Остывший пепел Миссисипи

По материалам статей Сергея Карамаева (lenta.ru) и Владимира Абаринова ("Совершенно секретно")

 

Остывший пепел Миссисипи Во вторник 21 июня 2005 года в штате Миссисипи завершился судебный процесс по одному из самых громких преступлений Ку-клукс-клана. 80-летний баптистский проповедник Эдгар Рэй Киллен был признан виновным в убийстве в 1964 году трех активистов, которые вели борьбу за гражданские права негров. Теперь ему грозит 20 лет тюрьмы, но, учитывая возраст подсудимого, весьма вероятно, что он в скором времени предстанет перед иным судом. Убийство в Миссисипи стало одним из самых известных преступлений в США и послужило основой для многих книг и фильмов. Сейчас можно сказать, что в этом деле поставлена точка. Правда вопрос о том, можно ли судить стариков за преступления молодости, по всей видимости, до сих пор не решен окончательно.

История под названием "Миссисипи в огне" (именно так стали называть дело об убийстве троих правозащитников) заслуживает того, чтобы рассмотреть ее подробно. Но сначала несколько слов о предыстории этого дела и о том, что такое Ку-клукс-клан.

 

I wish I was in Dixie

 

Корни расовых проблем в США уходят во времена Гражданской войны в США 1861-1865 годов. Именно это событие послужило причиной коренной ломки общественного устройства того региона Америки, который называют Югом - штатов, лежащих южнее Пенсильвании и восточнее реки Миссисипи. Исторически сложилось, что на Юге жили как белые, так и негры. Последние являлись рабами, но, кстати, было среди них и немало свободных. Экономика и жизненный уклад Юга строились на эксплуатации рабского труда в сельском хозяйстве, Север же был промышленным регионом. Две части страны развивались по-разному, и неизбежен был момент, когда два пути развития столкнутся. В отличие от популярных мифов, рисовавших южан дремучими расистами-рабовладельцами, на Юге большинство населения придерживалось следующей точки зрения: "Рабство - это плохо, и от него со временем надо избавляться, но делать это надо постепенно". Над вопросом, что делать с неграми, которые когда-нибудь обретут свободу, особо не задумывались, но опять же соглашались, что торопиться не стоит, все утрясется само.

 

Север такое положение дел не устраивало. В итоге произошла "Большая сшибка" (так эту войну на Юге иногда называют до сих пор) - столкнулись два пути, эволюционный и революционный. Война длилась ровно 4 года, и 600 тысяч американцев с обеих сторон остались лежать в болотах Луизианы, на холмах Виргинии и в лесах Джорджии. Еще столько же отправились домой залечивать раны. Мятежный Юг, вздумавший жить по-своему, был жестоко наказан, солдаты в синих мундирах героически освободили томившихся в цепях негров, а в Конституцию США внесли 13-ю поправку, торжественно запрещающую рабство на веки вечные.

 

При этом смотреть в лицо неприятным фактам никто из освободителей, как водится, не хотел. А факты были таковы - подавляющее большинство освобожденных негров своего избавления не желали. Раньше у них была работа и был хозяин, который о них заботился, кормил, лечил, наставлял и наказывал. А весной 1865 года они получили свободу, но лишились всего вышеуказанного. Работы не было - экономика Юга лежала в руинах, что делать со свободой, так неожиданно свалившейся на голову, не знал никто, хозяева частью уехали, частью погибли. И в довершение всего выяснилось, что федеральному правительству, сказавшему неграм: "Вы свободны, вы равны", - на их судьбы, в общем-то, плевать. Не плевать было другим - упрямым белым южанам, взявшим негритянский вопрос в свои руки.

Остывший пепел Миссисипи

Don yer robes and put yer hoods on!

 

Формально Ку-Клукс-Клан (далее просто Клан или ККК) появился на свет рождественским вечером 1865 года, когда несколько молодых ветеранов-конфедератов собрались в здании местного суда в маленьком городке Пуласки, штат Теннесси. Эти 6 южан были офицерами, прошедшими войну, и с наступлением мирного времени они внезапно ощутили свою неприкаянность. Работы не было, мирная жизнь была пресной и скучной, уходить в "партизаны" и продолжать войну против северян, оккупировавших Юг, не хотелось. Все произошло согласно присказке "дело было вечером, делать было нечего". Сейчас ее уже нет, но долгое время на этом здании висела мемориальная доска: "Ку-Клукс-Клан был основан в этом кабинете судьи Томаса М. Джонса 24 декабря 1865 года Кэлвином Э. Джонсом, Джоном Б. Кеннеди, Фрэнком О. Маккордом, Джоном С. Лестером, Ричардом Р. Ривсом, Джеймсом Р. Кроу"

Рисунок, изображающий клансмена 1860-х годов, с сайта Библиотеки Конгресса США

Молодые повесы (а именно таковыми они и являлись, поскольку самому старшему едва стукнуло 25 лет), мучаясь бездельем, шутки ради решили организовать некое тайное общество. Никаких конкретных целей они в тот момент не преследовали. Надо отметить, что на Юге до войны тайные общества уже существовали и сама традиция увлечения подобными организациями для Юга новой не была.

 

Желая придать своему действу пышность и увязать его с историей, офицеры поначалу назвались "Братством Круга", но вынуждены были отказаться от этого наименования, потому что оно перекликалось с названием другого, уже существовавшего, общества "Рыцари Золотого Круга"  (Knights Of The Golden Circle). Однако желание ввести в название слово "круг" (в смысле "круг посвященных", а также как намек на Рыцарей Круглого Стола), привело к тому, что один из участников сборища, Ривс, получивший классическое образование, предложил использовать греческое слово "куклос".

 

Его соратник, капитан Джон Кеннеди, чьи предки происходили из Шотландии, предложил использовать гэльское понятие "клан" ("родовая общность"). Так возник "куклос-клан", то есть "клан круга". Название и написание слегка видоизменили, чтобы "напустить туману". Вместо Kuklos Clan появился Ku Klux Klan (3 буквы К подряд выглядели магически-зловеще). Кроме того звукосочетание "Ку-Клукс-Клан" напоминало треск костей скелета, встающего из могилы в день мертвых - последний день октября, ныне известный как Хэллоуин или. как считают другие исследователи - лязг винтовочног затвора. Все это привело создателей в буйный восторг, и они немедленно возжелали отпраздновать событие ночными скачками по улицам Пьюласки. Кто-то из них, смеху ради, предложил задрапировать себя и коней в белое полотно, дабы быть похожими на призраков. Так в ночной скачке родился Клан.

