Джоан Палмер

Предуведомление автора.

Все события, описанные в этом рассказе – вымышлены. Процессуальные, медико-физиологические и иные реалии являются фантазией автора.

Любые совпадения с реальными событиями и людьми – случайны.

Посвящается Сидни Шелдону.

- Присяжные вынесли свое решение?

Невысокий лысоватый мужчина, к которому обратился с вопросом судья, нервно потер переносицу, и взглянул на листок бумаги, зажатый в его руке.

- Да, ваша честь …

- Огласите его, пожалуйста…

Старшина присяжных заседателей откашлялся и прочитал:

- Присяжные признают Джоан Палмер, тридцати двух лет, виновной в убийстве своего мужа, Роберта Палмера, а также Майкла Кронски с обдуманным намереньем и особой жестокостью.

- Это мнение всех членов жюри присяжных? – судья обвел глазами восьмерых мужчин и четырех женщин, сидевших перед ним.

- Да, ваша честь, всех до одного.

- Хорошо…

Раздался короткий стук судейского молоточка.

- Джоан Палмер, вы признаны виновной по всем статьям обвинения. В соответствии с законами штата *** , я приговариваю вас к смертной казни за убийство Роберта Палмера и Майкла Кронски. В связи с особой жестокостью вашего преступления, вам отказано в праве апелляции. Приговор будет приведен в исполнение способом, который определит Комиссия по наказаниям штата ***, в распоряжение которой я передаю вас. Да смилуется над вами Господь. Заседание закрыто.

Стукнул молоточек.

Та, к которой были обращены жестокие слова судьи, светловолосая женщина с правильными, приятными чертами лица стояла, вцепившись руками в барьер, окружавший скамью подсудимых. Услышанное медленно проникало в ее сознание, глаза искали хоть одно сочувственное лицо среди находившихся в зале суда, и не находили.

Когда стальные браслеты защелкнулись на ее запястьях, у нее вырвался сдавленный крик.

Судья, уже выходивший из зала, недовольно поморщился и коротко махнул рукой охране, поторапливая ее действия.

Конвоиры подхватили осужденную под локти и быстро вынесли ее через боковую дверь в узкий коридор, ведущий из здания суда к тюремной машине.

* * *

Распластавшись на тюремной койке, Джоан вновь и вновь возвращалась мыслями к событиям, которые привели ее, преуспевающую бизнес-леди, в эту камеру смертников.

Начало того летнего дня не предвещало никаких печальных неожиданностей. Наоборот, в этот день все ее деловые переговоры шли чрезвычайно успешно, и подписав несколько крайне выгодных для фирмы контрактов, Джоан решила, что имеет полное право начать уик-энд на несколько часов раньше.

Подъехав к дому, она обнаружила, что очевидно, Роберту пришла в голову та же мысль – его “Понтиак” стоял перед домом.

Быстрыми шагами Джоан пересекла холл и поднялась на второй этаж, предвкушая, как сбросит осточертевший деловой костюм, и нырнет в ослепительно голубой бассейн и будет долго лежать, раскинув руки и ноги в прохладной, пощипывающей кожу пузырьками, воде.

Звуки, донесшиеся до нее из-за двери спальни Роберта, заставили ее резко остановиться, словно налетев на невидимую преграду.

Джоан осторожно приоткрыла дверь, и в следующие несколько мгновений вся ее жизнь полетела в пропасть.

Ее муж, Роберт Палмер, лежал лицом вниз на кровати, а на нем, судорожно двигая задом вверх-вниз, елозил его пресс-секретарь Майкл Кронски. Роберт при этом издавал такие страстные стоны, какие Джоан никогда от него не слышала, когда он занимался любовью с ней.

