Две сцены изнасилования (А.Бушков "Дикарка")

Казаки располагались. Один со звоном опустил на лавку пару объемистых бутылок с яркими этикетками и стопку вставленных друг в друга стаканов, другой развернул на полу, встряхнув за углы, толстое домотканое покрывало, старательно расстелил на мокрых досках, выпрямился, ухмыльнулся:
- Сама ляжешь или помочь?
- Вы с ума сошли! - повторила Марина, подпустив в голос должную долю цивилизованного гнева. - Я кричать буду!
- Покричи, - лениво отозвался атаман. - Веселее будет. И некоторое разнообразие - чтобы орала, из рук рвалась...
- Я приехала из другого государства, вы не имеете права! Я пожалуюсь в полицию!..
Атаман подошел к ней вплотную, крепко взял за голое плечо и с нескрываемой насмешкой процедил:
- До полиции еще добраться надо, глупенькая! Я, между прочим, тебе не врал. Военные и полиция - в полусотне километров. И ни одна собака не знает, что ты здесь. Местные будут молчать в тряпочку, я им и власть, и полный хозяин, и господь бог вместе с богоматерью... - его глаза нехорошо сузились. - Я тебя, стерву, двину по затылку и сброшу в болото с камнем на шее, иди потом пиши жалобы хоть президенту с того света!
Лицо у него стало по-настоящему страшным. Марина не сомневалась, что он ничуть не блефует.
- Ну, не пугайся, - сказал атаман помягче. - Мы же не звери! Будешь умницей, никто тебя убивать не будет. А начнешь барахтаться, мало того, что сбросим потом в болото с разбитой башкой, сначала отдерем так, что все порвем к чертовой матери! - изобразив самую благожелательную улыбку, он погладил Марину по щеке. - Ну, что дрожишь? Взрослая девочка, с мужиками наверняка уже валялась. Не станешь брыкаться, мы с тобой тоже будем осторожненько. Не бойся, не съем...
Он отвел руки Марины от груди - Марина притворилась, будто руки у нее слабые, и ее легко одолеть - погладил по-хозяйски.
- Да тащи ты ее сюда, - послышалось сзади, - двинуть пару раз...
- Не торопись, - с ухмылочкой сказал атаман, всем телом прижимая Марину к стене. - Она девочка умная, сама ляжет... Ты ведь сама ляжешь? Выбор у тебя небогатый...
Марина подняла на него глаза, моргая с самым испуганным видом:
- А вы, правда, меня не убьете, если...
- Да кто тебя убьет, дуреха? Завтра отвезем к военным, по-хорошему. Можешь им наплести что угодно, но доказательств все равно не будет никаких. Я нашу власть в нынешней своей роли вполне устраиваю, станет она дергаться из-за какой-то ученой девки из задрипанного Питера! Выпьешь стаканчик?
- Нет.
- И правильно, - сказал атаман, почти мурлыкая. - Молодым девчонкам пить неприлично, да и для здоровья вредно... - он отступил, посторонился. - Ну? Или хочешь по-плохому?
Марина замотала головой, прошла к покрывалу и неторопливо улеглась, расслабилась, насколько удалось, вытянула руки вдоль тела, зажмурилась и слегка развела ноги.
- Шире раздвигай, - скомандовал кто-то из приближенных. - И глаза открой.
Марина повиновалась. Рядом скрипели стаскиваемые сапоги, с глухим стуком разлетались по углам, звякало горлышко о края стаканов.
- Приятная коза, - сказал кто-то. - Гладенькая.
- Городская. Они там все такие, сытые и беззаботные. Глянь, вся выбритая.
- Культурная...
- Ничего. Сейчас сделаем из этой культурной простую деревенскую давалку. Пусть они нас окунули мордой в дерьмо, мы хоть так свое возьмем. Эй, голенькая! Губки пальцами раздвинь, я полюбоваться хочу. Да на меня смотри, недотрога питерская!
