Ночной Клуб Андромеда

Ночной Клуб Андромеда

Мона стояла посреди огромной богато обставленной гостиной, куда привела её Луиза, и боязливо оглядывалась вокруг. Обстановка, в которой оказалась рабыня, давила на неё, подавляла волю. Девушка медленно, не осознавая, что с ней происходит, опустилась на колени и склонила голову вниз, почти к самому полу, вытянув вперед скованные наручниками руки. Она испытывала страх, но не могла понять, чего именно боится: то ли госпожи, которой теперь должна беспрекословно подчиняться, то ли непривычной обстановки, в которой должна будет находиться.

 

Бесшумно открылась дверь, и перед невольницей возникла стройная молодая девушка. Её каштановые волосы были стянуты на затылке в тугой хвост, пухлые губки чуть приоткрыты, обнажая белоснежный ряд зубов. В чуть раскосых карих глазах читалась откровенная вражда к новой обитательнице этого странного дома. На тонкой длинной шее поблескивал позолоченный обруч с маленьким колечком.

 

Девушка была одета в короткое платье с большим круглым вырезом, из которого выпирали два упругих полушария грудей. На тонкой, осиной талии был повязан белоснежный передничек. На ногах блестели металлические браслеты, сцепленные тонкими цепочками. Девушка была босой и двигалась почти бесшумно, не считая легкого позвякивания оков.

 

- Тутти! – раздался властный голос Луизы, внезапно появившейся в противоположном конце комнаты, - Это - Мона. Вымой её, одень и покажи дом. И объясни её обязанности.

 

- Да, госпожа, - девушка присела в поклоне.

 

Луиза удовлетворенно кивнула и скрылась за широкой гардиной. Тутти подошла к рабыне и пнула её ногой в бок, скривив ротик в зловещей улыбке.

 

- Встань, рабыня, - произнесла она металлическим голосом, - И иди за мной.

 

Мона хотела уже подняться, как вдруг получила сильную пощечину.

 

- Что нужно ответить госпоже? – зашипела Тутти.

 

- Какая ты госпожа? - Мона посмотрела на девушку удивленным взглядом, - Ты такая же рабыня, как и я.

 

- Я – твоя госпожа, жалкая рабыня, - горделиво подняв голову, ответила Тутти и залепила очередную оплеуху, - Ну? Я жду!

 

- Да, госпожа, - Мона покорно опустила глаза.

 

- Вот так лучше, - девушка подцепила к ошейнику кожаный поводок и сильно дернула его, принуждая рабыню повиноваться, - Будешь делать то, что я прикажу, рабыня.

 

- Да, госпожа, - поспешила ответить Мона.

 

Опустив голову и сложив руки под грудью, она последовала за Тутти.

 

- Не греми цепями! – рыкнула девушка и снова дернула поводок, - Наша госпожа не любит шума!

 

- Да, госпожа, - Мона сглотнула слезу, - Но у меня не получается.

 

- И чему тебя учили?! – Тутти резко обернулась, - Ступай аккуратно, не греми.

 

- Я стараюсь, госпожа, - пропищала девушка.

 

- Я займусь тобой, - пообещала старшая рабыня, - Ты быстро научишься. Будь уверена.

 

Мона стояла под струей теплой воды и поглаживала свои плечи. Старшая рабыня, как велела называть себя Тутти, сняла с неё кандалы и ошейник, вручила мочалку и мыло и приказала тщательно вымыться.

 

- От тебя воняет сотнями мужиков, которые тебя трахали, - брезгливо скривив ротик, сказала та, - Наша госпожа любит чистоту и строго наказывает за неопрятность.

 

Девушка еще раз намылила тело и смыла душистую пену. Обмотавшись большим полотенцем, она вышла из кабинки, шлепая босыми ногами по кафельному полу. На скамейке уже лежала её новая одежда. Насухо обтерев себя и просушив волосы, Мона решила рассмотреть свою униформу.

 

Платье было коротким и узким и тихо скрипело, когда девушка его мяла руками. Рабыня сбросила полотенце и стала натягивать платье.

 

- Я помогу тебе, - услышала она голос Тутти, - А то порвешь еще, потом госпожа будет ругаться.

 

- Это резина? – спросила Мона.

 

- Латекс, - пояснила старшая рабыня, - Каучук хорошего качества.

 

Она разгладила одежду, и платье облепило стройный стан девушки, обозначив все выпуклости и складки её молодого тела. Заскрипела застежка на спине, и рабыня ощутила легкий холодок. Опустив глаза, она заметила, что подол еле прикрывает промежность, туго обхватив её бедра, сдавливает ягодицы.

 

Короткие рукава с белыми манжетками обволокли плечи, будто слившись с ними. Мона, решив проверить свободу движений, подняла руки вверх. Подол приподнялся, оголив ягодицы, и девушка поспешила одернуть платье.

 

- Какие мы стеснительные, - ухмыльнулась Тутти, - Стой и не вертись.

 

Она подцепила двумя пальцами передник, лежавший тут же на стуле, и повязала его на талии своей подопечной. Подойдя к огромному комоду, старшая рабыня вытащила из ящика широкий обруч с кольцом и две пары браслетов, сцепленных тонкими цепочками.

 

Заковав рабыню, Тутти пристегнула к ошейнику поводок, но теперь это была цепь с кожаной петлей на конце.

 

- Идем, рабыня, - властным голосом сказала она и дернула поводок, - Иди спокойно, не греми. Руки держи под грудью. Глаза не поднимай. Когда войдем, встань на колени. Всё поняла?

 

- Да, госпожа, - тихо ответила девушка и засеменила вслед за ней.

