Телефон 922

#922

 

Written by В.Владимиров


Если ваша кошка застряла в вентиляционной шахте, или ваша малолетняя дочь слишком глубоко засунула в себя любимую Барби – вы набираете номер телефона 911 и решаете ваши проблемы…

А если вы наберете в Беверли-Хиллс номер 922, то услышите мурлыкающий женский голос, говорящий:

- “Фонтаны Рая”. Медицинские гидроуслуги. Мы решим Ваши проблемы…

И если с вашей любимой кошкой или дочкиной Барби все в порядке, и если вы не ошиблись номером – значит, вы знаете, куда позвонили, и чем мы занимаемся…

Согласен, что “Фонтаны Рая” – звучит несколько вызывающе, но когда эти слова пришли в мою, не столь уж тупую голову, я уже знал, что они привлекут столь необходимых нам клиентов.

Нас, то есть сотрудников-владельцев “Фонтанов” – трое.

Это, во-первых, Сьюзен Мак-Брайд – наша диспетчер, делопроизводитель и бухгалтер…

Это ее голос вы слышите в телефонной трубке, и именно ее потрясающие способности превратить скучную бумажную работу в фантастически выгодное дело позволяет нам заниматься тем, что нам нравится и столько, чтобы это не превращается в тоскливую обыденную рутину.

У нее ярко голубые глаза, невысокая, но очень пропорциональная фигура, которая заставляет мужчин чувствовать себя рядом с Сьюзен почти Шварцнегерами, а у женщин не вызывает неприязни, как супердлинноногие топ-модели.

Глядя на ее мерилинистую мордашку, вы ни за что не догадаетесь, что она способна сделать из биржевой таблицы, десятка звонков и одного вечера с нужным человеком.

И при всем при этом она обладает мягким и отзывчивым характером.

Во-вторых, – моя напарница (как в кинобоевиках: – “сегодня Я поведу машину!!!”) - Николь Дюбуа.

Правда, мы водим разные машины. Потому что обслуживаем разных клиентов…

Николь – очаровательная маленькая тридцатилетняя брюнетка с большими озорными глазами. Она ушла из больницы, где работала медсестрой, когда ее достал врач, возомнивший себя Джорджем Клуни, и с тех пор она ненавидит сериал “Скорая помощь”.

И, наконец, ваш покорный слуга…

Меня зовут Эдди Лайм, мне 33 года, и я придумал “Фонтаны Рая”.

Как, вы еще не поняли, чем мы занимаемся?!..

Все очень просто – мы ставим клизмы.

Только не надо говорить, что это с успехом делают медсестры в клиниках.

Если бы они это делали так, как этого желают наши клиенты, то у нас не было бы столько заказов.

Дело в том, что мы выполняем некоторые прихоти наших клиентов.

…А вот ЭТО говорить не надо!..

Как раз ЭТИМ мы и не занимаемся.

И об этом записано в нашей лицензии и у нас НИКОГДА не бывает проблем с полицией нравов.

Во-первых - наши клиенты - состоятельные и довольно известные люди, причем, как правило, уже перешагнувшие за 45 лет, а во-вторых, есть способы доставить заказчику удовольствие и не трахаясь с ним.

Кстати, это отнюдь не проще для нас, особенно для легко возбуждающейся Николь. И часто, когда она после выполнения заказа врывалась в офис, бурно дыша и с расширившимися зрачками, мне приходилось давать ей необходимую разрядку на диване, стоящем во второй комнате.

Если же я в этот момент находился у клиента – на помощь Николь приходила добрая Сьюзен.

Для этих целей в ящике ее стола хранились специальные трусики с прикрепленным фаллоиммитатором (тип “Натура”).

Николь, как правило, работает с мужским контингентом, а на мою долю достаются женщины. Бывают исключения, но они редки…

Вот и сейчас я еду в своем “порше” к нашей постоянной клиентке мисс Абигайль Симмонс, владелице нескольких престижных художественных салонов.

Нас познакомили на вернисаже Роджера Сланга – давнего клиента “Фонтанов”, чьи картины написанные под впечатлением от работы Николь, являлись лишь слабым отражением ее талантов.

Мисс Симмонс в свои сорок семь, несмотря на слегка раздавшуюся в бедрах фигуру, оставалась весьма привлекательной женщиной.

Как обычно в ожидании моего визита, она была в доме одна.

