Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Сайт, посвященный истории
пыток и смертной казни, их
эротической составляющей

 
на правах рекламы

Телефонное шоу

Автор: torturesru от 16-07-2011, 16:36
ВВЕДЕНИЕ

Из достоверных источников известно, что в Юго-Восточной Азии, особенно в Бангкоке, были шоу, на которых для развлечения публики убивали молодых женщин. В местном фольклоре они известны как "Телефонные Шоу", поскольку слова, - "Вы мне не поможете добраться до телефона", - сказанные таксисту или гиду – это кодовая фраза, используемая, когда кто-то хотел увидеть одно из таких шоу. Я не могу сказать, как это можно отличить от обычной потребности позвонить по телефону.


ТЕЛЕФОННОЕ ШОУ

Потягивая коктейль, Джерри вышагивал взад и вперед, нервно посматривая на дверь. Его человек сказал, всего несколько минут. Всего несколько, а прошло уже, наверное, полчаса. У кустарного бара, кое-как установленного в этом редко-используемом складе, ждала дюжина трезвых мужчин. И он не хотел стать крайним, если они не получат то, чего ожидали, и за что заплатили.

Джерри уже серьезно разволновался, когда, наконец, складская дверь приоткрылась. Оглянувшись на звук, он увидел, что через щель бочком протиснулись две вьетнамских девушки. Обе были одеты в свободные шелковые халатики, обе были поразительно красивы. Большие глаза, тонкие черты лица, длинные темные волосы. И обе были очень молоды - намного моложе, чем он ожидал.

Джерри уставился на них.

- "Вы не …?" - начал спрашивать он.
Младшая из них подняла глаза.
- "Это Мы", - ясно произнесла она очень тоненьким голоском.
Он нахмурился.
- "Да Вы же просто дети!"
Она отрицательно покачала головкой.
- "Нет. Мне пятнадцать лет. Ей семнадцать"
- "ЕПРСТ! Я ж говорю - дети!" – Джерри схватился за голову, - "Иисусе! Я ожидал встретить здесь прожженных, уставших от жизни девиц из бара! Вы, что же, хотите сказать, что вызывались сюда добровольно!?"
Головка младшей снова качнулась.
- "Да", - сказала она, - "мы вызвались"
- "Но почему!?"
Она пожала плечами.
- "Наши семьи очень бедны, Американец. У меня четыре сестры и только один брат. Господин Дью заплатил моему отцу за меня пять тысяч долларов. Это – такие большие деньги! И он сказал, что, после представления, может, будет еще больше! Такие деньги я не смогла бы заработать в барах и за три года!"
- "Но, Боже правый! Я не хочу использовать Вас двоих для шоу! Вы сейчас же должны идти домой …"

Глаза девушек расширились от ужаса.

- "О, нет! Я не могу! Вы должны сделать это, Американец! Разве Вы не поняли? Господин Дью уже заплатил нашим отцам по пять тысяч американских долларов! Он тогда заберет деньги!"
- "Ну, мать твою, это не так плохо как …"

Она жестом показала на наблюдающих за ними группу мужчин.

- "Они также захотели бы свои деньги назад", - напомнила она, - "И даже если бы Вы сами заплатили им, то это повредило бы репутации господина Дью. Он выставил бы нас на другом шоу, точно таком же. А наши семьи потеряли бы деньги!"

Соображая, он на несколько секунд замолчал. Соображалось туго.

- "Ну, давай, что ли, на Вас посмотрим", - нехотя произнес он.

Ежесекундно улыбаясь и кланяясь, она спустила с плеч легкий шелковый халатик и уронила его на пол. Одновременно с ней, вторая девушка сделала то же самое. Джерри не смог не залюбоваться ими. Их тела были почти идентичны: стройные, крепкие, довольно длинноногие для азиаток. Животики в меру плоские, а кожа гладкая, атласная, цвета взбитого кофе со сливами. Больших грудей ни у одной из них не было. У младшей девочки они вообще еще только начали проявляться, с маленькими, дерзкими, кремовыми сосочками.

