Допрос в лесбийском стиле (А.Бушков "Дикарка-2: Чертово городище")

- Ну? - спросила она спокойно.
- Что - ну? - настороженно отозвалась Вика все с той же строптивостью.
- Не придуривайся, - сказала Марина. - Не думаешь же ты, что я тебя брала в плен и тащила на такое расстояние исключительно из романтических побуждений? Они присутствуют, конечно. Признаюсь по секрету, есть у меня нездоровая слабость к полностью загорелым спортивным блондинкам, но сейчас это - дело десятое. Дураку ясно, что первым делом следует тебя поспрошать, как следует, и направление вопросов тебе должно быть понятно. Что вы там такое нашли, в Чертовом Городище, что за клад разрабатываете? В то, что ты не посвящена в эти тонкости, ни за что не поверю. Кошке ясно: ты, лапочка, занимаешь немаленькое положение в этой вашей подпольной иерархии...
- Иди ты! - выкрикнула Вика, будто плюнула.
- Буду мучить, - сказала Марина безмятежно. - Умело, старательно и без всяких моральных препонов. Если есть что-то самое несовместимое со мной на этом свете, так это этика, мораль и прочие сантименты. Ты мне веришь, сердце подсказывает: у тебя лоб вспотел, в глазах появилось что-то этакое... Так что, будем по-хорошему? Ты пойми, глупенькая, любого можно в два счета разговорить. При некотором умении.
- Иди ты!
Марина закурила, сделала несколько затяжек и, когда на сигарете появился длинный столбик пепла, стряхнула его на полоску загорелого живота, видневшуюся меж задравшейся майкой и суперменскими камуфляжными штанами. Усмехнулась, когда Вика увернулась, поднесла огонек совсем близко к загорелой коже возле пупка. Пытливо присмотрелась.
Вике было больно, конечно - зрачки расширились - но она стоически держалась, прикусив губу, с упрямым и ожесточенным лицом.
Шайтан сказал за спиной:
- Вообще-то можно и по-другому...
Марина гибко взмыла на ноги и сказала с расстановочкой:
- Друг мой, у меня к вам одна маленькая просьба: никогда больше не заходите тихонечко со спины. Ладно? Это не прихоть, а устоявшаяся привычка - не допускать посторонних за спину. Я могу отреагировать резко...
- Заметано, - проворчал он без особого раздражения. - Я просто помочь хотел...
- Сама справлюсь, - отрезала Марина. - Будьте так добры, побудьте в соседнем апартаменте, идет? Я вас обязательно позову, когда потребуется консультация или содействие...
Пожав плечами, он вышел. Марина вновь присела над пленницей, сказала задушевно:
- Видела дурня? Я и без него сумею тебя превратить в кусок мяса... Но мне возиться не хочется, вот ведь что. Будут вопли, сопли, да еще запах прибавь - от моих задушевных бесед люди сплошь и рядом обделываются... Может, все же договоримся по-хорошему?
- Пошла ты!
- Грубиянка, - сказала Марина беззлобно. - Я к тебе всей душой готова на неприкрытую нежность и доброту... Женскую любовь никогда не пробовала? - пригляделась к брезгливой усмешке на лице пленницы и улыбнулась, вполне довольная. - Ага. Не просто не пробовала, а категорически не переносишь... Это просто прекрасно, золото мое...
Она встала, отрезала от мотка веревки приличный кусок, в два счета сделала петлю, набросила Вике на шею и укрепила свободный конец должным образом за ножку неподъемного стола.
- Под маечкой у тебя, сразу видно, ничего нет, - сказала она присаживаясь рядом. - Но в том-то и интерес, что никогда не знаешь, что под штанами обнаружится... Это как лотерея, верно? Дай-ка мы пуговки расстегнем...
Вика попыталась дернуться, но петля моментально прихватила ей горло, она захрипела, замерла, опасаясь сделать резкое движение. За это время Марина успела содрать с нее камуфляжные штаны.
- У тебя есть вкус, - одобрительно сказала она. - Даже в Городище поперлась в фасонных трусиках с кружавчиками. Черное я в таких вот ситуациях снимать обожаю...
Наклонилась и уверенным движением задрала черную майку до ключиц. Протянула лениво, всем тоном выказывая превосходство.
- Хорошие грудки, загорелые, крепенькие, да и на ощупь очень даже ничего...
Вика слабо дернулась, но петля тут же дала о себе знать. Марина с циничной ухмылочкой гладила грудь пленницы, не отводя насмешливого взгляда.
- Ты что, тварь... - прошептала Вика с нешуточной злостью.
- Как это - что? - поджала плечами Марина. - Не хочешь по-хорошему, буду из тебя делать законченную шлюху. Спокойно лежи, а то удавишься ненароком...
Бесцеремонно навалилась сверху, нашла губы, как Вика ни мотала головой, грубо прикусила. Вике наконец-то пришло в голову, что в ее положении можно еще попытаться отползти назад, но при первом же поползновении к подобным действиям Марина умело приложила ей под ложечку, стянула трусики с обмякшей девушки, прижимая всем телом, запустила пальцы и умело принялась за дело - ничуть не грубо, а мастерски.
- Я из тебя такую блядь сделаю - приятно посмотреть... - прошептала она на ухо пленнице, свободной рукой удерживая ее так, чтобы исключить всякое сопротивление.
