Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Сайт, посвященный истории
пыток и смертной казни, их
эротической составляющей

 
на правах рекламы

Даша

Автор: torturesru от 6-02-2014, 10:26

Автор: Prize

 

- А почему бы тебе не повесить меня? - неожиданно сказала она.

Я уже засыпал. После коньяка с сигарой и двухчасового секса любой мужчина бы понял меня. Тем более в моём возрасте я должен был соблюдать режим.

- Что Дашенька?- повернулся я к ней.

Молоденькая брюнетка лежала рядом и рассматривала фотографии на стене моей спальни.

Там были фотографии моих бывших. Фотографии, запечатлевшие самый дорогой мне момент. Момент, когда они навсегда остались молодыми. Момент, когда они одевали петлю, момент, когда они сходили со стула, и наконец финал. Контраст между мгновением жизни, страсти, борьбы и моментом неподвижной равнодушности.

- Я хочу чтобы ты меня повесил, - сделав упрямым подбородок повторила она.

 

Я полностью очнулся от дремоты.

Чтобы вы могли понять моё удивление, я должен объяснить, что эту девушку я встретил пару часов назад в баре.

Она стояла одна, грустная. Она не была неописуемой красавицей. Хорошенькая, стройная с аккуратной попкой, а главное молодая.

В моём возрасте молодость главное достоинство. А она была очень молодой. Девятнадцать лет. Я уже забыл, когда спал с такими молодыми.

Я подошёл и как настоящий кавалер попросил разрешение купить выпить.

Она согласилась. Потом я заказал столик. Затем мы поехали в клуб на танцы.

К полуночи выпившие и уставшие мы приехали ко мне домой, и она очутилась в моей спальне.

 

- Я не пьяная,- сказала она, видя недоверие на моём лице.

- Мы не так долго знакомы, - заметил я.

- Рано или поздно кто-то повесит меня,- сказала она. - Почему не ты,- она сделала паузу. - Тем более я вижу ты умеешь это хорошо делать, - она кивнула на фотографии.

- Дашенька, это не простое решение,- как можно мягче пояснил я.

 

Сам я с горечью подумал насколько изменилось нынешнее поколения. В моё время женщина соглашалась быть повешенной не меньше чем через несколько лет совместной жизни. Женщина, готовая одеть петлю должна была быть полностью уверенной в человеке, выбивающем из под её ног стул.

- Ты меня совсем не знаешь,- напомнил я.

- Я знаю достаточно,- возразила она. - Я знаю, что ты настоящий джентльмен, внимательный и заботливый. Или ты не хочешь повесить меня,- с подозрением спросила она.- Я некрасивая? Испорчу твою коллекцию,- она показала на стену. Её маленькая грудь с коричневым соском-вишенкой двинулась, и я заволновался.

 

- Что ты Дашенька, - поспешно возразил я.-Это верх моего ожидания и счастья. Я просто не уверен, что заслужил такой подарок,

- Почему не заслужил. Это мне решать.

- Ты совсем молодая, любой юноша твоего возраста...- Я не договорил, она прервала меня:

- Я не хочу, чтобы меня повесил какой-то сопляк. Я хочу настоящего мужчину,

Признаюсь, у меня выступили слёзы благодарности от её слов.

 

- Спасибо Дашенька,- мой голос дрогнул. - Я правда чувствую себя педофилом,- смущенно улыбнулся.- Ты хоть знаешь, сколько мне лет?

- Это твоё достоинство,- улыбнулась она. - У ребят моего возраста, нету таких фотографий, - она снова кивнула на стену. - Я хочу быть особой, желанной. Я хочу, чтобы меня не просто повесили, я хочу, чтобы на меня потом смотрели и восхищались. Я завидую твоим женщинам,- она показала на повешенных. - Они остались желанными.

- Дашенька, ты делаешь мне подарок, который должна сделать тому, которого действительно полюбишь.

- Моя подруга любила одного . Ну и что. Он оказался неблагодарным уродом. Через два дня, её тело нашли на улице, голой, без волос, ушей и грудей. Мальчики погуляли,- презрительно усмехнулась. - Красивая девчёнка была, ты бы посмотрел на что она стала похожа.