 

По другим данным это было весной (называют вообще-то самые разные даты, где-то между Рождеством и апрелем) 1865 г. да и в роли основателей называют бывшего генерала армии Конфедерации Джорджа Гордона (или майора Джеймсом Р. Кроу из 4-го Добровольческого Алабамского полка), не разнится лишь место основания - в г. Пуласки, штат Теннеси.

 

В апреле 1867 г. руководить им начал генерал Натан Бедфорд Форрест, также один из членов-основателей, в число которых входили Ричард Р. Ривс (Рид), Кэлвин Е. Джонсон, Джон С. Лестер, Фрэнк О. Маккорд, редактор «The Pulaski Citizen», и капитан Джон Б. Кеннеди.

 

В течение довольно долгого времени молодежь невинно развлекалась ночной ездой в белых балахонах, забавлявшей соседей. Зрелище и в самом деле было эффектным - когда вдалеке в лунном сиянии по полю беззвучно проплывают белые конные фигуры, это может произвести впечатление даже на атеиста. Отсюда, по большей части, и родились легенды о призраках и неупокоенных душах убитых солдат. Однако потом, с ростом численности группы, занятие стало приедаться - хотелось новых ощущений. И Клан, к тому времени разросшийся, обратил свое внимание на негров.

 

За долгие годы, предшествовавшие войне, южане научились сосуществовать с неграми бок о бок. Как это ни удивительно звучит, были даже черные рабовладельцы. Негры вовсе не были забитыми глупыми созданиями, многие из них были и уважаемыми членами общества. Существовали даже межрасовые браки (в основном это относилось к Нижнему Югу) - конечно, это не приветствовалось, но если дело не получало лишней огласки, то почему бы и нет. Многие черные любовницы белых хозяев со временем становились полноправными женами. К этому на Юге относились более или менее терпимо, в отличие от Севера, где смешанные браки приветствовались только самыми радикальными аболиционистами. Различие в отношении к неграм на Севере и на Юге вкратце можно описать так - южане не терпели отдельных негров, но к черной расе относились терпимо, северяне же носились с отдельными ее представителями, но расу в целом презирали.

 

А теперь немного лирики. Тем, кто не видел чудесного фильма «Рождение нации» (Birth of a nation) 1915 г., трудно понять атмосферу того времени. «Унесенные ветром» и подобные романтические пасторали в силу своего жанра значительно «размывают» краски. Мы же для ясности их немного сгустим. Закончилась жесточайшая и кровопролитная гражданская война, в ходе которой молодая страна (история ее к моменту начала войны составляла всего 78 лет) оказалась расколотой надвое, причем не только территориально, но и психологически, потому что штаты, ранее бывшие вполне автономными, только сейчас поняли, что являются частью одного целого, интересам которого следует беспрекословно подчиняться, причем, это единое целое настроено только на победу, достигаемую ускоренным наращиванием индустриального потенциала, полным пересмотром системы землепользования, полным переделом собственности и полным изменением социальной структуры.

 

Победил в войне союз северных штатов – носителей идеологии технического прогресса и социального равенства. Повсюду были разосланы комиссары-фуражиры, сборщики продовольственного, имущественного и денежного налога, непреклонные в исполнении своего долга. Потерпевшие поражение сторонники Конфедерации или вынуждены были бежать в другие страны, - часто в те, откуда лишь недавно приехали, в крайнем случае, на родину своих родителей, - или приспосабливаться к новым жизненным реалиям. Пусть банковские счета большинства из них не пострадали, но имения их были разрушены войной или просто пришли в упадок, а хлопковые, кукурузные и пшеничные плантации – основной источник довоенного дохода, - перестали быть таковыми, заросли бурьяном иболее никем не обрабатывались. В подавляющем большинстве случаев новые властиобложили землевладельцев земельным налогом, выплачивая который в первые два года после войны, они потеряли то немногое, что оставалось от их средств в банках. Армия северян рассеялась по стране, всюду устанавливая свою власть, назначая своих местных управителей из числа бывших военных, которые ни в коей мере не испытывали теплых чувств к бывшим врагам, а ныне пораженцам, которых зачастую рассматривали как военнопленных и оккупированное население.

 

После войны, когда белые трудоспособные южане оказались поражены в правах, гражданская администрация была распущена и на Юге установилось прямое военное правление, ситуация стала напоминать гибрид порохового склада и растревоженного улья. На Юг хлынули толпы мошенников, желавших сорвать легкие деньги (позже они получили название carpetbaggers - саквояжники, потому что зачастую прибывали на Юг с одним только саквояжем), негры-северяне, воевавшие в рядах федералов и движимые мыслями помочь своим братьям на Юге, просто чужаки всех мастей, искавшие непонятно чего в этой взбаламученной воде. Наконец, на южан свалилась новая напасть - освобожденные негры.

 

Ситуация сложилась, как в известной песне Владимира Высоцкого - "Мне вчера дали свободу...Что я с ней делать буду?" Негры получили свободу, но более ничего. Никаких, как принято нынче говорить, социальных гарантий. До войны негр работал на хозяина, но в то же время у него, как правило, был свой участок, на котором он мог работать на себя, у него была крыша над головой, хозяин его лечил, если негр заболевал. Разбрасываться неграми являлось дорогим удовольствием и было экономически неэффективно. До войны самым дешевым был полевой работник - около 300 долларов, самым дорогим - так называемый "специалист", т.е. дворецкий, конюший и так далее. Хороший дворецкий стоил 3, а то и 5 тысяч. Для сравнения: 100 долларов в месяц в те годы были более чем неплохими деньгами, на которые можно было не только жить, но и позволять себе разные незапланированные траты. Между хозяином и рабом существовали своеобразные отношения - иногда патерналистские, иногда нет, но в целом понятные для обеих сторон и предполагавшие традиционные решения в различных ситуациях.

 

Помимо этого, что немаловажно для послевоенных США, эмансипация негритянского населения не только лишила землевладельцев Юга фактически бесплатной рабочей силы, но и надломилапсихологически, поскольку со времен первых колонистов общество США было рабовладельческим. Рабовладельцами были Б. Франклин, Дж. Вашингтон и многие,многие другие «отцы-основатели». Вне этой парадигмы южане просто не представлялисебе жизни. В особенности, конечно, рабовладельцы. Равноправное существование сбывшими рабами было бы еще куда ни шло. Однако здесь вступил в силу непреложныйзакон человеческого общества – правило «торжествующего хама», в силу которого негритянское население южных штатов, получившее равные права с его белым населением, а зачастую – даже право преимущественного избрания в органы власти, начало непроизвольно мстить бывшим угнетателям, «попирая падших», унижая ипритесняя их на бытовом уровне, создавая полутайные лоббистские группы и общества попродвижению своих кандидатов в административные органы, а затем проводя с их помощью законопроекты о новых налогах для землевладельцев, об их поражении в правахи даже о лишении избирательного права вообще. Бывшему «южанину» стало невозможнодобиться правды в суде; ширились, при молчаливом одобрении новых властей, погромы и покражи собственности бывших «южан», преступления против их личности.

