь в том, чем она и сама собиралась заняться - любой ценой проникнуть в поезд и взять контейнер. Остается лишь прикинуть, как отбиться от них потом. Ну, это уже детали, главное, ее, похоже, искренне считают безобидной соленой паршивкой... Все было бы великолепно, если бы не эта чертова штука, заполнявшая все влагалище и из-за своей жуткой начинки казавшаяся нестерпимо горячей... Чрезвычайно поганое ощущение, врагу не пожелаешь...
- Ну что, договорились?
- Договорились, - сказала Марина. - Но я тебя умоляю, вынь из меня эту штуку, еще сработает сама по себе...
- Все, что мы делаем - делаем надежно! - отрезала Гуань. - У нас за спиной - тысячи лет цивилизации, в отличие от вас, белых дикарей... Лежи спокойно.
Она аккуратно вынула жезл, положила его на пол и резко что-то скомандовала. Китаец с непроницаемым выражением лица прошел к выходу, прямо-таки промаршировал, бесшумно притворил за собой дверь. Марина так и не успела рассмотреть, что там за ней.
- Ну вот, с делами пока все, - сказала Гуань, безмятежно потягиваясь, обнаженная по пояс, похожая на красивую статуэтку.
Стянула джинсы, черные трусики и танцующей походкой подошла к топчану, несколькими небрежными движениями освободила Марину от остатков разодранного платья. Прилегла рядом, закинула руки за голову, глядя в потолок, протянула задумчиво:
- Только не вздумай рассчитывать на романтические чувства. Ничем подобным я не страдаю. Просто давненько хотелось, чтобы все мои желания послушно исполнила такая вот белая холеная сучка... Ну, чего ждешь?
Марина приподнялась, наклонилась над ней и потянулась поцеловать в губы, но Гуань, фыркнув, запустила пальцы ей в волосы и потянула голову вниз, прижав лицо Марины к своему плоскому животу, с той же хозяйской грубостью надавила на затылок. Ну ладно, подумала Марина, старательно водя языком вокруг пупка, без романтик», так без романтики - именно эту формулу я тебе потом припомню при первом удобном случае, и вряд ли она тебе понравится...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0