Человек-свинья

Данный вид истязания родом из Японии. Применялась она по отношению к пленным шпионам. Осужденному выкалывали глаза, отрезали нос, язык, конечности (ноги — по колено, руки — по локоть), прокалывали барабанные перепонки, иногда кастрировали. Происходила пытка постепенно: сначала отрезали первые фаланги пальцев, потом вторые и так далее, если шпион не был сговорчив. При этом останавливали кровотечение, чтобы человек не умер преждевременно. Кормили и поили человека-свинью 2 раза в день, через некоторое время бросали его к голодным свиньям. Безжалостные животные рвали клыками на куски тело беззащитной жертвы. Либо несчастный жил в хлеву вместе со свиньями.

 

Некий аналог такого истязания был у викингов. В романе Гарри Гаррисона "Молот и крест" описана расправа над пленником -

В убежище стояло корыто для корма лошадей, наполненное соломой. Шеф сразу узнал светлые волосы и бороду Вульфгара, но лицо словно принадлежало трупу: белое, восковое, нос заострился, кости торчат под плотью. Но Вульфгар не мертв. На мгновение Шеф не мог сообразить, что видит. Как может Вульфгар лежать в этом корыте? Он слишком велик для этого. У него рост больше шести футов, а корыто - Шеф знал это по побоям, вынесенным в детстве, - не больше пяти футов в длину...

Чего-то не хватает. Что-то у Вульфгара не так с ногами. Колени доходят до края корыта, но дальше только неопрятная повязка, обернуты культи, тряпки покрыты грязью и кровью. И запах разложения, запах горелого мяса. С растущим ужасом Шеф увидел, что рук у Вульфгара тоже нет. Остатки рук скрещены на груди, и тут культи, перевязанные выше локтей.

Сзади послышался голос: - Его поставили перед нами. Положили на бревно и отрубили топором руки и ноги. Сначала ноги. Каждый раз прижигали отрубленное раскаленным железом, чтобы он не умер от потери крови. Сначала он проклинал их и боролся, потом стал просить, чтобы ему оставили хоть одну руку, чтобы он смог сам есть. Они смеялись. Рослый, ярл, сказал, что все остальное ему оставят. Оставят глаза, чтобы он смог видеть красивых женщин, оставят яйца, чтобы он мог желать женщин. Но он никогда не сможет сам снять штаны. И вообще ничего не сможет делать сам, понял Шеф. Теперь в любом своем действии, чтобы поесть и помочиться, он будет зависеть от других.

- Он теперь heimnar, - сказал Эдрич, используя норвежское слово. - Живой труп. Я слышал о таком. Но никогда не видел. Но не беспокойся, парень. Инфекция, боль, потеря крови. Он долго не проживет...

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0