 

При этом следует отметить, что в силу ли природной климатической предрасположенности, в силу ли памяти о родине предков, негритянское население, во время войны закономерно рассеянное по всей стране, включая бывших воинов армии Севера, постепенно в огромном большинстве возвратилось в южные штаты и осело там, причем ситуация сохраняется до сих пор, свидетельством чему современное соотношение афроамериканского населения штатов севернее и южнее р. Миссури как 1 к 6 (The GallupOrganization, Princeton, NJ, April, 2000, population poll). Теперь негры оказались с одной стороны свободны от власти хозяина, но с другой стороны - и от всего остального. Работы у них не было, а одной свободой сыт не будешь. К этому надо добавить подстрекательства агентов из "Бюро по Делам свободных людей", обещавших неграм, что они, дескать, вскоре непременно получат по 40 акров земли и по мулу впридачу, что они абсолютно равны белым людям и что никто не имеет права их и пальцем тронуть. Проще говоря, Юг ко всем прочим неприятностям получил себе на шею еще и огромную армию маргиналов, и никто не знал, а главное, не хотел знать, что с ней делать.

 

Маргинализация повлекла за собой катастрофическое разрушение привычных общественных устоев. Негры (конечно, не все) сбивались в шайки и начинали разбойничать, другие, посчитав себя равными белым, громко требовали доли имущества прежних хозяев и лидерства. Естественно, белым южанам такая ситуация казалась апокалиптичной и пробуждала в них решимость к самым крайним мерам (смотри роман Маргарет Митчелл "Унесенные ветром"). Постепенно такие маленькие группы "белой самообороны" начали самоорганизовываться и приобретать четкую структуру.

 

Таким образом, возвращающиеся с войны бывшие «южане» видели свои дома разрушенными, своих родственников обнищавшими и униженными, а также всюду царящий разгром и тотальную власть бывших собственных рабов, причем иноземцев, иноверцев и «инорасцев», нестесняющихся в изъявлении своего к ним презрения. Не возникает ли у нас ассоциаций с подобным положением вещей в других странах и вдругое время? Они у нас возникают. Точно так же определенно американские индейцы на протяжении всех последних 200 – 250 лет…

 

Индейцы выбрали путь смерти или подчинения, поскольку понимали, что третьего не дано. Одни были уничтожены, другие согласились убраться в резервации, где к настоящему времени и вымирают. В других же приведенных нами случаях такой определенности не было, была вера в возможность переломить события в свою пользу. Первые очаги реакции «южан» возникли в форме «кухонных» групп возмущенной общественности, однако уже к концу 1865 г. они переросли в группировки вооруженного сопротивления, народной милиции, основная задача которой сводилась к защите личности и собственности «пораженцев» во время погромов и экспроприаций. Естественным образом во главе отрядов становились бывшие офицеры армии Конфедерации, обладавшие опытом боевых действий и необходимыми тактико-стратегическими и организационными навыками. Постепенно, в частности, в силу территориальной ограниченности южного региона, отдельные боевые отряды стали сливаться в более крупные подразделения с военной дисциплиной и четкой иерархией. В какой именно момент "белая самооборона" слилась с компанией праздных теннессийских юнцов, история умалчивает. Однако это произошло, к обоюдному удовольствию и выгоде сторон. Таким образом, появилась организация, поставившая себе задачу "держать негров и янки в узде", с колоритным внешним обрамлением, необходимым для достижения вящего эффекта, что, вообще-то неплохо запугивало крайне суеверных негров, принимавших членов кланов за мсительные духи погибших южан.

 

Это неизбежно и закономерно привело к созданию централизованного управления повстанческими силами, и во главе этого своеобразного партизанского движения встал генерал Натан Бедфорд Форрест, в прошлом генерал Конфедерации от кавалерии, который и присвоил своим частям название «Ку-Клукс-Клан». До войны Форрест был работорговцем и плантатором, сколотившим более чем миллионное состояние. С началом войны он завербовался рядовым в кавалерию, но быстро продвинулся по службе благодаря незаурядным военным талантам и закончил войну генерал-лейтенантом. Форрест был великолепным тактиком и стратегом; уступая в известности генералу Джебу Стюарту (командующему кавалерией в Виргинии), он превосходил его в знании военной науки. Дерзкие кавалерийские рейды Форреста после войны изучались европейскими военачальниками (в частности, многое у Форреста перенял немецкий генерал Эрвин Роммель)

 

Остывший пепел Миссисипи Осознавая невозможность полномасштабного восстания и новой войны, Клан приступил к осуществлению тактики партизанской войны на оккупированной территории,действуя отдельными – мелкими или крупными - отрядами, внезапно, по ночам, по всейтерритории южных штатов в совершенно непредсказуемых местах, силами тех же людей,которые днем выглядели совершенно лояльными к новым властям гражданами, а поэтому были практически неуловимы. 
Эмблема ККК.

Ничего удивительного нет в том, что со временем слухи о Клане распространились по всей стране и его стали почтительно именовать «Незримой империей Юга» (the Invisible Empire), - ведь ни общая численность членов Клана, ни расположение его координационного центра, ни его руководители не были известны никому. Деятельность Клана сводилась, в основном, к терактам и саботажу: убийствам представителей местных администраций, чернокожих, католиков и их общественных защитников, уничтожению и похищению стратегических запасов продовольствия и боеприпасов, ограблениям почтовых дилижансов, поездов и банков, уничтожению сельскохозяйственной и обрабатывающей техники и угону скота, препятствованию чернокожим в участии в выборах. Слава Клана распространилась далеко за пределы Теннеси и привлекала в его ряды все новых членов. К концу 1867 г. их число возросло до 600 000 и продолжало расти.

 

В 1867 году делегаты от штатов бывшей Конфедерации, собравшиеся на съезд в Нэшвилле, образовали структуру "Невидимой империи Юга", объединившей отделения Ку-клукс-клана в различных штатах.