- "Вы и в самом деле выглядите неплохо", - наконец сказал он, - "Слушайте, а Вы, вообще, знаете, что это все означает? Вы знаете, что здесь будет?"

Младшая девочка энергично закивала.

- "Да! Да!"
- "И Вы, что? Согласны с этим?" – недоверчиво спросил он.
- "Да, это … Ох-Кей. Для моей семьи. За такое большое количество денег. Так я смогу помочь своей семье выбраться из нищеты ...! Вы самый лучший ведущий таких шоу…! Мы так хотели попасть именно на Ваше шоу - с Вами я смогу заработать для своей семьи больше всего чаевых!" – затараторила она.
- "Да я просто не смогу этого сделать и все! Вы же дети! Вот Блииин! Есть же, должен же быть какой-нибудь способ …!"
- "Нет", - спокойно отозвалась младшая девочка, - "Нет, Вы должны, Вы должны сделать это", - она подняла на него умоляющий взгляд, - "Вы ведь не хотите разочаровать своих клиентов", – снова напомнила она ему, - "Посмотрите на их лица! Думаю, мы им уже понравились. Нет, Вы должны сделать то, за что взялись. Я прошу Вас, если я должна ..."

Джерри, похоже, не слушал ее - он внимательно смотрел ей в глаза.
Ситуация и вправду была дерьмовая, как ни крути.
Затем, тяжело вздохнув, он кивнул.

- "Согласен", - сказал он, - "Вот дерьмо! Я буду не я, если мы не сдерем с них чаевых в три раза больше обычного! Ну, ты готова?"

Девушка в ответ улыбнулась и, расстегнув молнию на его штанах, ловко извлекла его уже полувозбудившийся член.

- "Вы сделаете хорошее шоу, Американец!" – прошептала она, - "Пусть мне будет очень больно! Если шоу хорошее, когда мне очень больно, чаевых дают еще больше, и господин Дью обещал, что наши семьи получают половину!"

Мгновение она колебалась.

- "Не останавливайтесь, если мы заплачем, если мы будем вопить. Они хотят, чтобы мы кричали"

Джерри буркнул что-то неразборчивое. Девушка упала на коленки и начала облизывать его член. Тот быстро возбудился, и она взяла его в рот. Пятнадцать ей или нет, а в этом деле она была весьма опытна. Некоторое время он просто наблюдал за нею, но затем, ведь шоу надо с чего-то начитать, он протянул руки к ее небольшим грудям, и начал сжимать ее маленькие, незрелые сосочки.
Она даже не вздрогнула! Он зажимал сильнее и сильнее, но не получил от нее вообще никакой реакции.

- "Все в порядке", - ласково сказал он, отводя назад ее головку, - "это маленькая проверка. Итак, начинаем!"

Она начала было кивать, но он рывком поднял ее на ноги, отмечая, что соски уже покраснели.

Затем, сильно, без замаха ударил ее кулаком в живот.
Со стоном сложившись пополам, она качнулась назад. Усмехнувшись, он с интересом ожидал ее дальнейшей реакции.
Ей потребовалось всего несколько секунд, чтобы снова встать на ноги и выпрямиться. Ее улыбка возвратилась, и она снова стояла перед ним. Похоже, она действительно была готова ко всему.
Его скептическая усмешка смягчилась.

- "Отлично", - сказал он, - "На самом деле!"

