Охотница за головами

Автор: prize

 

Ринг, огороженный железной клеткой, впитывающий кровь пол, ослепляющие прожектора, телевизионные камеры, и рёв зрительного зала :

-Эстер! Эстер!

Появляется моя соперница. Прежде чем войти в клетку, она бежит по дорожке между зрительными рядами. Толпа взрывается ещё более радостным криком:

-Эмма белокурая.

У неё длинные светлые волосы. Она в сиреневом лифчике и такого же цвета шортах. Она выше, но худее меня. Она любимица публики, она выиграла больше боёв, и её лучше знают.

-Убей эту выскочку!- ревёт зал. Выскочка это я. Однако у меня есть тоже фанаты.

-Эстер мы с тобой!

Я единственная еврейка – охотница за головами. И хотя поединок происходит в Лас Вегасе, а не в Бруклине, где бы я могла собрать тысячи своих фанатов, многие из них приехали за мной поболеть.

-Эстер, убей её.

-Эстер, ты наша гордость,-

Я улыбнулась, помахала рукой, на моей шее шестиконечная звезда, подарок одного из равинов, имя которого я забыла.

 

За пределами семьи, я еврейка, но внутри я всегда была испанкой, позорная ошибка матери, девятнадцать лет назад убежавшей с доминиканцем, главой местной гангстерской банды. Она вернулась через год беременной , и её приняли. Она снова вышла замуж и уехала с мужем в другой штат, а я осталась у её родителей в Бруклине. Я живое напоминание её ошибки, её позора.

Мои братья и сёстры адвокаты и доктора, а я никогда не любила учиться. Я вообще не похожа на них, смуглокожая с густыми тёмными волосами, агресивная и непослушная.

До двенадцати лет я была толстая и некрасивая. Надо мной подтрунивали мальчики и девочки. Во мне взыграла испанская кровь. Я стала драться, курить, попробовала марихуану. Меня чуть не исключили со школы.

 

В этот тяжёлый час я увидела бои охотников за головами. Это спасло меня. Дало цель, и смысл жизни. Я решила стать чемпионом.

Джим, первый мой тренер, увидев меня, поверил, взялся тренировать. Я увлеклась, у меня получилось. Я занималась по пять-шесть часов в день, я уставала, но была счастливой.

За лето непрерывных занятий, я сбросила вес, изменилась. Нет, я не закрыла свой рот, я также по ночам атаковала холодильник, но все эти калории уходили в мышцы.

У меня широкая кость, большой таз, я не стала худой, я просто приобрела фигуру и мышцы. Мною заинтересовались мальчики, но было позно, я потеряла к ним интерес, у меня появилась другая страсть. Я стала охотницей за головами.

 

Ринг, бой, я рванулась в атаку.

Преимущество быть неизвестной, это то что тебя не знает соперница. У Эммы шесть голов, её поединки записаны на касетах. Я просмотрела и проанализировала каждую из них. У меня только одна голова, Эмма ничего не знает о моём искусстве.

Она видимо рассчитывала, это будет лёгким поединком, и когда я ловко увернувшись от её короного удара ногой, бросила кулак в челюсть, я застала её врасплох. Зал охнул. Такого не ожидали. Три секунды поединка и Эмма в нокауте.

Правил нет. Я набросилась на неё, добивая ударами в лицо. Она не сопротивлялась.

 

-Эстер!

-Эстер!- ревел зрительный зал.

Теперь самая интересная часть боя. То, за что входные билеты стоят по двадцать тысяч доларов, то за что победительница, даже такая неизвестная как я, получает полмилиона долларов.

 

-Она хвасталась, что отрежит мой язык!- закричала я в зал. И мне ответили рёвом. Именно за этот сладкий момент победы я готова заниматься по десять часов в день и рисковать.

Под крики восторга, я беру у судьи нож, показываю в зал:

-Сейчас увидим у кого будет чей язык.

 

Люди вскочили с мест. Коментаторы захлёбываются от предвкушения предстоящего. Я надрезаю материю и срываю лифчик с поверженной соперницы. Её белые груди выплёскиваются. Она вяло сопротивляется, пытаясь их прикрыть.

Я могу взяться за её шорты, но в последнюю минуту жалею. Решаю сохранить ей последнее достоинтво. Обхожу, перевораиваю её на живот, сажусь сверху на спину, поднимаю голову за волосы. Я не вижу, но могу представить себе её распахнутые от ужаса глаза. Она знает, что сейчас будет, она сама так делала шестерым своим сопреницам. Это первое её поражение. Первое и последнее. Как бы мы к нему не готовились, никто не знает и не представляет, что может чувствовать охотница в этот момент.

Я делаю паузу на несколько секунд. Зал замолк. Тишина казалось оглушающей.

 

-Даааааааааа! – взревела я , погружая нож в её горло.И в этот момент, я ощутила оргазм. Мощный, сочный, так что трусы стали мокрыми. Оргазм победы, оргазм наслаждения. Умственный и физический. Оргазм, который ни один мужчина не способен мне дать.

