ПЫТКИ РАБОВ В ВЕСТ-ИНДИИ, НА МАВРИКИИ И В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ

Публикуется по Джордж Райли Скотт "История пыток"

 

Торговля живым товаром

 

Пытки негров-рабов в Британской Вест-Индии, в выращивающих хлопок штатах Северной Америки и многих других частях света являют собой величайший позор для цивилизации. Тот факт, что британское государство на протяжении многих поколений поддерживало подобное ужасное обращение с человеческими существами, ставя их на одну доску с собаками и домашним скотом, навечно оставил неизгладимый Шрам.

Резко критикуя это постыдное и пагубное ремесло и тех, кто им занимался, м-р Стивен пишет: «Да ведь Шейлок, безжалостно вымогавший свой фунт плоти, был само сострадание и милосердие по сравнению с британцами в Вест-Индии, призвавших на по- мощь всю свою изобретательность, чтобы «найти причины» для того, чтобы с наслаждением предаваться избиению безвинных мужчин, женщин и детей, которые полностью от них зависели и были вправе рассчитывать на их защиту!»

 

Работорговля в Америке началась еще во времена Христофора Колумба. Тот факт, что этот первооткрыватель и искатель приключений одарил Европу сифилисом, может оставаться под вопросом, однако нет никаких сомнений в той роли, которую он играл в торговле живым товаром. Он захватывал сотни аборигенов, населявших острова Вест-Индии, переправлял их в Испанию и продавал тем, кто предлагал лучшую цену, на рынке в Севилье. Появление белых, обживавших острова Вест-Индии, породило спрос на дешевую рабочую силу для плантаций.

 

Блестящая идея ввозить рабов-негров из Африки первому пришла в голову Лас Касасу. Первый случай английского импорта рабов из Африки произошел в 1563 году. Есть свидетельства, что по тем временам у англичан не было никаких возражений против работорговли. Оппозиция ей была весьма незначительна, если существовала вообще. Еще так сравнительно недавно, как в середине XVII столетия, генеральный атторней Британии заявил, что, по его мнению, «негры, будучи язычниками, могут совершенно оправданно содержаться в рабстве даже в самой Англии».

 

Раз начавшись, приток африканцев в Вест-Индию стремительно увеличивался в объеме. Постоянно сохранялся спрос как на мужчин, так и на женщин. Смертность же из-за болезней, дурного обращения и пыток оказывалась противоестественно высокой. Рождаемость, напротив, — весьма низкой. Она не поощрялась, поскольку купить завезенных взрослых рабов было гораздо дешевле, чем их растить. Спрос на новые поступления живого товара поэтому превышал предложение.

 

Негры, однако, не были единственными, кто входил в эти партии человеческого живого инвентаря, который экспортировался из Англии подобно множеству тюков ткани. Преступников, а в те времена в их число попадали даже самые мелкие воришки, ссылали в Вест-Индию и в южные штаты Америки тысячами. Там их продавали в рабство, обрекая на «смерть при жизни».

Данные о численности рабов свидетельствуют о ее стремительном росте. На одном только острове Ямайка число рабов в 1658 году, три года спустя после его захвата британцами, составляло 1400 человек. В 1670 году оно возросло до 8000. Через пятьдесят или около того лет численность рабов взлетела до 80 000. В 1775 — достигла 190 000. К концу XVIII столетия — приблизилась к примерно 250 000. И в лето Господне 1825 общая численность рабов достигла колоссальной цифры — 314 300 человек. Лишь за одно десятилетие (1751—1761 годы) на остров было доставлено 71115 африканцев. Средняя продажная цена составляла 30 фунтов стерлингов за голову.

 

Неудивительно, что подобное занятие, несмотря на всю его рискованность и высокую смертность во время перевозки, весьма привлекало тех, кто не видел или прикидывался, что не видит ничего порочного в торговле человеческими существами. Жизнь раба была одной долгой пыткой. Начиналась она с его пленения отрядами охотников за рабами; заканчивалась его смертью на одной из плантаций Вест-Индии. Условия, в которых захваченные рабы перевозились на острова, были столь ужасными, что даже попытка мысленно представить их себе сегодня должна заставить содрогнуться любого, в ком осталась хотя бы капля человечности.