Горло Джоан обожгла сухая, раздирающая горечь, словно внезапно в комнате кондиционированная прохлада сменилась опаляющим дыханием сирокко. Она вытащила из глубины сумочки маленький, блестевший никелем и выглядевший игрушечным, пистолет и выстрелила…

Первая пуля досталась Майклу. Она пробила его шею в тот момент, когда он, испустив животный вопль, задергался так, словно пытался целиком влезть между ягодиц Роберта.Выстрел сбросил его на пол, и вторая пуля вонзилась в поясницу Роберта, пригвоздив его к постели. Переход от оргазма к смертельному ужасу и боли был настолько внезапен, что Роберт только беспомощно открывал рот, и широко раскрытыми глазами смотрел на приближавшуюся к нему Джоан, взгляд которой был устремлен на все еще судорожно пульсирующее отверстие его заднего прохода, из которого медленно вытекали густые мутные капли.

К горлу Джоан вновь подступил комок тошноты и она, воткнув ствол пистолета в эту сочившуюся чужой спермой дыру, выпустила туда оставшиеся в обойме патроны.

* * *

- Джоан Палмер, Комиссия по наказаниям штата *** рассмотрела вынесенный вам смертный приговор, и приняла решение о способе приведения его в исполнение…

Голос говорившего заполнял все небольшое помещение, в которое привели Джоан и усадили, сковав руки за спинкой стула, перед столом, за которым сидели трое мужчин.

Двоих она знала – это были начальник тюрьмы и тюремный врач, а третьего, говорившего с ней, она видела в первый и, как она понимала – в последний раз.

- Комиссия определила, что казнь осуществится путем введения внутрь вашего тела трех литров концентрированной серной кислоты, в результате чего произойдет разрушение внутренних органов и как следствие – ваша смерть. Вам понятно решение комиссии по наказаниям?

Мочевой пузырь Джоан отреагировал на страшные слова раньше, чем они дошли до ее сознания.

Посмотрев на предательски растекающуюся под стулом лужу, врач сказал:

- Она поняла, сэр…

* * *

Очутившись в камере Джоан, не обращая внимания на залитые мочой брюки, бросилась на койку и, вцепившись зубами в угол подушки, глухо завыла.

Мозг раз за разом повторял услышанное, пытаясь представить то, что скрывалось за бесстрастными словами…

… Что значит, – введение внутрь тела – они, что заставят пить кислоту, или вольют ее через большую воронку, как пытали водой в средние века? - или...

Страшная догадка пронзила все ее тело. Она сорвалась с койки и едва успела рухнуть на колени перед унитазом в углу камеры, как у нее началась рвота.

Обхватив руками края унитаза, она вновь и вновь содрогалась в спазмах, выталкивавших содержимое желудка. Рот и губы ее горели, словно она уже напилась кислоты. Она не услышала, как открылась дверь камеры и только внезапно почувствовала, что ее поднимают с пола, кто-то вытирает ей влажной салфеткой лицо и укладывает ее на тюремную постель.

По короткой боли у локтя Джон поняла, что ей сделали укол.

- Сейчас вам станет лучше, - услышала она знакомый голос тюремного врача.

Туман перед глазами постепенно рассеялся, судорожно сжатый желудок расслабился и Джоан вновь обрела способность воспринимать окружающее.

Она увидела, что в камере находятся тюремный врач, медсестра и женщина-надзиратель. Надзирательница держала в руках небольшую стопку одежды.

- Вам надо переодеться, - продолжал ровным голосом врач, - Сестра, помогите ей, пожалуйста.

Уверенные и умелые руки быстро сняли с Джоан запачканную и промокшую одежду, и она вновь ощутила освежающе-влажное прикосновение салфетки к своему телу.

Надзирательница вытащила из стопки одежды и протянула ей короткую оранжевую безрукавку и Джоан медленно надела ее. Безрукавка не доходила до пояса, и напомнила Джоан майки-топы, в которых она занималась в спортивных клубах.

- Подождите, - сказал врач, когда Джоан протянула руку за другой частью одежды.

Его спокойный, не громкий голос завораживающе действовал на Джоан, и он покорно осталась сидеть полуобнаженная на своей койке.