От облегчения и слабости, я чуть не выпустила нож.

Эмма захрипела, и её хрип был музыкой в моих ушах. Как я люблю этот миг. Как я наслаждаюсь агонией умирающей соперницы.

Её тело задёргалось со страшной силой. Лицо исказилось в муке, рот скривился.

 

-Хррррр,-

Я сделала надрез глубже и подняла говову, раскрывая рану, откуда фонтаном била кровь.

Она как конь забилась подо мной, пытаясь сбросить . Забила ногами по полу, заёрзала руками. Но я держу её крепко, тяну за волосы наверх и кайфую от её судорог. Мне кажется исходящая от неё сила вливается в меня и делает меня сильнее.

 

Победа досталась легко, но она была опасной соперницей. Шесть голов, это не шутка.

С уходящей кровью, уходили силы этой женщины, и когда хрипы прекратились, я стала дорезать шею.

Мой тренер Джей научил меня отрезать головы. Он специально возил меня на скотобойню и учил на козлах.

Там я и получила первое удовольствие. Однако радость отрезания человеческой головы ни шла ни в какое сравнение с животным.

Эмма была ещё жива, потому что дёргалась при движениях моего ножа.

 

Самая тяжёлая часть это позвночник. Надо знать куда ударить, потому что перерезать нельзя. Два удара ножом, как топором, и голова отделена.

Тело ещё бъётся, и я уже не удивляюсь его живучести . Я помню, какой у меня был шок, когда тело первой моей соперницы, уже потеряв голову выпустило мочу. Шок, удивление и восторг.

Я подняла голову за волосы. Теперь я могу сама посмотреть на лицо. Глаза открыты, но закатились, губы искивлены, кожа белая, лицо испачкано кровью, оставленные мною синяки посинели.

 

-Так кому ты отрежешь язык!- кричу я ей, и зал подхватывает мой крик.

-Эстер, Эстер, Эстер.

Я выхожу из клетки, гордо неся голову.

Ко мне подскакивает Джей, мой тренер, бросает полотенце на плечи. Я дрожу от радости и напряжения.

 

-Дай возьму,- предлагает он за голову.

-Нет,-возражаю я , вцепившись в мой трофей.

Финальное унижение поверженного противника. Я пробегаю по дорожке между рядами зрителей. Десять минут назад по ним бежала кумир толпы, Эма Белокурая. Сейчас я несу её голову.

Окровавленные волосы стали липкими, а голова каменная. Но я крепко держу мой трофей.

 

Голова помыта, волосы потемнели. Надо расчесать прежде чем положить добычу в банку со спиртом. Я сама расчёсываю масажной щёткой. Соперница заслужила моё внимание.

Каждая охотница за головами ухаживает за своим трофеем. Это дань традиции, это уважение одной из своих.

Мой тренер сидит рядом, молча смотрит.

 

-Ты не сняла с неё шорты,- первый нарушил молчание.

-Пожалела.

-Это было бы неплохо. Зритель любит.

-Спонсоры недовольны?- криво усмехнулась я. Он промолчал.

-Не всё счастье в деньгах,- добавила я.-Ты взялся меня обучать бесплатно.

 

Два года назад мой бывший тренер привёл меня к нему. Знаменитый Джей, тренер многих охотниц поставил единственное условие:

-После твоей смерти твои трофеи переходят ко мне.

-А деньги,- удивилась я.

-Я богат,- пожал он плечами.

Я полюбовалась головой:

-А она хорошенькая.

-Зачем ты вытащила ей язык?- полюбопытствовал он.

-Много болтала,- криво усмехнулась я. Вытащив булавку я проколола язык. Меня охватило волнение. Вторая голова.

 

Мне восемнадцать лет, я милионер. Мои старшие братья и сёстры, тётушки и дяди десятки лет учились в колледжах, и всё равно не богаты как я.

Я урод и позор семьи, дочь доминиканца, уже имею собственный дом и видит бог он будет полон отрезанных голов.

 

-Джей, это вторая голова,- сказала я тренеру.

-Ты заслужила её. Победа была безупречна.

В доме Джея было много голов. Он их получал в наследство от своих учениц. Там были всякие головы, но там не было голов его учениц.

-Ты веришь, что я способна стать чемпионом?

-Я надеюсь,- уклончиво ответил он.-Мечта каждого тренера воспитать чемпиона.

-Но ты тогда не получишь мои головы, и получается протратишь время со мной зря.

-Я бы хотел иметь такие проблемы,- улыбнулся он. Моему тренеру за пятьдесят. Он никогда не был охотником. Никто из тренеров не был охотником. Никто из охотников не доживал до такого возраста.

-Кто следующий Джей?- спросила я.

-После вчерашнег поединка, надеюсь, на тебя обратят внимание. Предложения пойдут.

-Кто согласится?

-Думаю Марисель. У неё десять голов, она метит на встречу с чемпионом, твоя голова ей не помешает.

-Как ты думаешь, я смогу.

-Сама знаешь, в нашем деле много зависит от случая.