 

Cтруктура выглядела следующим образом:

 

Клан (Невидимая Империя). Во главе стоит Великий Кудесник (Великий Маг) и его заместители - 10 Гениев. Империя подразделяется на Царства. Во главе каждого - Великий Дракон и 8 Гидр. Царство состоит из Доминионов, управляемых Великим Титаном и 6 Фуриями. Доминионы разделяются на Логова, во главе которых - Великий Циклоп и 2 Ночных Ястреба. Логово может состоять из Пещер (Caverns, называвшихся Klaverns) во главе с Вампирами.

 

Униформа ку-клукс-клановцев представляла собой белые или красные балахоны с прорезями для глаз. Зловещие фигуры наводили ужас на негров, а маски исключали возможность идентификации членов ККК федеральными властями.

 

Клан стал в глазах вашингтонской администрации явным врагом, что привело к вооруженной конфронтации. Генерал Форрест официально распустил Клан в январе 1869 года. Причины этого не вполне ясны. Одни считают, что он разочаровался в Клане, который становился неуправляемым и скатывался к откровенному разбою, в то время как Форрест хотел видеть его "секретным обществом", которое применяло бы насилие лишь по мере необходимости. Другие думают, что Форрест сделал это под давлением федеральных властей - в 1870 г. Конгресс принял так называемый «Билль о силе» (the Force Bill), который наделял президента правом использовать противгруппировок Клана федеральные войска; за ним последовал «Билль о Ку-Клуксе» (the KuKlux Bill) 1871 г. Вскоре после принятия этого исторического решения власти применили его на деле, и не прошло и пары лет, как Клан остался лишь в памяти напуганных обывателей. В 1882 г. Верховный Суд США объявил Клан вне закона, но это уже было чистой формальностью. Клана уже давно не существовало.

 

Однако никто из руководителей Клана арестован не был. В то время ку-клукс-клановские цели, идеологические установки и методы претворения их в жизнь встречали сочувствие у многих представителей федеральных властей. Как говорилось выше, клановские идеи в глубине души разделяли едва ли не все белые жители Юга. Практически все были недовольны положением, в котором очутился Юг после войны, "распоясавшимися неграми", янки, которые лезли повсюду, и каждый хоть изредка, но мечтал, чтобы их "поставили на место".

 

Генерал Форрест оставил попытки восстановления прежних порядков, занялся организацией треста для проведенияв южных штатах железных дорог, для чего отправился в Нью-Йорк, прогорел и весь остаток жизни, схоронив жену, расплачивался с долгами и штрафами и оправдывался в судах, пока не заболел дизентерией (по другим данным, диабетом), сведшей его в могилу 29 октября 1877 г. Преследованиям со стороны правительства за организацию движения сопротивления он не подвергался, отчасти в силу его огромной популярности в войсках (на него молилась вся кавалерия), отчасти в силу недоказанности его вины (структура Клана так и осталась не известной агентам федерального правительства), отчасти в силу его заявления от 1869 г., отчасти в силу стремления правительства поскорее замять данный вопрос и никогда более к нему не возвращаться – у страны в то время были гораздо более важные заботы: индустриализация, освоение дикого Запада, выход намеждународный рынок, восстановление дипломатических связей, да и Мексиканская война уже маячила на горизонте.

 

Далее обратимся к вопросу о «масонском» характере Ку-Клукс-Клана. Здесь не место и не время рассуждать о роли ритуала вообще в жизни человека и человечества. Достаточнобудет сказать, что всякое человеческое сообщество, да и человечество в целом, несуществуют и не могут существовать вне ритуала, коренящегося в самом людском сознании и являющегося неизменным средством упорядочения жизни, ибо стремление кпорядку и противление хаосу также заложены в природе человека. Ритуалами являются приветствие при встрече, прощание при расставании, прием пищи, в частности,совместный, деление суток на утро, день вечер и ночь, методы знакомства на улице с противоположным полом, ругань и т.п. Следуя мысли М. Евзлина («Космогония и ритуал») можно сказать, что вообще любое действие и любой диалог суть ритуалы.Поэтому закономерно, что любое сообщество – религиозное, военное или светское,открытое или закрытое, явное или тайное, - обладает своими собственными ритуалами,более узко специализированными, чем общечеловеческие.

 

Так сложилось исторически,что к середине XIX в. масонство было наиболее ритуализированным сообществом, не считая церкви. Имитация же церковных таинств и иных ритуалов в тогдашнем европейском и американском весьма набожных обществах была немыслима, кощунственна. Поэтому практически все возникавшие в то время общества несли на себев той или иной степени значительный налет масонской обрядовости. Масонство былоширочайше распространено среди европейцев и, следовательно, североамериканцев, ритуалы его – знакомы всем действующим и бывшим членам Ордена. Вот и получилось,что практически все общественные организации, начиная с околомасонскихэзотерических орденов, вроде «Золотой Зари» и «Рыцарей Труда», до совершенносветских клубов, вроде «Ротари» и «Лайонс», и до юношеских организаций, вродескаутов, а следовательно, и советских пионеров, позаимствовали у Вольных Каменщиковте или иные обрядовые элементы.Не избежал этой участи и Ку-Клукс-Клан. Белые балахоны с капюшонами, скрывающими лица, используются в некоторых степенях некоторых масонских орденов. Звания вроде «Великого Дракона» (Grand Dragon) и «Великого Волхва» (Grand Wizard) определенно навевают воспоминания о масонской титулировке. Организационное делениена самостоятельные территориальные единицы, имеющие своих представителей вВерховном Совете, тоже напоминает структуру, например, Шотландского Устава, хотя также и государственную структуру США, явно испытавшую на себе масонское влияние. Символ пылающего креста встречается иногда на масонских запонах как символ пылающей жертвенностью Христовой любви к людям (в этом же значении пылающий крест используется и в символике Римско-католической церкви, наряду с пылающим сердцем).

Остывший пепел Миссисипи Факельные шествия часто встречаются в ритуалах тайных и иных эзотерическихобществ, начиная с Элевсинских мистерий. Горящий крест являлся, кстати, также популярным романтическим символом, приписываемым древним кельтским племенам,таким образом, якобы сигнализировавшим одно другому о постигшей то или иное поселение беде

 

Весьма примечательно использование именно его, при условии присутствия в названии организации кельтского же слова «клан». В общем и целом, Клан не придумал ничего нового, ибо сделать это после двух веков развития масонства ивозникновения приблизительно 1500 различных его степеней и орденов было практическиневозможно. Другое дело, существовала ли реальная, идеологическая и организационная,связь между масонством и Кланом. А ее не было.