Его руки нашли ее груди, и на сей раз, он зажал ее соски ногтями. Мгновение подержав их, он сильно сжал пальцы, впиваясь ногтями в мягкую плоть. Девушка хмурилась и вздрагивала, но продолжала играть с его стоящим членом. Он очень сильно сдавил ее левый сосок, а когда отпустил его, по поверхности кожи текла кровь покрывная возбужденный кончик соска.
Улыбаясь, он сунул руку ей в волосы и опустил ее на колени. Засунув член ей в рот, пока она отсасывала, он дергал ее за волосы. Затем, оттолкнув ее головку, он сильно ударил коленом ей в грудь. Она снова застонала, но немедленно вернулась, забрав его орган в рот. Ее рука вздрагивала, будто она хотела коснуться своей груди, но сдерживалась.
Нагнувшись вниз, он взял ее подмышки и поставил на ноги.

- "Ты, реально хороша, детка", - ласково сказал он, глядя ей в глаза. Затем отвесил ей тяжелую оплеуху.
Она зашаталась, но не упала.
- "И Вы тоже", - ответила она.

Его реакция обрушилась на нее, снова бросив на колени. И прежде, чем она смогла встать, он подступил к ней вплотную и толкнул член ей в лицо. Она немедленно взяла его, и энергично начала сосать.
Пока она отсасывала, Джерри опустил руку в карман, и мгновение спустя его рука выудила ярко синий ножик с выкидным лезвием. Когда он нажал кнопку и нож с громким щелчком открылся, девушка аж подскочила от неожиданности, но ни на секунду не прекратила своего занятия.

Он снова оттолкнул ее. Театрально склоняясь, он помахал перед ее лицом небольшим блестящим четырехдюймовым лезвием. Схватив за волосы, он резко поднял ее на ноги и повернул ее лицом к наблюдающим зрителям.
Затем зашел ей за спину.

- "Ты готова?"- тихонько спросил он, прямо ей в ухо.
Девушка очень тяжело вздохнула.
- "Готова", - тихо выдохнула она.

Опустив руку с ножом, Джерри погладил лезвием ее шелковистое бедро. Своим коленом, он немного выдвинул ее тонкую и красивую ножку. Затем усмехнулся на публику. Перевернув нож в руке, он примерно на пол-лезвия воткнул его ей в бедро. Девушка вскрикнула и скорчилась, а он медленно вытаскивал лезвие, пустив ей по ноге первую струйку крови.
Прежде, чем сделать что-нибудь еще, он подождал, пока красная линия не достигла ее колена. Тогда он стал медленно поднимать небольшое лезвие вдоль ее тела, мимо живота, до маленьких грудей. И когда он прикоснулся острием к точке прямо под ее правым соском, девушка лишь глубоко вздохнула. Но этот вздох пресекся сдавленным хрипом, когда острие вонзилось в нее.
Зарабатывая чаевые, он показывал зрителям, что нож действительно проник в ее плоть, показывал им кровь, сочащуюся с лезвия вниз. Она закинула свои тонкие ручки за голову и, когда он понемногу, на публику, углублял рану, судорожно вцеплялась себе в волосы.

На другом конце комнаты несколько зрителей открыли свои ширинки и вывалили на воздух вставшие члены. Вторая девушка, на коленях, переползая от одного к другому, быстро отсасывала у них. Пара зрителей уже, похоже, приближались к оргазму.

- "А теперь, мы покажем им еще", - прошептал он девушке, вытаскивая нож из ее груди , - "... намного больше!"
Она прижалась к нему всем своим телом.
- "Да", - согласилась она, - "Дай им еще, Американец!"

Ее руки опустились, и, пока Джерри снова показал аудитории окровавленный ножик, она за спиной ласкала его член. Его левая рука обняла ее и накрыла ей грудь, а другой рукой он делал шоу, вращая нож так, чтобы лезвие указывало вовнутрь, на нее.
Затем он резко ткнул клинок в ее мягкий животик, чуть ниже пупка. Теперь он не тянул кота за хвост. Сочно хлюпнув, ножик сразу же вонзился по рукоять. Девушка издала громкий горловой вскрик, и конвульсивно дернувшись, согнулась бы, если бы ее не держали. Он выдернул клинок. Кровь ударила струей на полтора метра.