Я вздохнул:

- Не знаю, что сказать Даша, есть подонки.

- Как я могу быть уверена, что не влюблюсь в такого же ублюдка. Сразу ведь не увидишь.

Я промолчал. Мне нечего было ответить.

- Что такое любовь?- спросила она.

- Не знаю,- искренне ответил я.-Видимо, когда хочется, чтобы этот человек тебя повесил,- улыбнулся я.-Если я ещё жив, значит я ещё не познал это чувство.

- Моя подруга хотела, чтобы этот урод повесил её,- скривилась она. - Не хочу такого.

 

Мы помолчали. Она взяла сигарету, пускала дым и задумчиво смотрела на фотографии:

- Сколько их было у тебя?

- Двенадцать,-

- Блин, тринадцать несчастливое число,- усмехнулась она.

- Ты веришь в это?

- Нет,- она рассмеялась, тряхнув длинными волосами.-Ты помнишь каждую из них?

- Конечно,-

- И ты будешь помнить меня?

- Разумеется,-

- И мои фотографии останутся на этой стене?

- Да, Дашенька.

- Я хочу, чтобы ты трахнул меня в последний раз и кончил туда,- она затушила сигарету, легла на спину, и развела согнутые в коленях ноги...

 

У неё там хлюпало и горело от удовольствия и возбуждения. Она имела несколько оргазмов. Несмотря на то что я уже один раз кончил, молодое тело действовало лучше чем Виагра. Я снова испустил сок, и его было много, и мне было необыкновенно приятно.

Собрать виселицу в спальне не составляло труда. Тем более я это делал уже тринадцатый раз.

 

Пока она приходила в себя и наслаждалась неизведанным раньше ощущением мужской спермы в глубине тела, я снял люстру, и вместо неё повесил верёвку с уже готовой петлёй. Поставил несколько камер по бокам.

 

- Настоящий мужчина,- восхищено улыбнулась она, глядя на моё произведение.-Ты даже сделаешь фильм?

- Да Дашенька.

 

Когда она голой поднялась на стул на её лице не было ни тени смущения или страха. Она даже улыбалась, одевая петлю, и поправляя волосы.

- Это должно быть кайф,- уверено сказала она.

 

Это было сказано так искрене и убедительно, что я сам поверил ей и мне стало немного грустно. Я был старше её больше чем в два раза, и я не встретил ещё женщину, которой бы хотел подарить жизнь. Не встретил и врядли встречу. Чем старше я становлюсь тем меньше остаётся желающих повесить меня.

 

Она прыгнула сама с жадностью и упоением. Прыгнула и качнувшись перевернула стул ногами.

 

Её глаза остались открытыми, но улыбка сошла , щёки надулись, подбородок напряженно задрожал.

Я забыл, как умирают молодые.

 

Даша трясла попой и размахивала руками не меньше трёх минут. Она почти не хрипела, но гримасничала и кривилась.

Потом её ноги в судороге поджались назад , и она так тряслась в конвульсиях, покрывшись потом и выпятив низ живота вперёд, выпуская, оставленную мною сперму.

 

Её ноги так и оставались неестественно согнутые назад целую минуту. Её руки, уставшие царапать грудь, сжались в кулаки и поднялись. Рот в отличие от других моих бывших остался закрытым, но из носа потекла слизь.

 

Она расслабилась, только тогда, когда выпустила мощную струю мочи. Её было много, так как она не сходила в туалет. Она не знала, а я не напомнил. Меня умиляла подобная непристойность, и я знал, что женщины в этом состоянии уже были за границей понимания и восприятия чувств стыда и унижения.

 

Сперва упали руки, а потом медленно опустились ноги. Глаза остались открытыми, они смотрели на меня с детской капризностью и еле заметным недовольством.

Мне показалось, что что-то разочаровало Дашу.

Я достал сигару, закурил. Я остался довольным подарком. Камеры я не выключил. Порой трупы имели судороги даже после часа висения...

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 

Уважаемые вебмастера, Вы на
сайте "Пытки и казни"
работающем на
DataLife Engine.
Текущая версия 9.6.