Сожжение креста в Огайо в 1923 году, фото с сайта www.sfsu.edu
ДЛЯ СПРАВКИ
 
Сожжение креста - один из традиционных ритуалов ККК. Символизирует собой очистительную силу огня и память о кресте, на котором был распят Спаситель. Как правило, используется для того, чтобы подчеркнуть торжественность собрания ячейки ККК или устрашения непокорного Клану человека.

 

Следующий всплеск популярности идей ККК пришелся на 1910-е годы. К 1915 году большая часть отделений Клана переместилась в Атланту. К прежней ненависти, направленной против негров, добавились антикоммунизм, погромы среди католиков, евреев, выступления против всех иммигрантов, иностранцев и организованного профсоюзного движения. Число членов ку-клукс-клана в 1920-е годы превысило 5 миллионов человек. Второй Клан (или, как он официально именовался, Invisible Empire, Knights Of Ku Klux Klan) который создал "полковник" Уильям Симмонс, стал попыткой возродить Первый Клан Форреста.

 

Остывший пепел Миссисипи  Начало ХХ века для американцев ознаменовалось индустриализацией и урбанизацией. Вряд ли было случайным то, что роман Оуэна Уистлера "Виргинец", вышедший в 1903 году и считающийся первым вестерном в американской литературе, встретил очень теплый прием со стороны нации - за два года было продано более 300 тысяч экземпляров. Роман был своеобразным протестом против наступающей индустриальной цивилизации, против утери ценностей сельской жизни. Уистлер не случайно выбрал виргинца в качестве главного героя, виргинца как представителя тех ценностей, что нес в себе довоенный Юг, дабы показать нации, что она теряет в век машин. 

Уходила Америка довоенная, сельская с теми доблестью, честью и принципами, которые порождала аграрная цивилизация, а на смену ей шла Америка механизированная, с растущими городами, техническим прогрессом, в котором человек растворялся, терялся и начинал чувствовать себя одиноким. Нация потянулась к старому жизненному укладу, это была своеобразная форма ностальгии - прославление черт человеческого характера, которые исчезли с наступлением века машин.

 

С одной стороны, рост индустриализации и технический прогресс заставлял американцев тосковать о потере ценностей аграрной цивилизации, с другой же стороны, "религией" Америки после 1900 года становится национализм. Не только Юг, но буквально вся Америка гордилась концепцией WASP - белый, англосакс, протестант, а клановские романы Томаса Диксона-младшего "Пятна леопарда" и "Клансмен" (по которому был снят фильм "Рождение нации") пользовались одинаковым успехом от Иллинойса до Луизианы.

 

Stand up and be counted go with the Ku-Klux-Klan!

 

Неудивительно, что в период с 1910 по 1925 годы численность ККК значительно выросла - с 5 тысяч до 5 миллионов человек. "Я тогда вступил в Клан, потому что все вступали. Гарри Трумэн вступил, губернаторы вступали, сенаторы, мэры, шерифы, адвокаты, просто рабочие и фермеры", - вспоминает один из свидетелей тех времен. 12 губернаторов штатов являлись клановцами, сколько федеральных сенаторов и местных парламентариев были членами ККК - никто не считал. Только в штате Огайо было 400 тысяч клановцев. Несмотря на крестовые походы против "ниггеров, евреев и красных", т.е. против "нежелательных элементов в 100-процентном американском обществе", Клан ассоциировался с тем, что называлось "цели и дух пионеров".

 

Отчасти у Симмонса получилось возродить первый Клан. Организация стала реальной силой. Она могла смещать губернаторов, проводить своих людей в законодательные собрания, воздвигать памятники и регулировать жизнь маленьких городков. Численность клановцев, маршировавших по Пенсильвания-авеню в Вашингтоне, порой достигала 40 тысяч человек. Но потом пришла Великая депрессия, и ККК получил удар под дых.

 

Дело в том, что Клан был зарегистрирован как коммерческая организация, а, значит, был обязан платить положенные налоги. Налогов насчитали на 685 тысяч (огромная сумма по тем временам), и ККК элементарно обанкротился. Не способствовали популярности Клана и скандалы, связанные с руководством ККК - часть Великих Магов вольно обращалась с кассой, часть оказалась замешана в неприглядных историях, вроде сексуальных отношений с несовершеннолетними и изнасилований. Клан распался, марка ККК стала общественным достоянием и, казалось, белые балахоны растворились в дымке истории…

 

South's gonna rise again!

 
Остывший пепел Миссисипи 

1960-е годы ХХ века в очередной раз принесли Югу коренные изменения в образе жизни. Несмотря на столетие, прошедшее со времен окончания войны между Севером и Югом, негры-южане по-прежнему "знали свое место", жизнь текла степенно и неторопливо, и вдруг откуда ни возьмись появилось понятие "десегрегация".

 

На этот раз негры всерьез взялись доказывать, что они такие же люди, как белые, что у них те же права, что и у людей с иным цветом кожи. Они хотели останавливаться в тех же отелях, питаться в тех же ресторанах, учить своих детей в тех же школах и участвовать в политике наравне с белыми. После того, как эти заявления стали звучать все настойчивее, в различных районах Юга вновь запылали кресты, а из сундуков и с чердаков стали извлекаться траченые молью пыльные балахоны. Особую ненависть южан вызывали даже не местные "ниггеры", осмеливавшиеся "что-то там вякнуть", а "агитаторы и горлопаны", приезжавшие с Севера, чтобы мутить порядочное южное общество. "Нам такого не надо", - говорили толстые южные шерифы из алабамского или каролинского захолустья и на ночных собраниях предлагали "разобраться" с приезжими. Но только чтобы по-тихому. Однако по-тихому не получилось.

   
 Члены Клана в Миссисипи
 Остывший пепел Миссисипи
Сожжение креста в Огайо в 1923 году, фото с сайта www.sfsu.edu

В начале 1964 года на Юге развернулась целая агитаторская кампания. Добровольцы-правозащитники, как правило, северяне, приезжали на Юг и уговаривали негров воспользоваться своим правом избирать и быть избранными. Формально негры получили это право еще в 1865 году, но вот воспользоваться им на Юге, в силу понятных причин, не могли - на деле оно было ограничено цензом грамотности, а главное – оголтелым запугиванием. Черные просто боялись регистрироваться для участия в выборах. Дабы помочь им преодолеть страх, в Миссисипи из северных штатов направились тысячи добровольцев-правозащитников. Кампания регистрации черных избирателей называлась «Лето свободы». В графстве Нешоба одним из самых активных участников кампании был 24-летний Майкл Швернер. За полгода работы он внушил «имперскому магу» (главе ку-клукс-клана штата  штат Миссисипи, одного из самых расистски настроенных на всем американском Юге) Сэму Боуэрсу столь бешеную ненависть, что тот распорядился ликвидировать «жиденка» - это было частью секретной Директивы №4, изданной в апреле 1964 года.