На другом конце комнаты мужчина стонал в оргазме, извергая семя в открытый рот второй девушки.

Девушка в руках Джерри начала сползать по нему вниз. Ее ручки непроизвольно дернулись, чтобы обхватить рану.
- "Нет!" - прошипел он, - "Пусть они видят все, пусть они видят кровь! Вставай! Давай, ты можешь!"
Она покорно развела свои тонкие руки в стороны.
- "Я попробую", – едва слышно бормотала девушка. Она всхлипывала, слезы градом катились по ее лицу, - "Я попытаюсь стоять..."

Оттолкнувшись руками от него, она немного приподнялась, сняв нагрузку с его руки. Через секунду он убрал свою поддержку, оставив ее стоять в одиночестве. Она стояла, хоть и покачиваясь, но пока справлялась. Отступив вбок, Джерри улыбнулся девушке. И ей даже удалось вернуть ему улыбку.

Затем он возвратился. Когда острие карманного ножа коснулось ее непострадавшей груди, она просто закрыла глаза. Некоторое время он произвольно скользил лезвием, дразня ее гладкую кожу. Потом, выбрав точку немного к центру от соска, он почти игриво ткнул в него дюйм лезвия. Девушка просто вздохнула. Джерри вытащил его, и приставил острие прямо к центру ее соска. Когда острие проникло в нее там, ее тело вздрогнуло а, когда оно вонзилось на всю глубину, казалось, девушка снова чуть не упала без чувств. Но выстояла! И снова, он в течение нескольких секунд, оставив в ней лезвие, поворачивал ее тело, чтобы показать аудитории глубоко вонзившийся нож и новый поток крови из-под него.

На другой стороне помещения вторая девушка сосала одного из мужчин, принимая в себя сзади возбужденный член другого. Джерри усмехнулся им, затем медленно извлек нож из соска младшей девочки. Новый поток крови сопровождал появление лезвия. Джерри снова встал позади нее, снова обнял ее, и снова показал нож аудитории.

- "Настал решающий момент", – прошептал он ей, - "Приготовься!"
- "Я готова", – шепотом ответила она, - "Давай, Американец!"

Ей даже удалось улыбнуться возбужденно глазеющим зрителям.
Подняв нож кверху, он выдержал театральную паузу прежде, чем глубоко вонзить лезвие прямо под ее грудь, между ребрами. Издавая душераздирающие крики, она скорчилась в его руках, и, когда нож вошел в нее и когда вырвался наружу. На пол снова толчком выплеснулась кровь, но в этот раз он почти не давал ей передышки. Нож, блеснув лезвием, камнем упал вниз, в этот раз, углубившись в ее живот.
Джерри резко выдернул его - громко взбулькнув, девушка начала обвисать в его руках. Повернув ее слабеющее тело влево от себя, он пырнул ее в правый бок, сделав паузу, чтобы немного пошерудить лезвием внутри.
Каждый раз, когда его лезвие входило в нее, она стонала и напрягалась так, будто у нее был оргазм. И, судя по ее лицу - полуоткрытым глазкам и чуть приоткрытому миниатюрному ротику - это было похоже на правду. Заправив член между ее ягодичками, Джерри снова ударил ее ножом - в правую грудь.

Теперь, она безвольно висела на его руке. И он очень быстро погрузил небольшое лезвие своего ножа поочередно ей в бок, живот, грудь. Принимая каждый удар, она стонала - каждый раз, когда лезвие входило, ее маленький ротик, приоткрывался … и закрывался, когда лезвие покидало ее. Он отжал ее левую ногу в сторону своей ногой и почувствовал, что она пытается помочь ему.

– "Она все еще старается …", - печально улыбнулся себе Джерри.