Вика зажмурилась, перекосившись в гримасе - не от боли, конечно, от нешуточного унижения. Видя, что психологический стыд разыгрывается в нужном направлении, Марина продолжала привычные забавы. Через долгое время она подметила, что ситуация изменилась. Вика чуточку расслабилась, задышала чаще, пошевелилась определенно ответно. Она внутренне сопротивлялась, до сих пор, но ясно уже, что помимо настроения ей становилось хорошо - чего, собственно, Марина и добивалась.
Она удвоила усилия - и еще через какое-то время по распростертому под ней телу прошла длинная судорога, означавшая, что эксперимент завершился успешно. Марина встала, выпрямилась, криво усмехнулась, разглядывая девушку, раскрасневшуюся, крепко зажмурившуюся.
- Ну, вот видишь, - сказала она, переводя дыхание. - Как ты ни ломалась, а оргазм у меня словила... Шайтан!
Означенный экземпляр моментально возник в комнате, глядя на Вику так, что подначивать его вряд ли пришлось бы.
- Я же не эгоистка какая-нибудь, - сказала Марина, усаживаясь в пыльное кресло. - Если хотите, можете отодрать это пленительное создание. Только, я вас умоляю, не переусердствуйте. Мне позарез необходимо, чтобы она была в состоянии нормально передвигаться уже сегодня...
- Я ж не зверь, - криво усмехнулся Шайтан, с большим воодушевлением направляясь к пленнице.
Она открыла глаза, дернулась, но было поздно, Шайтан навалился на нее с нешуточным энтузиазмом, без тени лирики. Спокойно пуская дым в потолок, отвернувшись к окну, Марина равнодушно слушала пыхтение Шайтана, болезненные стоны Вики - и думала о своем. Прилежно анализировала события. До появления летучих тварей у нее была одна версия, а теперь появилась другая - точнее, твердое убеждение, что прежняя версия ни к черту не годится. Что-то тут крылось гораздо более сложное.
Шайтан поднялся, довольно ухмыляясь. Вопросительно оглянулся, уже, судя по всему, признавая за Мариной право время от времени отдавать приказы.
- Изверг вы, право, - сказала Марина, ухмыляясь во весь рот. - Бедная девочка лежит ни жива, ни мертва... Есть настроение продолжать? Прекрасно! Давайте в таком случае... - она сделала многозначительный жест ладонью.
Вика пыталась сопротивляться, когда Шайтан переваливал ее на живот, но особой пользы из этого не вышло. Она истошно завопила от боли, но Марина вовремя подскочила, задрала ей голову и заткнула рот камуфляжной штаниной, да так и осталась сидеть на корточках, придерживая импровизированный кляп и не без удовольствия наблюдая, как исказилось залитое слезами лицо, как она прямо-таки грызет камуфляж, заглушающий оханье и тягучие стоны. Сделала рукой знак Шайтану, побуждая не усердствовать особенно. Он понял и сбавил темп.
Когда он поднялся, а Марина убрала руки, Вика так и осталась лежать, вцепившись зубами в штанину, глухо всхлипывая. Она нисколечко не сопротивлялась, когда Марина переворачивала ее на спину и убирала петлю с шеи, только слезы лились в три ручья.
- Поздравляю с новым сексуальным опытом, - сказала Марина, ласково поцеловав ее в мокрую щеку. - Ну, не хнычь, он тебе ничего не порвал, я смотрела, хотя, конечно, побаливает...
Вика рыдала, сотрясаясь всем телом, временами невнятно изрекая ругательства - но уже без всякой гордой несгибаемости.
- Вот такой ты мне еще больше нравишься, - сказала Марина. - Затраханной шлюхой. А знаешь, это гораздо проще и не в пример приятнее, нежели тебе загонять щепки под ногти или пихать в промежность какой-нибудь корявый сук. Вот в этом ключе мы и будем продолжать. Прямо сейчас. Уже не спеша, со всей возможной изобретательностью и грязной фантазией, а фантазия, скажу я тебе, у меня богатая. Я тебя окончательно опущу в совершеннейшее дерьмо, будем тебя валять, как в голову придет, а когда надоест, привяжем так, чтобы дергаться не могла, и подпустим к тебе собачку нашего гостеприимного хозяина, чтобы и она постаралась. Интересное будет зрелище...
В глазах Вики был ужас - тот самый, долгожданный. Она даже хныкать перестала, побледнела.
- Ты что, думаешь, я собачку не задействую? - тихо, вовсе уж задушевно спросила Марина, небрежно толкая ее грудь. - Неужели я так безобидно выгляжу? Позовем песика?
- Не надо! - выдохнула бледная Вика. - Я тебя прошу...
- А если я никогда раньше этого не видела, и мне интересно посмотреть?
- Пожалуйста! - это рванулось столь неподдельным стоном, что Марина уже не сомневалась в победе.
- А правду говорить будем?
- Да! Да, будь ты проклята!
- Вот и отлично. Стоило ломаться...
- Развяжи, я оденусь! - сердито бросила Вика.
- Совершенно не к спеху, - мотнула головой Марина. - Когда я решу, что услышала достаточно, и лапки развяжу, и одеться дам, и даже коньячку хлебнем. А пока что, уж не посетуй, остаешься в прежнем положении. Чем быстрее все расскажешь, тем скорее вернешься в нормальный вид... И не зыркай на меня так строптиво, иначе я решу, что ты еще не дошла до кондиции и собачку свистну.
Присмотрелась к личику Вики, уже утратившему упрямство и боевой задор, осунувшемуся, покрытому засохшими полосками непритворных слез: клиентка вроде бы созрела, но в таких случаях ни в чем нельзя быть уверенным...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0