На английском судне «Брукс», которое регулярно обслуживало работорговлю в Вест-Индии, размеры выделенной для Мужчины площади составляли б футов на 1 фут 4 дюйма, для женщины—5 футов на 1 фут 4 дюйма, для мальчика — 5 футов на 1 фут 2 дюйма и для девочки — 4 фута 6 дюймов на 1 фут ровно. Негров, таким образом, словно тюки с шерстью, набивали битком между палубами, где их мяло, плющило и трепало на всем пути в тысячи миль, отделявших их от Америки. Неудивительно, что в таких условиях потери во время долгого плавания оказывались просто огромными. В ходе обсуждения в Палате общин упоминалось, что «м-р Исаак Уилсон заявил в своих показаниях, что на борту судна водоизмещением 370 тонн, на котором он плыл всего три года назад» находились 620 рабов, 155 умерли в пути. В их караване было еще три или четыре судна, принадлежавших тому же владельцу. Одно из/них перевозило 450 рабов и похоронили 200, второе — 466 и похоронили 73, третье — 546 и похоронили 158. И уже после того, как все четыре судна доставили свой груз на берег, 220 рабов умерли уже на суше». Как только рабов спускали на берег и Продавали на работу на островах, они начинали подвергаться куда более частым и жестоким истязаниям. Каким бы ужасным ни было обращение с ними до этого, до увечий и избиений в самых их жестоких,формах дело недоходило. По очень простой и веской причине — за калеку или того раба, у которого спина исполосована незаживающими рубцами, нельзя было получить такую же хорошую цену, как за внешне здорового. Однако, приобретя раба, плантатор во многих случаях уже не руководствовался такими соображениями. Раба, вероятнее всего, он станет держать до той поры, пока тот не выдохнется от непосильного труда или его не заберет смерть, сейчас же целью плантатора было получить от своей покупки все до последней капли, что только можно выжать из нее пытками или наказанием.

 

Применявшиеся методы пыток

 

Меры наказания рабов делились на два вида: к первому прибегали, чтобы подстегнуть, как всадник погоняет свою лошадь, к выполнению возможно максимального объема работы, второй предназначался за нарушение законов островов, особо касающихся рабов, с одной стороны, и всех остальных — с другой. К первой категории относилась порка, которой регулярно подвергались рабы обоего пола и всех возрастов.

 

Надсмотрщик никогда не расставался с бичом, которым он пользовался по любому малейшему поводу. Создавалось впечатление, что ему хочется, чтобы рабы дали ему предлог для их избиений, и нет никаких сомнений в том, что многие надсмотрщики и рабовладельцы находили садистское наслаждение в истязании рабов или в наблюдении за тем, как это делали другие.

 

Малейшая провинность истолковывалась таким образом, чтобы оправдать тяжелейшее наказание. Примером тому может служить случай с Элинорой Мид, мулаткой, принадлежавшей имению Колчис на Ямайке. Произошел он в 1830 году. «Ее хозяйка, миссис Эрншоу, которую характеризуют как утонченную, мягкую и гуманную леди, разгневанная тем, что эта рабыня сказала или сделала в пылу ссоры с другой рабыней, распорядилась сорвать с нее одежду и бросить ничком на землю, после чего надсмотрщик по ее приказу и у нее на глазах нанес длинным кнутом по обнаженному телу рабыни 58 ударов...

Одной из тех, кому она приказала удерживать распростертую на земле рабыню, была ее дочь Кэтрин. Когда же на одном боку Элинор образовалось достаточно, по мнению миссис Эрншоу, рубцов, она велела надсмотрщику зайти с другой стороны и продолжить порку». Телесные наказания женщин на плантациях, в работных домах и тюрьмах получили столь широкое распространение, что стали считаться одним из самых главных препятствий к замужеству. Негры не могли вынести того, что их жен подвергают избиениям, не говоря уже о том, что их зачастую принуждали при этом присутствовать. А иногда жестокость хозяевдоходила до того, что они заставляли мужчин пороть своих родных. В своих показаниях в комитете палаты общин преподобный Питер Данкан заявил: «Мне известно, что в 1823 году над- смотрщика вынудили выпороть свою мать. Мне известно, что в 1827 году замужнюю негритянку подвергли порке на глазах у других рабов, включая, как я полагаю, ее мужа, поскольку об этом случае я узнал именно от нее и ее мужа, а также от других рабов. Лишь потому, что эта негритянка не хотела уступить похотливым домогательствам ее хозяина, он подверг ее порке и на несколько дней посадил в колодки».

 

Можно привести множество примеров из ряда вон выходящей жестокости. В документах палаты общин упоминается случай плантатора по имени Хаггинс, который на базарной площади в Невисе, Ямайка, прилюдно подверг порке «двадцать одного своего раба, мужчин и женщин, которые получили в общей сложности до 3000 ударов длинным кнутом. Только одной из женщин досталось не менее 291 удара, а одному из мужчин — 365. Лорд Ливерпул охарактеризовал подобное обращение Хаггинсас неграми как «жестокое, зверское и даже кровожадное». Рабовладельцы всех мастей, похоже, находили удовольствие в истязании этих отверженных, которые принадлежали им душой и телом.