Затем, снова сделав театральный жест клинком, он вонзил нож вниз, в ее почти лысый лобок, чуть выше аккуратненьких влагалищных губок.
Девушка снова вскрикнула и даже громче, чем прежде. Ее тонкие по детски мягкие руки затрепетали как птичьи крылья. Он выдернул лезвие, и на пол снова брызнула кровь. Девушка совсем обвисла на его руке, почти не отреагировав, когда он снова воткнул нож в ее животик.

- "Похоже, ты свое отыграла", - склоняясь над нею, прошептал Джерри.
- "Я все сделала хорошо?" - спросила она почти неслышным шепотком, - "Я старалась делать все хорошо..."
- "Очень хорошо. Невероятно", - он снова поднял нож, - "Прощай, сладкая моя," – с нежностью сказал он.
- "До свидания, Американец", - невнятно ответила она, - "Ты сделал хорошее шоу..."

После этого, он, как бы в безумстве, начал бить ее ножом, многократно пронзив ей и грудь и живот. И если на первые несколько ударов, она еще как-то подергивалась, то затем окончательно обвисла и затихла. Пырнув ее еще пару раз, Джерри разжал руку, и маленькое тельце младшей девушки с глухим стуком распростерлось на полу. Он отметил про себя, что она все еще дышала, все еще была жива! Но он знал, что его аудитория не получит удовольствия от наблюдения ударов ножом по очевидному трупу.

В противоположной стороне помещения другая девочка к тому времени успела обслужить, по крайней мере, пятерых зрителей. Когда Джерри направился к ней, она стояла на четвереньках, в то время как кто-то из мужчин совал в нее сзади свой член. Лицо ее было совершенно непроницаемо. Джерри поднес свой все еще твердый член к ее губам, и она охотно приняла его. Пока она отсасывала у него, он взял в баре полотенце и вытер кровь со своего ножа.

Джерри подождал, пока мужчина позади нее не кончил и вышел из дела. Тогда, за подмышки, он рывком поднял ее на ноги. Неожиданно для Джерри, эта девушка выглядела испуганной. Ее и без того огромные глаза совершенно выпучились от страха. Если это была игра на публику - она была абсолютно убедительной, и похоже роль была совсем другая.

- ”Она”, - понял Джерри, - ”не будет вести себя так же как первая девочка. Ну и он с ней тоже”

Как только она поднялась, левой рукой он схватил ее за горло, и резко толкнул назад, на стойку бара. Она боролась с ним - неэффективно, по детски, схватив его руку. Он немного сжал ее горло, и, увидев, что ее лицо потемнело, чуть ослабил хватку.

Затем, вообще без предупреждения, он погрузил в нее нож. Прямо под ребра слева. Задохнувшись, она застыла - ее хватка ослабла. Джерри не стал вытаскивать нож, вместо этого волнообразными движениями руки он погружал в нее клинок, каждый раз, словно прикалывая ее к бару. На мгновение ее глаза закатились, но она все равно продолжала бороться.

Через какое-то время он вытащил нож, открыв рану - на пол крупными каплями полилась кровь. Но девушка упорно продолжала сопротивляться. Тут Джерри преднамеренно отпустил ее, сделав вид будто она освободилась самостоятельно. В первый момент она даже не двигалась, лишь смотрела вниз на кровь, струей бьющую из раны в ее боку. Ее лицо говорило, будто бы она не могла поверить, что это происходит на самом деле.
Но Джерри хорошо знал, что она ожидала этого - она знала, что с ней должно будет случиться - и не мог не отдать должного ее мужеству.

Затем, наконец, она побежала. Он дал ей фору в четыре шага прежде, чем кинуться за ней. Догнав в два прыжка, он схватил ее за руку, крутанул вокруг, и, обхватив со спины своей левой ее узкую талию, начал прижимать ее тело к своему, предварительно опустив между ними руку с ножом. Убедившись, что зрителям все хорошо видно, он резко прижал ее, напоров пахом на лезвие. Она громко охнула, и с силой упираясь ему руками в грудь, уставилась в его лицо диким взглядом.

