Исидаки - «в каменных объятиях»

Исидаки - «в каменных объятиях»

Простая и крайне жестокая японская пытка. Жертву ставили на колени, под голени подкладывали ребристую опору с острыми гранями и помещали на бедра груз, потепенно утяжеляя его. Эта пытка давала колоссальную нагрузку на голени, вплоть до переломов, на коленные суставы и что, самое страшное, нарушала кровоток в сосудах ног. В результате развивались тромбозы, из разрушившихся мышц выходили разные вещества, то что сейчас медики называют "синдромом длительного сдавления" и в конце-концов приводила к смерти.

Ну и, разумеется, не обходилось без жуткой боли и судорог в мышцах бедер.

Исидаки - «в каменных объятиях»
Это изобретение известно как самая жестокая пытка в стране восходящая солнца. В Японии были наказания по суду: изгнание в отдаленные местности, каторжные работы, битье бамбуком по пяткам, связывание веревкой, подвешивание, давление камнями. Три последних наказания это уже пытки, о которых ходило много легенд. По-японски будет «сидзай» - смертная казнь.
  У японцев есть четкие инструкции, какой вес должен быть плиты, сколько плит должно быть. Исидаки ранжируется: средняя - сдавливание в течение 6 часов; тяжелая - сдавливание в течение 7 - 8 часов; крайне тяжелая - более 8 часов – после такой пытки человек два-три дня живет.

Ну и немного прозы, иллюстрирующей подобную казнь:

 

Увы, мы вернулись слишком далеко назад по вектору времени…

Средневековая Япония. Мир – загадка, мир – тайна, мир непостижимых и несочетающихся в западном сознании вещей, и, тем не менее, слитых в единое целое.

Нам выпала честь приоткрыть дверь в мир людей, живущих по неписанным законам кодекса бусидо – самураев.

 

Клонится к закату день.

И вот уже пора в опочивальню мудрому старому господину-самураю и его молодой жене.

Сон.

Ничто не тревожит их покоя, лишь сверчки затянули свою песню.

Но вот японка встаёт.

Оглядываясь, украдкой, спешит она в сад. Зачем? Что ждёт её?

Страшно ей.

Луна озарила лучами деревья. И по лунной дорожке в сад навстречу счастью торопится юноша.

Встретились любовники.

 

Над вишней в цвету

Спряталась за облака

Скромница луна.

 

И ветка сакуры из рук его уже в волосах женщины…

Лишь трепетное дыхание. Лишь несмелые прикосновения рук… лишь такие моменты счастья смогли украсть они у судьбы…

Неведомо им, что холод одинокой постели разбудил старого самурая. Что проснулся он и, взяв свой верный меч, отправился искать жену.

 

Замерзла вода,

И лед разорвал кувшин.

Я проснулся вдруг.

 

Уже в саду покинутый муж.

Вышла из-за облаков и так ярко разлила вновь свой свет луна.

Как хорошо видны изменщица и предатель.

Вопль гнева, и занесён меч над провинившимися.

Но нет, не так суждено им умереть. Не поддастся порыву тот, чьим стилем всегда была сдержанность.

Казнить! И неверную жену, кинувшуюся с мольбой в ноги, и неверного вассала, пытавшегося сбежать, но пойманного верными слугами.

Исидаки. Каменные объятия. Объятия смерти. Последние объятия в их жизни.

Ребристые доски.

Любовники на них на коленях. А на шеях камни, чьи объятия и принесут сначала нечеловеческие мучения, и лишь потом – смерть.

Но не будет мольбы о прощении, не будет просьб о пощаде - не так воспитаны эти люди.

Они смогли принять свою запретную страсть. Они готовы принять и расплату за неё. С достоинством.

И муж готов простить их, но нельзя – поругана честь, и только смерть на крыльях своих унесёт позор.

Долго длится казнь. И внешне бесстрастно наблюдает самурай за ней, лишь наступая на камни на шеях умирающих. Лишь усиливая мучения их. Вырывая всё-таки стоны.

И всё. Конец. Погас свет жизни в любящих душах изменников.

Слуги уносят тела.

И только ветка сакуры в руках у теперь уже вдовца.

 

Букетик цветов

Вернулся к старым корням,

На могилу лег.

Осталось незавершённым лишь одно дело.

Позор. А теперь и одиночество. Нужна ли теперь жизнь?

Опуститься на колени, лишь подвернув полы халата.

Верный слуга – прими меч господина. Выпала тебе честь стать его кайсаку.

И протяни ему, коленопреклоненному, другой – короткий меч – на подносе.

И встань с занесённым мечом за спиной его в готовности закончить то, что предстоит сделать самому господину, если силы покинут его.

Сэппуку.

 

Долгий путь пройден,

За далеким облаком.

Сяду отдохнуть…

   

 

 

 

-

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0