Очень мило, подумала Марина, выполняя приказ. Прорезалось что-то похожее на идеологическую базу. Начнут они когда-нибудь, или всю ночь будут таращиться?
- На ходу обучается, - продолжал тот, самый неугомонный. - Ну-ка скажи: «Я была порядочная, а теперь я блядь казацкая».
Без запинки Марина повторила. Унизили, ага, подумала она насмешливо. Пойду потом и повешусь на воротах от психологического шока, с трагическим письмом в зубах...
- А пусть сделает...
- Да ладно тебе, - сказал второй. - Чего представление тянуть? Начинайте, господин атаман, как и положено.
- Ну, держись, гостья дорогая! - хохотнул атаман.
Опустился над Мариной, упираясь в пол вытянутыми руками, примостился, умело вошел - неторопливо, стараясь проникнуть как можно глубже. Чтобы подыграть - авось зачастит, и побыстрее отделаешься от первого - Марина старательно ахнула во весь голос, картинно закусила губу.
- На меня, на меня смотри! - весело распорядился атаман. - Успеешь еще поорать!Ножки сдвинь посильнее.
- Невинность нашарили, атаман? - захохотал кто-то.
- Ни черта! - откликнулся атаман. - Все разработано в лучшем виде.
Ясно стало, что быстро от него не отделаешься. Атаман насиловал Марину неторопливо и размеренно, с самодовольной улыбкой глядя в лицо под громкий смех зрителей, комментировавших процесс в самых похабных выражениях.
Второй проворно встал на колени лицом к атаману, грубо и цепко стиснул груди. Конец тыкался ей в лицо, нашаривая рот. Нашарил, проник, заработал ожесточенно. Атаман, наконец, закончил и отвалился, его проворно сменил второй, действуя гораздо торопливее и грубее, злым шепотом командуя:
- Подмахивай! Что лежишь, как бревно?
А не потерять ли мне сознание? - подумала Марина. И, громко застонав, замерла с закрытыми глазами. Особых выгод это не принесло. На всех троих обрушилось ведро теплой воды, и кто-то обрадовано вскрикнул:
- Оклемалась! Моргает! Наяривай, Семен, люди ждут!
И ее продолжали обрабатывать с двух сторон. Когда на нее навалился четвертый, а рот разжал отдохнувший атаман, Марина уже чувствовала себя скверно, моталась, как кукла, закрыв глаза и глухо вскрикивая. Сознание туманилось, хохот и похабные реплики доносились словно издалека. Почувствовав, что тяжесть на нее больше не давит, а рот пуст, Марина блаженно отдышалась. Досталась же профессия, вяло подумала она, распростершись на одеяле. Беда только, что сменить эту профессию на более спокойную не тянет, за конторским столом еще хуже, хотя и безопаснее...
Она ощутила, что ее бесцеремонно поднимают на ноги, открыла глаза. Почти не играя, протянула жалобно:
- Может, хватит?
- Тихо ты! - толкнул ее кто-то в спину. - Веселимся так веселимся...
Атаман сидел на торце лавки, ухмыляясь, манил:
- Ну, иди сюда, красивая, еще разочек...Марину толкнули прямо на него, он ловко
подхватил девушку, завалил ее на себя, опускаясь навзничь на лавке, сжал груди, вошел столь же умело. И тут же кто-то пристроился сзади, крепко стиснув бедра. Марину пронзила нешуточная боль, она закричала и дернулась, но остальные прижимали ее за плечи с двух сторон, хохоча при каждом ее вскрике. Она громко охала от боли, но потом в рот вновь вторгалась напрягшаяся плоть, и Марина лишь глухо стонала, обмякнув и безвольно двигаясь, пока ее насиловали с резкими выдохами, уже деловито молча, выворачивая ее голову то вправо, то влево, чтобы каждый урвал свое.
Потом она потеряла сознание по-настоящему.