-Когда я стану чемпионом, я прекращу бои, а головы отдам в музей,-сказала я.

 

Он рассмеялся:

-Ещё ни один чемпион не прекращал бои,-

-Почему?

-Не могут,- загадочно ответил он.

 

Бой с Марисель был тяжёлым и длинным. Мексиканка оказалось физически сильной. Мы обе полностью выбились из сил, прежде чем на двадцатой минуте, мне удалось перехватить её шею ногами. Но тем более сладкой была моя победа.

Её шея была настолько толстой и мускулистой, а я настолько обессиленной, что мне стоило немало труда перерезать её горло.

Она долго брыкалась в судорогах и страшно хрипела, вращая безумно выкатившимися глазами. Она даже смогла скинуть меня со спины и встала на четвереньки, орошая пол фонтаном крови.

Зал радостно ревел, это было бесподобное, незабываемое зрелище. Мне простили, что я даже не сорвала с неё одежду. Я сама была заворожена её агонией и получила острое наслаждение.

Только через пол минуты, когда она свалилась на спину, я подползла к ней и довершила отрезание головы.

Голова была тяжёлой, и я была чересчур изнурена боем, чтобы пронести её через зрительный зал. Это сделал Джей.

 

После Марисель на меня обратили внимание. Мною заинтересовались журналисты. Я дала первое интервью.

-Как вы относитесь к богу?- спросил один из кореспондентов.

Мне захотелось рассмеяться ему в лицо. Но я с самым серьёзным видом сказала, что чувствую его присутствие и защиту.

 

-Каждую субботу я зажигаю свечи,-

Публика растаяла и прослезилась.

Мой двоюродный брат, ставший моим адвокатом после интервью радостно обнял меня:

-Молодец сестрёнка. Ты гордость нашей семьи,-

 

С моими победами и ростом голов, росла моя популярность.

Эстер из Бруклина, непобедимая охотница за головами, будущая чемпион.

К моим словам прислушивались, мои реплики подхватывали. Я стала умной. Моя семья утвеждала, что я с детства подавала большие надежды. Могла стать врачом или финансистом, но выбрала спорт.

На похоронах моего дедушки, ко мне подошла мать. Мы не разговаривали много лет.

 

-Эстер, я всегда знала, что ты незаурядна,- сказала она.

Я смотрела на неё холодными, сухими глазами. Мы были абсолютно непохожи, она белая, рыжеволосая, не по годам стройная , худенькая ,выглядящая гораздо моложе своего возраста, и я смуглокожая, крепкозадая бестия охотница за головами.

-Ты всю жизнь стеснялась меня,-

-Не говори так, девочка.

-Почему ты выбрала моего отца?

 

Мать расплакалась:

-Он был очень красив. Ты вся в него. Но это была ошибка. Он бил меня.

-Я тебе напоминала его?

-Прости меня дочка.

-Ты считала меня дурной, потому что я плохо училась?-

-Ты достигла большего без учёбы.

-Ты знаешь, какова цена.

-Я хочу, чтобы ты бросила этот спорт.

-Я брошу, когда стану чемпионом.

-Ты уже имеешь достаточно денег, почему ты не уйдёшь сейчас?

-Я не знаю мама.

 

Вернувшись домой, я долго ходила по дому и думала над этим вопросом. Почему я не могу уйти? После определённой суммы, после уплаты долгов, деньги перестают чувствоваться, они становятся просто цифрами.

Почему ни один из чемпионов не ушёл.

Я зашла в комнату, где на полке стояли головы. Их было одинацать, они смотрели на меня. Я помнила бой с каждой из них,и я помнила агонию каждой.

И я поняла, что не могу жить без этого. Я богатая женщина, но я одинока. Моего внимания жаждет половину мужчин Америки.

 

Журнал Плейбой предложил десять милионов за участие в съёмках. Я гордо отказалась, как отказались до меня другие охотницы . Мы особые женщины , мы другие. Мы ненавидим друг друга, убиваем, но мы не можем быть без друг друга. Нам нравится ослепляющий свет прожекторов и рёв толпы. Нам нравится отрезать друг другу головы. Мы не обнажаемся перед Плейбоем, потому что бережём свои тела для своих. За поединок со мной теперь платят десять милионов. Они надеются, что кто-то сорвёт мои шорты и обнажит мой толстый зад и мои маленькие груди с коричневыми вечно торчащими как колышки сосками.

Это настоящие счастье, и в этом настоящий смысл моей жизни. Всё остальное скука.

 

Я остановилась перед полкой с головами. Мне казалось,что они понимают меня и поддерживают . Каждая из них была ступенькой лестницы, ведущей меня наверх. Помнят не только чемпионов, помнят женщин, сделавших их чемпионами. И я Эстер из Бруклина. Эстер охотница за головами, не могу их подвести. Они не проиграли какой-то выскочке, они проиграли чемпиону. И когда о мне будут писать биографию, вспомнят о каждой из них.

-Спасибо,- сказала я своим головам. И мне показалось, что они услышали меня и благодарны.

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0