- Вам надо принять вот это – раздался голос медсестры, и она протянула Джоан пластиковую чашечку с тремя небольшими капсулками и небольшой стаканчик с прозрачной жидкостью.

- Что это? – спросила Джоан, проглотив капсулы и запив их слегка солоноватой жидкостью из стаканчика.

- Специальное слабительное – ответила медсестра,

Впрочем, к этому моменту Джоан уже не нужен был ответ - ее кишки так властно заявили о себе, что она едва успела усесться на унитаз.

Врач тактично отвернулся к стене, но Джоан все равно залилась пунцовой краской – ей казалось, что трубные звуки, с которыми опорожнялся ее кишечник, были слышны по всей тюрьме.

Дверь камеры вновь открылась, и тюремные служительницы внесли в нее две пластиковые емкости, литров на двадцать каждую, одну пустую, другую наполненную водой, и металлическую стойку с крючкообразной перекладиной наверху.

- Вам сейчас сделают промывание кишечника, - сказал врач.

- Для чего? - тихо, со страхом догадываясь об ответе, спросила Джоан.

- Чтобы не возникло проблем во время… процедуры.

- Значит, в меня вольют кислоту через…

- Да, через прямую кишку, - подтвердил ее догадку врач.

Эти слова заставили судорожно сжаться внутренности Джоан, и они, издав громкий булькающий звук, вытолкнули наружу остатки своего содержимого.

Медсестра протянула Джоан салфетку

- Вытритесь и ложитесь на левый бок, пожалуйста.

Джоан промокнула кожу вокруг заднего прохода и, дернув рычажок водяного спуска, подошла к койке.

Она увидела, что медсестра достала из своей сумки длинный резиновый шланг с отверстием на закругленном конце и присоединила его к большой, полуторалитровой воронке. Пережав шланг зажимом, она наполнила воронку водой и укрепила ее на стойке.

- Ложитесь на левый бок, – нетерпеливо повторила медсестра. Джоан вытянулась на койке.

- Левую ногу согните в колене, а правую подтяните к животу, - продолжала свои указания медсестра.

Поворачиваясь лицом к стене, Джоан заметила, что врач не торопясь натягивает на правую руку тонкую резиновую перчатку.

- А сейчас не напрягайтесь и постарайтесь дышать животом, – услышала она голос врача.

Джоан почувствовала, как смазанный чем-то скользким палец осторожно прошелся по окружности ее ануса и скользнул внутрь.

От неожиданности она ойкнула и сбилась с ритма дыхания.

- Не волнуйтесь, все в порядке, - голос врача действовал на Джоан успокаивающе, и она вновь задышала ровно.

- Начинайте, сестра – сказал врач, и Джоан сначала услышала короткий стук выпускаемой воды в дно пустой емкости, а потом почувствовала, как в ее задний проход медленно вдвинулся конец шланга. Раздалось негромкое журчание и Джоан ощутила прохладную струйку, вливавшуюся в нее.

Затем ток воды прекратился и шланг двинулся вглубь по раскрывшемуся каналу.

Чуть позже Джоан ощутила, как шланг закопошился у нее внутри, и под давлением воды стали раздуваться ее внутренности. В тот момент, когда давление грозило стать непереносимым, медсестра сняла воронку со стойки и опустила ее вниз, держа над пустой емкостью. Мутно-желтый поток с хлопьями кала устремился через раструб воронки.

Медсестра вновь наполнила воронку и укрепила ее на стойке.

Вода зажурчала по знакомому пути, пробиваясь все дальше…

Джоан почувствовала, как ее бережно переворачивают на спину и инстинктивно прижала колени к вздувшемуся животу.

Правильно – услышала она одобрительный голос врача, - а теперь - медленно повернитесь на правый…

Со старательностью первой ученицы Джоан выполнила распоряжение врача.

Вода, подчиняясь ее поворотам, тщательно омывала кишечник, то с шумом выливаясь из опускаемой воронки, то вновь заполняя живот Джоан.

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0