 

21 июня расистам представился удобный случай. Швернер вместе с двумя другими активистами – 20-летним нью-йоркским студентом Эндрю Гудманом и уроженцем тамошних мест 21-летним Джеймсом Чейни отправились на машине из городка Меридиан в отдаленный район, чтобы узнать подробности поджога церкви, где незадолго до пожара Швернер устроил «школу свободы». Черным из них был только местный Джеймс Чейни, а вот его компаньоны были северянами (из Нью-Йорка) и, что еще хуже, евреями - их звали Эндрю Гудман и Майкл Швернер. И приехали они, чтобы "превратить мирный южный штат в хаос и кавардак". По крайней мере, так решили местные белые.

 
Остывший пепел Миссисипи Они побывали на пепелище, но обратно в Меридиан так и не вернулись. Спустя сутки после их исчезновения в офис специального агента ФБР в Меридиане Джона Проктора позвонили из резервации индейцев чокто: в болотистой местности близ городишка Филадельфия они нашли полусгоревший голубой «форд»-универсал. Пропавшую троицу объявили в розыск. За расследование взялись федеральные власти. Президент Линдон Джонсон взял дело под личный контроль. Он вел избирательную кампанию под лозунгом «Великое общество» – это была программа социальных реформ, одним из ключевых элементов которой было уничтожение сегрегации в южных штатах.  
Объявление ФБР о розыске пропавших активистов, фото с сайта www.law.umkc.edu

Его самым грозным соперником в борьбе за номинацию от Демократической партии был откровенный расист Джордж Уоллес. Джонсону было необходимо во что бы то ни стало раскрыть преступление, имевшее, в чем никто не сомневался, расистскую подоплеку. Миссисипи наводнили агенты ФБР. В столицу штата Джексон прилетел сам директор бюро Эдгар Гувер. Кишащие змеями болота вокруг места обнаружения «форда» прочесывали военные моряки.

 

Операция получила кодовое название MIBURN – сокращение от Mississippi Burning – «Миссисипи в огне». Именно так назвал Алан Паркер свою картину 1988 года, в основу которой легли описываемые события. Сохранилась аудиозапись телефонного разговора Гувера с президентом. Он состоялся сразу после того, как был найден выгоревший изнутри «форд». «Мы не знаем, имеются ли внутри трупы, – докладывает директор ФБР, – потому что машина все еще раскалена и мы не можем начать осмотр. Все, что мы пока смогли сделать, это установить по номерному знаку, что это действительно их машина... Наши агенты, конечно, работают, и я дам вам знать, как только мы добудем что-нибудь определенное. Но я хочу, чтобы вы знали: этих людей, похоже, убили».

 

Далее выясняется, что следствие сбито с толку местом обнаружения автомобиля: его нашли в направлении, ровно противоположном тому, куда должны были бы двигаться правозащитники, возвращаясь в Меридиан. осужденный недавно куклуксклановец Эдгар Киллен AP Прибыв на место обнаружения машины, специальный агент Проктор увидел, что там уже работает прилетевший из Вашингтона следователь по особо важным делам Джозеф Салливан. Обсудив ситуацию, они пришли к выводу, что прочесывание местности вряд ли даст какой-либо результат – нужно искать свидетелей. Проктор подпоясался и отправился на поиски свидетелей с карманами, полными конфет. Уроженец Алабамы, отлично знавший местные условия, он понимал, что очевидцы, даже если они найдутся, будут держать рот на замке. Иное дело дети. Для вознаграждения последних он и запасся сладостями. Команда агентов из Вашингтона первым долгом взяла в оборот местных куклуксклановцев, состоявших на службе в полиции.

 

Один из них, заместитель шерифа графства Сесил Прайс, сообщил, что арестовал Швернера и его спутников за превышение скорости и... по подозрению в поджоге той самой церкви. Но в половине одиннадцатого вечера того же дня освободил всех троих и велел полицейскому патрулю сопроводить нарушителей до границы графства в сторону Меридиана. Что с ними сталось потом, Прайс понятия не имеет. Между тем Проктор в ответ на объявление награды в 30 тысяч долларов (почти 200 тысяч по нынешнему курсу) получил через посредника указание, где искать трупы. На 44-й день останки Швернера, Гудмана и Чейни были найдены зарытыми в речную дамбу на глубине более шести метров – явно с применением землеройной техники. На телах обнаружились огнестрельные ранения. Салливан, питавший сильнейшие подозрения относительно заместителя шерифа Прайса, вызвал его на эксгумацию и исподволь наблюдал за ним, как в «Гамлете» Горацио наблюдает за реакцией Клавдия на фарс, изображающий совершенное им убийство короля. В отличие от шекспировского героя, Прайс, орудуя лопатой, ровно ничем не проявил своих эмоций

 

Постепенно следствие все-таки нашло двух свидетелей из числа членов клана, согласившихся дать показания в суде в обмен на денежное вознаграждение и защиту от мести. Но это были косвенные свидетельства. Настоящим прорывом стало согласие Джеймса Джордана, которого Проктор прижал на нелегальной торговле спиртным. Поскольку показания Джордана изобличали его самого, он выторговал ряд условий: обещание скостить срок, перемену места жительства для своей семьи плюс 3500 долларов (чуть больше 20 тысяч на нынешние деньги). Свидетель того стоил: он принимал непосредственное участие в расправе, видел все собственными глазами, а по некоторым сведениям, и стрелял, хотя и отрицал это. Из слов Джордана явствовало, что расправа над активистами не планировалась заранее. Заместитель шерифа Прайс заметил хорошо ему известный «форд» на дороге и остановил его, еще не зная, к чему придраться.

 

Наличие в салоне Швернера стало для него приятным сюрпризом. Он решил арестовать всех троих по вздорному поводу. Арест позволил ему выиграть время. Заключив Швернера, Гудмана и Чейни в тюрьму, Прайс встретился с одним из предводителей местного отделения клана, рабочим лесопилки и по совместительству баптистским пастором Эдгаром Рэем Килленом (в иерархии клана его ранг называется «клигл»: аббревиатура от слов Klan и eagle – «орел»). Сообща они разработали план. Киллен отправился собирать шайку, которая должна была исполнить приказ «великого мага». Когда все было готово поздно вечером Прайс отпустил Гудмена, Швернера и Чейни, приказав им убраться из города, якобы для их же блага и последовал за «фордом» на своей патрульной машине.