Он снова отпустил ее. Схватившись одной рукой за новую рану, она начала пятиться. Другую руку, защищаясь, она подняла перед собой. Небрежно отбросив ее в сторону, Джерри снова ткнул ножом, вонзив лезвие в ее правую грудь, чуть выше соска. Отступив еще на шаг, она соскользнула с лезвия. Из ее груди, пузырясь, хлынула кровь, стекая через сосок.
Застонав, она отступила еще на шаг назад. Преувеличенно неторопливо Джерри подошел к ней и взял ее волосы в левую руку. Драматическим жестом подняв нож, он нацелил острие ей в грудь. Отрицательно мотая головкой, она обеими ручками схватила его запястье.
Джерри начал неумолимо преодолевать ее сопротивление. Ослабленная ранами, она была не в состоянии остановить его - не способна помешать острию приближаться к ее телу. Но она пыталась – дралась, аж запыхалась. Но нож продвигался. Все ближе и ближе.

Наконец острие коснулось ее кожи. Тем не менее, девушка все равно сопротивлялась. Вскоре острие промяло ямку в ее мягкой груди. Затем девушка вскрикнула – это лезвие прорвалось через ее кожу. И пока оно медленно утопало в ее плоти, крепко зажмурила огромные глаза. Джерри давил, пока лезвие не вошло в нее до упора.

Оставив нож торчать в ее груди, он почти отшвырнул ее назад к стойке. Спотыкаясь, она, пролетела через открытое пространство и врезалась в бар. Остановившись, она обернулась и, чтобы не упасть, схватилась обеими руками за стойку. Джерри быстро подошел к ней, снова схватил ее за горло и перегнул ее спиной через Бар. Как только она оказалась в позе, он вставил в ее влагалище свой вспухший член, и яростно начал ее трахать.

Ее рука дергалась было к ножу, пронзившему грудь, но так и не коснулась его.

Через несколько секунд он выдернул клинок и, не медля, снова воткнул его ей в грудь, приблизительно дюймом левее от предыдущей раны. Выплеснулась свежая кровь, ручейком стекая на барную стойку. Сопротивление израненной девушки становилось все слабее и слабее.

Опять оставив нож в ее груди, он сконцентрировался на совокуплении. Однако в преддверии своего оргазма снова извлек клинок. Затем, пока его семя извергалось в нее, он нанес ей еще один удар в грудь, оставив нож в ране и трахая ее сталью.

Когда он вынул из ее влагалища свой капающий член, она едва шевельнулась, и лишь едва вздрогнула, когда нож выскользнул из раны в груди. Она вдыхала воздух большими глотками - вокруг ее рта появилась кровавая пена. Зрители подобрались к ним поближе. Глаза умирающей девушки блуждали от одного лица до другого, словно кого-то выискивая. И, наконец, остановившись на Джерри, девушка устало смежила веки.

Как только она это сделала, он вонзил ей свой клинок чуть ниже грудины. Булькнув, она схватила его руку, но он продолжал толочь ее лезвием, пока не покрылся кровью по локоть.

Затем Джерри начал взрезать ее живот по центру вниз, энергично распиливая его острым лезвием. Лицо девушки дико исказилось, она мотнула своей головкой назад, ударившись о стойку бара, и с новой яростью схватилась с ним. Джерри кивнул бармену. Он и один из зрителей схватили запястья и оттянули ее руки за голову, прижимая их к бару. Джерри прижал ее бедра своими. Она попыталась пнуть его, но ее усилия были напрасными. Даже здесь присоединились два других зрителя, схватив ее за лодыжки, и с силой растащили ее ноги в стороны.

Теперь без помех Джерри продолжил методически распиливать ее живот сверху вниз, глубоко погружая нож при каждом движении внутрь. Из вспарываемого чрева лилась кровь и какая-то водянистая жидкость. Девушка подняла головку, затуманенным взором своих огромных красивых глаз посмотрела на то, что он делал с ней, и снова уронила ее назад. Наконец, нож достиг лобка, и с заключительным разрезом он вырвал его, соединив влагалище с вертикальным разрезом середины ее тела.