 

В 1829 году в суде города Сент-Энн, Ямайка, слушалось дело по обвинению преподобного Дж, У. Бриджеса в дурном обращении с квартеронкой. Обстоятельства случившегося выглядели так. Достопочтенный джентльмен ожидал к ужину гостя и приказал девушке приготовить индейку. Приглашенный так и не объявился, а когда хозяин обнаружил, что индейку она уже зарезала, то пришел в страшную ярость, сорвал с нее одежду, оставив в чем мать родила, подвесил за руки к потолочному крюку так, что она едва касалась пола пальцами ног, и хлестал ее бамбуковой палкой по всему телу от плеч до икр до тех пор, пока оно не покрылось «сплошной массой рубцов и запекшейся крови». Несмотря на показания девушки и красноречивое состояние ее тела, священнослужитель был оправдан.

 

В опубликованном «Морнинг кроникл» (8 октября 1829 года) письме корреспондента из Саваны ла Мар, Ямайка, содержится описание порки, которой подвергли рабыню за то, что она прожгла одежду, повесив ее для просушки слишком близко к огню. «Только позавчера, когда я писал, с заднего двора до меня донеслись производимые этим позорным инструментом звуки, что столь часто режут мне слух... И что за ужасающее зрелище предстало моему взору! Распростертая на земле женщина с вздернутыми до талии одеждами и здоровенный негр ростом не менее шести футов, истязающий ее кнутом. Надзирали и руководили этим омерзительной и отвратительной процедурой мамаша вкупе с дочкой».

 

Некоторые из рабовладельцев не только прибегали к наказаниям по любому мыслимому поводу, но не желали лишаться своего любимого «развлечения» до такой степени, что практиковали порку рабов вплоть до той поры, пока жертву от нее избавляли смерть или освобождение от рабства. Известен случай раба Бена Мосса, которому удалось выкупить себе вольную. За день до совершения документа об освобождении из рабства хозяин подверг этого вконец измученного и едва держащегося на ногах несчастного жесточайшему Наказанию 39 ударами бича. В ходе своих показаний в специальном комитете по проблемам рабства преподобный Уильям Книбб заявил, что однажды к нему в дом едва приползла негритянка-рабыня по имени Кэтрин Уильяме, вся ее спина была залита кровью. Она рассказала, что «три месяца просидела в темнице и подвергалась порке за то, что не уступала требованиям ее хозяина жить с ним в блуде». Тот же свидетель показал, что негр-раб по имени Сэм Суайни подвергся наказанию за «совершение молитвы», а также, что некоторых других рабов «запороли насмерть».

 

Хозяева пороли не только своих собственных рабов, но и при первой же возможности тех, что принадлежали другим, явно исходя из того, что в этом смысле негр является общей собственностью и должен подвергаться наказанию со стороны любого белого, который не сочтет за труд взяться за это дело. Дж. Б. Уайлдмен в своих показаниях заявил, что, согласно действующей на Ямайке системе, раб мог быть жестоко наказан без ведома его хозяина.

 

Он привел в пример случай Элиноры Джеймс, одной из своих рабынь. В ноябре 1829 года эта пожилая женщина обратилась к м-ру Макдональду, ямайскому плантатору, с просьбой уплатить ей деньги, причитающиеся за купленного им у нее поросенка. Вместо того что- бы отдать деньги, Макдональд приказал своим надсмотрщикам выпороть Джеймс. Обмакивая бич в воду с тем, чтобы усилить причиняемую им боль, два надсмотрщика нанесли ей по очереди 200 ударов, покрывших сплошными рубцами ее. спину и ягодицы. В жалобе, поданной рабыней Дженни на ее хозяйку Элизабет Аткинсон, эта молодая женщина заявила, что постоянно подвергалась беспощадным избиениям, ее топтали и пинали ногами в живот, сажали в колодки. Столь же дурно обращались и с ее ребенком Филипом, которого к матери не подпускали. Осмотр ребенка и матери обнаружил повсюду на их телах следы жестоких порок.

 

1 июля 1830 года в ходе своего выступления в палате общин по проблеме рабства в колониях м-р Бруэм упомянул случай жестокого обращения с рабыней со стороны английской леди. По подозрению в причастности к краже молодую негритянку посадили в колодки на семнадцать дней, в течение которых ей не давали спать, втирая в глаза красный перец. Ее также регулярно подвергали порке. После того, как с нее сняли колодки, ей стали давать явно непосильные поручения, а когда она их не выполняла, беспощадно пороли. В конце концов ее, обессиленную и больную, «отправили работать в поле, где она и скончалась».

 

Клеймение рабов применялось как для установления принадлежности в случае побега, так и в качестве меры наказания. Закон Ямайки не запрещал клеймения per se. В некоторых случаях, таких, как прижигание каленым железом грудей у женщин, оно становилось правонарушением и подлежало наказанию как акт жестокости.