 

Сидевший за рулем «форда» Чейни нажал на газ, пытаясь уйти от преследования за границу графства, где власть заместителя шерифа кончалась. До границы оставалось менее 10 миль, когда Чейни по невыясненной причине – возможно, у него просто заглох мотор – остановил автомобиль. Прайс велел всем троим пересесть в свою машину. Тем временем подоспели две машины с куклусклановцами, которых мобилизовал Киллен. Компанию ему составили шериф Лоренс Рейни и еще несколько десяток человек.

 

Кавалькада свернула с шоссе на проселок. Там в глухомани и было совершено тройное убийство - активистов избили и застрелили. Трупы погрузили в «форд». Заместитель шерифа велел следовать за своей машиной. Заговорщики приехали на ферму одного из членов клана, на территории которой и находилась дамба. Наготове стояли два бульдозера. Машину убитых отогнали на другой конец графства, чтобы запутать следствие, и там подожгли

 

Остывший пепел Миссисипи 

Клановцы продумали практически все. Делом бы никто не заинтересовался, полиция провела бы рутинные мероприятия по поиску пропавших, а потом отчиталась, что тела обнаружить не удалось. Учитывая, что практически все местные полицейские состояли в ККК, исчезновение двоих активистов-северян и местного черного навсегда осталось бы загадкой. Но они не учли одного - в дело вмешалось ФБР, пристально следившее за событиями в Миссисипи.

 

Дело об убийстве троих активистов взял под свой контроль лично глава ФБР Эдгар Гувер, пренеприятнейший человек, но твердый профессионал. Гувер и сам отличался нетерпимыми взглядами, не любил евреев, радикалов и извращенцев, и в общем не стремился расшевелить осиный улей в Миссисипи, но был вынужден взяться за это дело, поскольку к нему проявил интерес президент Джонсон.

 
Место, где нашли погибших активистов, фото с сайта www.law.umkc.edu

Дело было беспрецедентным. В штат приехало множество агентов ФБР, которые начали трясти буквально всех и каждого. Через 44 дня напряженной работы тела погибших и обугленная машина наконец-то были обнаружены. Но самих убийц найти не удавалось. Только к зиме следователям удалось разговорить одного из предполагаемых участников преступления, после чего начались повальные аресты. Под стражу было взято 19 человек, в том числе Рейни, Прайс и Киллен.

 

К этому времени журналист Уильям Хьюи, писавший очерки о деле убитых правозащитников, выпустил книгу "Три жизни за Миссисипи". Она моментально стала бестселлером и привлекла к себе внимание практически всей страны. Хьюи едва сам не пал жертвой Клана - после того как вышла вторая его книга "Клановец", обозленные члены ККК завалили писателя угрозами и сожгли крест перед его домом.

 

К декабрю предварительное следствие было закончено. Во избежание оправдательного приговора судить обвиняемых решено было в федеральном суде. Но из-за юридических тонкостей вменить клановцам в вину убийство не получилось - федеральный свод законов на тот момент не предусматривал понятия "убийство". Поэтому формула обвинения была «заговор с целью лишения гражданских прав под видом исполнения законности». Однако власти штата, и в первую очередь федеральный окружной судья Уильям Кокс, назвавший однажды негров «сборищем шимпанзе», прилагали все усилия к тому, чтобы сорвать судебный процесс. Потребовалось решение Верховного Суда США, чтобы заставить судью Кокса отказаться от крючкотворных уловок и принять дело к производству. В октябре 1967 года суд наконец начался. Жюри присяжных было сплошь белым – адвокаты обвиняемых отвели кандидатуры всех до единого «цветных». Главными обвиняемыми были Сесил Прайс, «имперский маг» Сэм Боуэрс, отставной морпех Уэйн Робертс, расстрелявший правозащитников, и еще 15 человек, включая Эдгара Рэя Киллена.

 

Команду обвинения возглавлял федеральный окружной прокурор Джон Майкл Доар – человек огромного благородства и бесстрашия, твердый сторонник десегрегации, не раз рисковавший собственной жизнью, когда отстаивал права афроамериканцев. Но хозяевами положения чувствовали себя Прайс и его сообщники. Они находили возможным острить, откровенно хамили прокурору, подмигивали присяжным – мол, мы-то с вами одной крови. Судья Кокс, над которым навис дамоклов меч импичмента (федеральные судьи назначаются пожизненно, и сместить их с должности возможно только за серьезные преступления; за всю историю США наберется едва ли десяток таких случаев), не мог проявлять явную тенденциозность. Решающее значение имели показания Джордана, которого доставили в суд под усиленной охраной. Просовещавшись полтора дня, жюри присяжных, многие из которых получили угрозы от ку-клукс-клана, сообщило судье, что оно не в состоянии вынести вердикт. В таких случаях суд объявляется несостоявшимся. Но Уильям Кокс, невзирая на протесты защиты, произнес новое наставление присяжным и отправил их совещаться дальше.

 

Дело тянулось долго и с переменным успехом. Когда судья Гарольд Кокс отклонил обвинения в отношении большей части из тех, кто сидел на скамье подсудимых, пришлось вмешаться непосредственно Верховному суду США, чтобы опротестовать его решение.

 

Наконец, вердикт был вынесен. Семеро обвиняемых были признаны виновными, восемь оправданы. В отношении троих, в том числе Киллена, предусмотрительно обеспечившего себе алиби, мнения присяжных разделились – в случае Киллена в соотношении 11 к 1; женщина-присяжная заявила, что пастор не способен на убийство, и осталась при своем мнении, невзирая на обличающие показания свидетелей. Судья Кокс приговорил Боуэрса и Робертса к 10 годам тюрьмы каждого, Прайса – к шести; остальные получили меньшие сроки. Стоит заметить, что сегодня за подобное преступление они получили бы по столько же пожизненных сроков.