Затем Джерри отошел от раскромсанной им девушки.

- ”Ну, вот и все! Он сделал для этих девочек все что мог”

По своему опыту он знал, что сегодня чаевые будут очень приличными.

- ”Но еще остался один последний штрих - лишь бы только вторая девочка справилась”

По его сигналу бармен и зрители выпустили ее руки и ноги. По-видимому, собрав все свои оставшиеся силы, судорожными рывками она, наконец, встала на ноги. И как только она это сделала, ее разрезанный и порванный кишечник вывалился вниз, свисая ниже коленей.

Какой-то парень, удовлетворенно отметил Джерри, кончил прямо в штаны.

Так она простояла лишь мгновение. Затем, неловко дернулась руками к своему вспоротому брюшку, и, тихо всхлипнув, тяжело повалилась лицом вперед. Ее густые темные волосы падающим знаменем прочертили воздух и, ударившись, разлетелись по полу. Раздался глухой влажный шлепок - ее ножки, немного подскочив в воздух, косолапо раскинулись на полу.
Тонкие девичьи пальчики еще немного скреблись по бетону. Невероятно, но казалось, она пыталась вновь поднять свое растерзанное тело. Наконец, она потеряла сознание, несколько раз вздрогнула и затихла.


Через несколько секунд Джерри оглянулся назад на первую девушку.
Однако, она еще не умерла!
Пока он убивал старшую девушку, младшая пришла в сознание и даже сумела подтянуть себя, в сидячее положение. Теперь она смотрела на него немного остекленевшим взглядом, обхватив себя руками. Джерри подошел к ней.

- "Проклятье, какая же ты сильная!" - сказал он ей, с ноткой восхищения в голосе, - "Сильная и крутая!"
- "Я не крутая", - ответила она задыхающимся шепотом, - "Я не чувствую боли. Я ничего не чувствую! Я так замерзла, так окоченела. Убей меня, Американец. Быстрее! Прошу тебя ..."
- "Да, ты заслужила легкую смерть", - великодушно согласился Джерри, - "Но давай покажем последнее шоу, согласна?"
- "Нет...!"
- "Да-а-а! Лишь подними свою левую сиську. Ее же почти что нет. Сделай вид, что поднимаешь ее рукой. Давай, ты сможешь!"

Она посмотрела на него, будто не веря в его просьбу. Наконец, через боль, она подняла руку к своей уже окровавленной груди, и с трудом как бы приподняла ее. Он указал ножом на точку прямо под ней.

- "Вот здесь - твое сердце, детка", - сказал он, - "Если я воткну нож сюда, ты умрешь очень быстро!"
- "Давай. Сделай это, пожалуйста. Быстрее, Американец!"

Усмехнувшись, он выбрал местечко, между соседними ребрышками и нажал острием на кожу.

- "Здесь мы и войдем", - сказал он, когда появились новые капли крови. Она слабо кивнула, бегая глазами между его лицом и ножом

Наклонившись, он поцеловал ее и начал медленно, осторожно скользить лезвием внутрь. Ее губы слабо ответили на поцелуй - по мере погружения ножа ее тело слабо вздрагивало. Встретив пульсирующее сопротивление, он постепенно нажимал все сильнее и сильнее, пока нож рывком не проткнул его насквозь.

Взмахнув волосами, девушка откинула головку назад. Из-под лезвия толчком брызнула большая струя темной крови. Маленькое личико исказилось. Окровавленное девичье тельце один раз конвульсивно содрогнулось. И еще до того как Джерри вынул клинок из ее храброго сердечка, она умерла.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 

Уважаемые вебмастера, Вы на
сайте "Пытки и казни"
работающем на
DataLife Engine.
Текущая версия 9.6.