 

Для предотвращения попыток к побегу на конечностях рабов закрепляли на ночь, а зачастую и днем, цепи, грузы и дру- гие тяжелые предметы, затрудняющие передвижение. Излюб ленным приспособлением, используемым с этой целью и также в качестве меры наказания, был железный ошейник, к которому на равном расстоянии друг от друга приклепывались три длинных металлических прута. По форме они напоминали крючья для доставания котелков из очага, в силу чего ошейники иногда так и называли. Легко представить себе мучения, причиняемые ношением на шее подобного приспособления в течение сколь-нибудь длительного времени. Невозможно было даже прилечь, не испытывая при этом огромных неудобств или боли, поскольку как бы ни крутился и ни вертелся раб в ошейнике, один из прутьев упирался в пол, не позволяя ему ни отдохнуть, ни расслабить тело, а сам железный ошейник сдавливал горло. Пинкард упоминает, что видел бредущего по хлопковому полю раба «с тяжелым ошейником с тремя торчащими заостренными прутьями длиной почти полтора фута, все его тело было покрыто глубокими язвами, оставленными бичом». Утешает лишь то, что, как мы узнаем далее, это кошмарное приспособление с шеи негра все-таки сняли.

 

В некоторых случаях для предотвращения попыток побега рабам перерезали подколенное сухожилие. Еще более радикальным и верным способом была ампутация одной ноги. Стедмэн рассказывает, что во время его пребывания в Парамарибо «за побег отрезали ногу не менее чем девяти неграм».

 Дьявольская мера наказания, применявшаяся в Суринаме, состояла в том, что провинившегося приковывали к печи, используемой для перегонки «смельчака», где «держали днем и ночью в невыносимой жаре от никогда не угасающего огня, пока он, весь покрытый волдырями, не умирал от истощения или старости». Сайт недорогих шлюх Екатеринбурга предлагает доступ к контенту для взрослых – откровенным фотографиям и анкетам продажных девушек города и ближайших окрестностей. По каталогу нашего сайта вы найдете фею на часок или ночку в любом районе города. Интерфейс доступен даже неопытным пользователям, здесь все предельно просто! К каждому профилю проститутки Екатеринбурга прикреплен действующий контактный телефон, по которому отвечает сама девушка. Никаких мамок, никаких сутенеров, поэтому цены на шлюх ощутимо ниже, чем в салонах.

 

Изощренную форму мучительства, изобретенную одним из колонистов в Вест-Индии в качестве «вспомогательной» меры наказания, описал Кларксон. Для нее применялся железный ящик, размером и формой напоминающий гроб с отверстиями по бокам, в крышке и на дне. После порки жертву запирали в этот гроб, который придвигали «к огню достаточно близко для того, чтобы причинить ей острую боль и, как следствие, заставить кричать и стонать до тех пор, пока хозяин не утолит свою жажду мести».

 

«Полевые колодки» стали широко использоваться в качестве легкой меры наказания провинившихся женского пола после того, как вступил в силу тринидадский регламент («образцовый», как его еще называли), заменивший телесные наказания женщин. Такие колодки до некоторой степени напоминали английский позорный столб. Руки жертвы вставляли в пазы бруса, который мог быть поднят над головой на любую высоту, ноги — в пазы у основания колодок. Земли касались лишь кончики пальцев ног. Весь вес тела, которое, таким образом, повисало в воздухе, приходился на запястья и пальцы ног. На Тринидаде же с тем, чтобы усилить страдания, к запястьям подвешивали свинцовые или железные грузы. Весьма сомнительно, чтобы эта форма пыток была хотя бы в малейшей мере менее жестока, нежели та, которую она заменила. Ее применяли ко всем женщинам независимо от их возраста и состояния здоровья. Даже беременность не была достаточно уважительной причиной для освобождения от такого наказания.

 

По мере того, как возраст брал свое, и давали о себе знать немощность и недуги, раб или рабыня день за днем влачили свое беспросветно жалкое существование. Жизнь раба являла собой одну нескончаемо длинную хронику ужаса и безысходности. Пока хватало сил, он не смел ничем выдать того, что уже не стоит своего куска хлеба. Ибо ему было прекрасно известно, какая участь его ждет, как только хозяин это заметит. Старые, немощные, недужные, все они. оказывались обречены в тот самый момент, когда становились нетрудоспособными или приходили в такое состояние, что утрачивали всякую рыночную стоимость. «В показаниях, — пишет Эвардс, — фигурируют как факт слишком известный, чтобы его опровергнуть, свидетельства, что. их зачастую, если не всегда, предавали смерти».

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0