Возвращение к действительности вопреки обычным рефлексам получилось отнюдь не мгновенным. Она не сразу поняла, где находится. Понемногу стала соображать, что лежит на жестких досках, привалившись к ним щекой, над головой тускло мерцает светильник, все тело болит, полное впечатление, что ее разорвали пополам. Хорошо хоть оставили в покое.
- Затрахали девку, - послышался над ней голос Татьяны, ничуть не укоризненный, скорее, игривый. - Из ушей течет...
- Да ну! - откликнулся атаман. - Поиграли маленько! Полежит и очухается. Крови нет, все чистенько. Мы ж не звери... Да и она не дите, все умеет.
- Стыда у тебя нет, - без особой укоризны сказала Татьяна. - При законной супруге...
- Танюша, когда еще подвернется такой случай? Чистенькая, городская девка? Можно разок похулиганить. А если хочешь, я и тебя прямо тут отдеру.
- У тебя и не встанет после таких забав...
- Обижаешь...
Последовала недолгая возня, шум падающего тела, Татьяна ахнула, застонала, совсем рядом с Мариной послышались размеренные выдохи, протяжные женские стоны... Продолжалось это довольно долго, так что Марина успела совершенно прийти в себя, но продолжала лежать, притворяясь, что еще валяется в беспамятстве.
- Вот так, - сказал атаман удовлетворенно.
- Стыда у тебя нет, даже не помылся после этой бляди...
- А так оно интереснее! Ладно, вставай.
- Слушай... Что ты с ней делать собираешься? Может, проще всего - головой в болото? Питерская как-никак, не получилась бы неприятность...
- Татьяна! - укоризненно сказал атаман, понизив голос. - Красивая ты у меня баба, и умелая, но вот хозяйственной жилки у тебя нет. Приходится мне думать за двоих... В болото ее опустить нетрудно. Но это будет бесхозяйственно. Пусть денек полежит, оклемается, а потом мы ее отвезем за перевал и продадим узкоглазым. Девка ухоженная, дадут за нее прилично, это не наши гусыни. А уж от них она в жизни не вырвется, есть у них способы...
- Пожалуй... А куда ее пока?
- В амбар, там хороший засов. Отведешь ее туда, как очухается, а я пойду, посмотрю лошадей.
Он оделся и вышел. Татьяна прошла в дальний угол, что-то достала, опустилась на корточки, и в ноздри Марине ударил острый запах, похожий на нашатырь. Она пошевелилась, подняла голову.
- Очнулась? - спросила Татьяна заботливо, чуть ли не ласково. - Вот и хорошо! Сейчас отведем тебя спать, отдохнешь, поешь... Ничего страшного, бывает... Ну-ка, поднимайся, я тебе платье принесла, оденешься, будешь красивая. Вот так, я тебе помогу встать, давай-ка!.. Ничего страшного, побаловали немного мужики, не убудет тебя. А завтра муж тебя отвезет к военным и попадешь прямиком в город или куда там тебе надо. Руки подними...
Поддерживая Марину, она надела на нее через голову мешковатое платье из той же грубой ткани, по-прежнему приговаривая что-то успокаивающее. От этой равнодушной заботы - словно похлопывала по спине ценную рабочую скотину - Марину замутило, и она подумала с холодной злостью: ну что ж, завтра утром придется устроить им всем панихиду с переплясом, пока и в самом деле не продали черт знает куда...
Татьяна, заботливо ее поддерживая, сунула в руку сапожки, вывела из бани и повела через двор к строениям без окон, приговаривая ласково:
- Ничего-ничего, пройдет. Мужики - кобели, что с них взять, подумаешь, позабавились немного...
Распахнула тяжелую дверь, подтолкнула Марину в спину, и та оказалась в небольшой, совершенно темной комнатке. Дверь захлопнулась, громко задвинули тяжелый засов. Татьяна громко сказала:
- Ложись и спи, утром покормлю...

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0