 

 Остывший пепел Миссисипи Объявляя приговор, судья сказал: «Они убили одного ниггера, одного еврея и одного белого. Я дал им максимум того, что, как я считаю, они заслуживают». Сесил Прайс вышел на свободу, отбыв четыре года. Больше шести лет не отсидел никто. Дело об убийстве в Миссисипи имело громкий резонанс и способствовало быстрому принятию конгрессом Закона о гражданских правах, который считается крупнейшим правозащитным актом в истории США после Билля о правах, принятого в 1791 году вместе с конституцией. Но ставить точку в расследовании оказалось рано. 
Шериф Рейни и его заместитель Прайс, фото с сайта www.law.umkc.edu

He's guilty, he's guilty send that boy to jail

 

ДЛЯ СПРАВКИ

 

В настоящее время число членов ку-клукс-клана составляет по разным данным от 4 до 6,5 тысяч человек, на страну с более чем 250-миллионным населением. Сейчас Клан не представляет какой-либо реальной силы. Пальму первенства у них переняли различные неонацистские группировки, скинхэды, так называемое "ополчение" (militia) и тому подобные группы. Несмотря на заверения различных Клановских страниц в Интернете сейчас Клан представляет собой малочисленные маргинальные группы. Тем более, что единого Клана сейчас нет. Есть разные организации, заявляющие, что именно они имеют право именоваться Кланом, а все остальные это подчиненные и второстепенные. Как ни странно на Севере США Клан распространен сильнее, чем на Юге.

 

Что в конце концов и случилось. Киллен преспокойно жил себе в Миссисипи, продолжал сотрудничать с ККК и различными правыми организациями, читал проповеди и в конце концов умер бы в своей постели, не подтолкни его лукавый сделать одно заявление. В 2004 году Киллен публично объявил, что намерен провести митинг в поддержку ККК на ярмарке Миссисипи и просветить подрастающую молодежь, как белые американцы должны бороться за свои права.

 

Грянул скандал. Учитывая, что Миссисипи является самым "черным" штатом США, немедленно начались протесты и поднялась кампания в прессе. Тут Киллену припомнили, что он уже обвинялся в убийстве на почве расовой ненависти, но сумел избежать наказания. Власти были вынуждены реагировать. Сразу вспомнили, что 1999 году «имперский маг» Сэм Боуэрс, который отсидел свое, вышел, но затем был снова осужден за другое убийство, на сей раз на пожизненное заключение, разговорился с государственным архивариусом штата Миссисипи. При условии, что содержание беседы станет достоянием гласности только после его смерти, Боуэрс рассказал, что «главный подстрекатель вышел из зала суда свободным человеком». Подстрекателем этим был Эдгар Рэй Киллен. Сохранить интервью в тайне не удалось. Извлечения из него опубликовала местная газета Clarion-Ledger. Вдова Швернера Рита, работавшая вместе с ним на программе «Лето свободы», стала добиваться нового суда. Закон штата Миссисипи не делает различия между исполнителем и организатором убийства. Дела об убийстве не имеют срока давности. Но по прошествии 40 лет многих свидетелей уже не оказалось в живых. Обвинение было предъявлено восьми подозреваемым. Большое жюри оставило в силе обвинение лишь против Киллена.

 

6 января 2005 года Киллен был арестован, Он не признал своей вины. Суд освободил его из-под стражи, учитывая преклонный возраст обвиняемого, до начала процесса под залог в 250 тысяч долларов. Выйдя к репортерам, он пожал плечами: «Меня подозревают в убийстве кого-то, о чьем существовании я узнал только из газет». Он, конечно, рассчитывал, что живых свидетелей уже нет. Однако закон штата Миссисипи допускает использование ранее данных показаний, если свидетель по тем или иным причинам не может предстать перед судом, – при условии, что показания были даны на перекрестном допросе. Это был несколько странный, необычный суд: представители защиты и обвинения читали вслух по ролям стенограммы перекрестных допросов 1967 года, при этом вели себя так, как если бы допрашивали живых свидетелей: заявляли протесты, и если судья их удовлетворял, вопрос снимался. Поскольку 40 лет назад его судили за нарушение гражданских прав, то правило, по которому человека, оправданного судом присяжных, нельзя повторно судить по тому же обвинению, не сработало. Следствие, использовавшее материалы процесса 1967 года, провели быстро, сам суд занял неделю: с 13 по 21 июня. Наконец члены жюри, треть из которых являлись чернокожими, вынесли вердикт - виновен!

 

Милый дедушка-расист, любимец соседей, проповедник и убийца, получил свое. За убийство 40-летней давности ему могут дать 20 лет тюрьмы. Возможно, он сядет - после апелляций и разбирательств. Возможно, он умрет до того, как его перевезут в федеральную тюрьму - ведь ему уже 80 лет, возраст преклонный. Одно можно предположить с уверенностью - помилования не будет. Хэйли Барбур, губернатор штата, большинство выборщиков в котором составляют чернокожие, на политическое самоубийство не пойдет.

 

Стоило ли сейчас судить Киллена? С точки зрения его земляков, жителей городка Филадельфия, штат Миссисипи, как белых, так и черных, Киллена надо было оставить в покое - безвредный старик никому особо не мешал, а что касается его крайне правых взглядов, то пусть себе болтает: неприятно, конечно, но не смертельно.

 

С точки зрения властей - да, стоило. Потому что возмездие должно быть неотвратимым. И потому что хладнокровное убийство оправдывать нельзя. И еще потому, что молодежь надо воспитывать, в том числе и на таких примерах. Потому что справедливость - она для всех, и она должна восторжествовать.

 

А вот с точки зрения человека, родившегося значительно позже убийств в Миссисипи и никогда не бывавшего на Юге, человека, для которого пылающие кресты и белые балахоны - всего лишь образы из хроники 1970-х и персонажи художественных фильмов, словом, с точки зрения среднего американца однозначный ответ на этот вопрос дать трудно. Эдгар Рэй Киллен прожил долгую жизнь, проповедовал любовь к ближнему, убивал дальних, был примерным семьянином, любил свою тещу, ненавидел негров, евреев и коммунистов, работал на лесопилке, вербовал сторонников ККК и искренне жалел, что старое доброе время, когда Юг был Югом, ушло безвозвратно. В скором времени ему предстоит встреча с самым строгим Судьей, а Тот уж сам разберется, куда направить душу своего бывшего слуги.

 

P.S. Для подзаголовков данной статьи использованы строки из популярных в США песен:

 

I wish I was in Dixie - "Был бы я сейчас на Юге", автор Д. Эммет Don yer robes and put yer hoods on! - "Наденьте балахоны, натяните капюшоны", автор неизвестен The way we were - "Какими мы были", авторы М. Хэмлиш и А. Бергман Times they are a-changin' - "Времена-то меняются", автор Б. Дилан Stand up and be counted go with the Ku-Klux-Klan! - "Встань и ступай вместе с Ку-клукс-кланом!", автор Дж. Ребел South's gonna rise again! - "Юг поднимется опять!", автор Л. и Дж. Денсон Mississippi burning - "Миссисипи в огне", автор Tha Klan

He's guilty, he's guilty send that boy to jail - "Он виновен, виновен, отправьте его в тюрьму", автор Б. Спрингстин

 

 

Комментариев 0