Сообразительный поселянин

 

СООБРАЗИТЕЛЬНЫЙ ПОСЕЛЯНИН

   

Written by В.Владимиров

   

 

Посвящение

 

Его Сиятельству князю С*

Премногомилосердный государь!

Примите в дар сию безделицу, плод моего досуга, кою сочинил Ваш покорный слуга, дабы отблагодарить Ваше Сиятельство за поистине Лукуллово гостеприимство, с коим Вы принимали меня в Вашем вятском имении.

Благоустройство Вашего сельского дворца,в коем и дикие звери становились ручными, тучные пастбища и пышные нивы, счастливые лица Ваших поселян и красота Ваших поселянок – все говорит о том, сколь рачительным и мудрым правителем Вы являетесь для подданных своих.

Пусть сия книжица напомнит Вам не только о философических беседах, кои Вы вели со мной, но и о тех прелестных забавах, что учинялись нами с податливыми поселянками.

 

Вашего Сиятельства нижайший слуга,

Сочинитель сея книжки.

 

Ничто не сравнится в мире сем со счастием жизни вдали от шумного города, среди сельских ландшафтов, когда стараниями мудрого правителя окружает тебя радостная и спокойная натура.

Мысли тогда стремятся к возвышенному, и поутру, откушав простого деревенского завтраку и выпив душистого чаю, поданного прелестной прислужницею, погружаешься в размышления о красотах, окружающих твое бытие.

И случается, припархивает тогда в мою обитель прихотливая и непостоянная Муза, и дарует чудесные истории, одну из коих решил я занести на бумагу для благосклонного читателя.

* * *

Жил в неком счастливом селе молодой поселянин. Волею сочинителя присвою я ему имя Андрей, ибо благозвучно оно и для слуха приятно. И был он трудолюбив, старателен и пригож собой.

И обитала в том же селе молодая поселянка, кою наречем мы именем Аглаи, и была она столь прелестна, что когда в жаркий день погружала свое тело в речную воду, то рыбы останавливали движение свое, удивляясь ея красоте.

И коль в первых же словах рассказа сего заговорил я о молодых и пригожих, то разумный читатель догадается, что поселянин Андрей и поселянка Аглая любили друг друга, ибо Амур не токмо по чертогам, но и по хижинам хождение имеет.

Часто, встречаясь на берегу своего любимого ручья, на мягком мху возлегая, предавались они невинным любовным забавам, но богиня непорочности всегда незримо присутствовала при сем в тени дерев.

В погожий летний день, когда натура одаряет свои создания плодами, бродя по лесу с подружками, цветочки сбирая, да лесной ягодой лакомясь, набрела милая Аглая на черемуху, обильно сочными ягодами усыпанную, и по девичьей прихоти стала ее с молодой жадностию вкушать. Не ведала того прелестная Аглая, что ягода сия, хоть и сладка, но коварна, под стать своей темной наружности.

И на другой день ощутила юная поселянка, что нежное тело ее словно закрыто на крепкие запоры, и от того под сердцем у нее тяжесть и во всем существе слабость.

Но хоть чувствовала Аглая свое нездоровье, отправилась она к быстротекущему ручью, у которого ожидал ее возлюбленный Андрей, ибо не могла она с любимым не свидится.

Но влюбленный Андрей приметил, что прелестная возлюбленная сегодня грустна и не отвечает на его ласки по-прежнему.

“Что приключилося с тобою, милая Аглая? Отчего ты невесела и бледна сегодня?” - спросил участливый поселянин свою возлюбленную. “Ах, любезный мой Андрей, не знаю, что со мной соделалось, но с известного времени нехорошо себя чувствую” - ответствовала с грустию милая Аглая.

Сильно сии слова огорчили молодого Андрея, но будучи по натуре своей пытливым и сообразительным, расспросами ласковыми скоро вызнал он у нежной Аглаи причину ее недомогания. Ободряюще рассмеявшись, сказал Андрей прелестной своей возлюбленной: “Не грусти, любезная Аглая, в силах моих сию беду разрешить! Доверься моим рукам и разумению”.

Велика столь была в сердце юной Аглаи любовь к пригожему поселянину, что разрешила она делать все, что разумение Андреево ему подсказывало.

Велев Аглае дожидаться его, отправился Андрей по берегу ручья, пока не набрел на заросли камыша.

Срезав тростинку потолще, очистил поселянин ее снаружи и изнутри до гладкости, в подобие пастушей свирели превратив, токмо без клапанов.

Вернувшись к ожидавшей его милой Аглае и взяв ее за белую руку, отвел ее Андрей к самой воде и просил, дабы опустилась она на мягчайший мох, опершись на нежные колени и руки, видом своим прелестной кобылице уподобившись.

Когда добронравная и покорная Аглая просимое исполнила, поднял влюбленный Андрей одеяние ее верх, обнажив Аглаины сокровенные красоты.

Затихло тут птичье пение, ибо залюбовались птицы лесные на два белоснежных холма, солнечному свету явленные, и цветы благоуханные опустили от зависти лепестки свои.

Замерло сердце Андреево от лицезрения нежных Аглаиных округлостей, бесстрашно его взгляду открытых.

Омочил он губами конец камышинки, и с ласковой нежностию погрузил ее в Аглаину темную пещерку, что рядом с Гротом Венеры располагается, как то сельские мальчишки с оводами учиняют, для забавы им соломицу вставливая.

Вздрогнула нежная Аглая от сего проникновения и пунцовым цветом залилась, но смолчала, ибо доверялась она любови Андреевой, и не ждала плохого от него.

Тогда Андрей набрал в рот воды из нежножурчащего ручья, столь много, что ланиты его раздулись, и лицо уподобилось Бореевой личине, как ее живописцы изображают. Приникнув губами к концу камышовой тростинки, что из милого нутра торчала, впустил Андрей сквозь нее набранную воду вглубь Аглаи. И вновь захватил Андрей воды из ручья и перелил ее изо рта своего через камышинку в Аглаю. И повторял он сие столь многократно, что почувствовала прелестная Аглая, что нежная утроба ее прохладной влагой переполнилась, и та наружу готова устремиться. И возразила пригожая Аглая об этом нежным своим голосом. Тогда удалил Андрей из милого тела камышовую тростинку, и показал Аглае на пышнозеленый куст бузины, за коим укрыться она могла.

И когда благонравная Аглая в заросли удалилась, услыхал Андрей шум, подобный шуму Альпийского водопада, что каменные глыбы с заснеженных вершин срывает и в зеленую долину сносит.

А когда Аглая из-за куста бузины показалась, на прелестном лице ее вновь радостный румянец, как свет богини Авроры сиял, и ни следа от прежнего недомогания Андреев взор обнаружить не мог.

Так сообразительный поселянин свою подругу от тягости, черемухой причиненной, избавил, и к младым радостям вернул.

Когда о сем происшествии владетель того селения узнал, то в восторг и умиление приидя, повелел он разумному Андрею и прелестной Аглае узами Гименея сочетаться, что те с радостию исполнить незамедлили.

И столь молодые супруги усердно трудам ночным любовным предаваться стали, что вскоре ощутила нежная Аглая, что под сердце ей подпирать стало, да поняла она, что от сей милой тягости камышовая тростинка исцелить не сможет.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0