Шурша голубым полупрозрачным халатом, сквозь который слегка белело ее тело, уже освобожденное от всех предметов нижнего белья, мисс Абигайль Симмонс впереди меня прошла в спальню, и сбросив халат, вытянулась на постели, покрытой простыней ее любимого темно-малинового цвета.

То, что мы давно знали друг друга, позволяло нам не тратить время на разговоры и наше общение происходило в завораживающей тишине.

Раскрыв свой чемоданчик, я извлек из него телескопическую стойку, пластиковый закрывающийся двухлитровый мешок для клизмы, трубку с наконечником и градуированным краном, флакон с жидким кокосовым мылом и тюбик с ароматизированным вазелином.

Заполнив мешок до нужной отметки водой из стоявшего на туалетном столике фарфорового кувшина, предусмотрительно приготовленного мисс Симмонс, я добавил туда 15 миллилитров жидкого мыла и, ввернув в горловину пробку с вставленной трубкой, укрепил приспособление на держателе стойки на высоте 145 см от пола. Именно эти точные цифры позволяли, используя градуированный кран, рассчитать время опорожнения клистирного мешка с точностью до пяти секунд.

Выпустив в кувшин короткую струйку воды, я смазал наконечник вазелином и увлажнив пальцы каплями жидкого мыла, сел на край постели, рядом с лежащей на спине с закрытыми глазами мисс Симмонс.

Осторожно я согнул ее ноги в коленях и слегка развел их в стороны, открывая доступ к промежности мисс Абигайль.

Просунув снизу правую руку под ее мягкий тяжелый зад, я погрузил пальцы между ягодиц и, нащупав складки ануса, стал осторожно поглаживать и растирать его, пока не ощутил, как задний проход мисс Симмонс приоткрылся и стал жадно затягивать внутрь кончик моего безымянного пальца.

В этот момент я протолкнул в отверстие зада наконечник шланга, который до этого прижимал большим пальцем к ладони. Придерживая шланг, я точным движением открыл кран, установив его на нужную отметку.

По короткому вздоху мисс Симмонс, я понял, что вода пошла внутрь, и перенес свою руку на ее лоно, осторожно раскрывая его и вышелушивая из повлажневшего куста тронутых сединой волос зернышко клитора. Мягкими, ласкающими движениями пальцев я стал возбуждать его. Одновременно другой рукой я оглаживал широкий выпуклый живот Абигайль, нажимая чуть сильнее в тот момент, когда моя рука проходила над мочевым пузырем.

Продолжая массировать напрягающийся под моей лаской клитор мисс Симмонс, я ощущал, как постепенно наполняется и становится упругим ее живот.

Через несколько минут дыхание женщины участилось, руки, до этого расслабленно лежавшие, стали судорожно комкать простыню, и в тот самый момент, когда из клистирного мешка донесся слабый всхлип уходящего мыльного раствора, она замычала, дернулась всем телом, замотала головой и по моим пальцам потекла слизь, которую толчками выталкивало влагалище мисс Симмонс.

Наконечник шланга, коротко брызнув остатками воды, выскочил наружу и тут же из мисс Абигайль на простыню хлынула пенистая желтая струя, распространявшая смесь запахов мыла и кишечного содержимого.

Бедра мисс Симмонс еще продолжали вздрагивать, когда она слегка натужилась, и в мою ладонь брызнули горячие струйки.

Еще несколько мгновений - и мисс Абигайль Симмонс обмякла, а я облегченно вытер свои запачканные руки о простыню.

Глядя на лежащую передо мной женщину, я в очередной раз поразился тем изменениям, которые произошли с ней после испытанного оргазма.

Ее груди, только что растекавшиеся большими полушариями, напряглись и выставили вверх твердые столбики сосков, живот стал плоским, кожа на лице порозовела и разгладилась.

Казалось, что Абигайль Симмонс лежит не на постели, залитой ее испражнениями и мочой, а в чудесном омолаживающем бассейне, превратившем ее из почти пятидесятилетней женщины в тридцатилетнюю.

Я был готов трахнуть ее прямо сейчас, на этой измаранной простыне и только требования нашей лицензии останавливали меня.

Словно почувствовав это, мисс Симмонс, открыла глаза, медленно поднялась с постели, и качнув тяжелыми, в желтых брызгах, ягодицами пошла в ванную.

Через двадцать минут я уже быстро ехал в офис "Фонтанов Рая", надеясь, что Николь еще у своего клиента и Сьюзен в офисе одна.

Мне очень нужна была разрядка.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0