 

Луиза сидела в своём кабинете и разбирала бухгалтерские счета, когда дверь тихо приоткрылась, и в щель просунулась голова Тутти.

 

- Чего тебе? – недовольно фыркнула женщина, отложив в сторону очередной документ.

 

- Госпожа, - голос рабыни изменился до неузнаваемости, - Я думала, Вы захотите взглянуть на свою новую служанку.

 

- Чего мне на неё смотреть, - усмехнулась госпожа, - Насмотрелась в клубе. Хотя, приведи её сюда.

 

- Слушаюсь, госпожа, - Тутти раскрыла дверь шире и втолкнула Мону в комнату.

 

Девушка, запутавшись в ножной цепи, с размаху шлепнулась на пол и, если бы не толстый ворс ковра, обязательно расквасила бы себе нос.

 

- Ходить не умеешь? – зашипела на неё старшая рабыня, - Я тебя научу!

 

- Пошла прочь! – Луиза встала из-за стола и выхватила из её рук поводок, - Марш в свою конуру, госпожа драная, и сиди там, пока не позову.

 

- Да, госпожа, - срывающимся голосом пропищала Тутти и вылетела из кабинета.

 

Ночной Клуб Андромеда

Мона расширившимися от изумления глазами смотрела на хозяйку, пытаясь угадать, что та будет делать. Луиза, глубоко вздохнув, чтобы привести в порядок свои нервы, медленно подошла к лежавшей на полу девушке.

 

- Не ушиблась, рабыня? – женщина протянула руку и помогла ей подняться на ноги, - Я эту дрянь выпорю и посажу в клетку на неделю. Будет знать своё место.

 

- Не надо её наказывать, госпожа, - прошептала Мона, - Мне совсем не больно.

 

- Сядь туда, - Луиза кивнула на низкий колченогий диванчик, стоявший в углу комнаты, - Я хочу поговорить с тобой.

 

Девушка осторожно присела на жесткое сидение, обитое красным сафьяном и, сложив руки на коленях, приготовилась слушать. Она смотрела на свою хозяйку немигающим взглядом, и всё время думала, почему эта женщина выбрала именно её – постельную девку из подвала.

 

- Ну, вот, Мона, - Луиза подсела на край диванчика, - Я своё обещание выполнила. Теперь ты будешь жить в этом доме. Но я могу передумать и снова отправить тебя в подвал.

 

- Спасибо, госпожа! – воскликнула рабыня и, упав на колени, стала яростно целовать руку хозяйки, - Я буду Вам хорошо служить! Только не отправляйте меня в подвал, госпожа!

 

- Ну-ну, успокойся, - Луиза подхватила невольницу за плечи и усадила рядом с собой, - Хочешь пить?

 

- Да, госпожа, - всхлипывая, ответила Мона.

 

Женщина нажала кнопку, спрятанную за портьерой, и через минуту перед ней уже стояла Тутти, держа в руках поднос с двумя стаканами и большим графином, наполненным розовой жидкостью. Хозяйка велела поставить поднос на низкий столик и кивком отправила служанку из комнаты.

 

- Попей, - сказала она, протягивая рабыне полный стакан, - Ты любишь клубничную воду.

 

- Спасибо, госпожа, - Мона схватила стакан двумя руками и припала к нему с такой жадностью, будто не пила несколько дней.

 

- Ну, вот, - Луиза обняла девушку за плечи, - А теперь расскажи мне, что тебе говорила Луна. Не бойся, никто об этом не узнает. Я тебе обещаю. А ты знаешь, что я всегда выполняю свои обещания.

 

- Но, госпожа, - рабыня вся сжалась от страха, - Вы меня уже спрашивали. Я рассказала всё, что знала. Луна со мной никогда не говорила, а однажды даже побила меня.

 

- За что, моя крошка? – приторно ласково произнесла хозяйка, - Наверное, ты услышала что-то такое, чего слышать не должна была. Ведь так?

 

- Да, госпожа, - Мона шмыгнула носом.

 

- Что ты слышала? Расскажи мне, - женщина прижала невольницу к своей груди и стала ласково гладить её по волосам.

 

У Моны закружилась голова. Даже в детстве её мать никогда не ласкала свою дочь и не говорила с ней так нежно. Девушка задрожала всем телом и, не сумев справиться со своими чувствами, бросилась в объятия Луизы и начала осыпать её шею и плечи страстными поцелуями. Слезы покатились из глаз рабыни двумя широкими ручейками. Перекинув цепь ручных кандалов через голову госпожи, она крепко обвила её шею и прильнула намокшим носиком к плотной груди женщины.

 

Луиза не торопила свою рабыню. Она позволила девушке насладиться лаской, которой та была лишена, и лишь спустя несколько минут, заботливо вытирая нос и щеки своим носовым платком, решилась еще раз спросить:

 

- Так что же ты слышала, маленькая Мона?

 

И девушка растаяла. Переведя дух, она тихо сказала:

 

- Мне велели вымыть пол в комнатах Луны и Кэти. Комнату Кэти я уже вымыла и перешла в комнату Луны. Она в это время была в душе вместе с Хани. Они часто мылись вдвоем и громко смеялись при этом. Потом смех стих, и я услышала, как Луна сказала, что скоро уйдет, и никто никогда её не найдет.

 

- Так и сказала? – Луиза изобразила притворное удивление.

 

- Да, госпожа. Так она и сказала. А Хани фыркнула и рассмеялась. А Луна, кажется, обиделась, потому что обозвала Хани дурой и выскочила из душевой кабинки. А тут я на полу с тряпкой. Вот она меня и поколотила. Но не больно. Так, для порядка. А потом всё ходила и указывала, где нужно еще раз вымыть, где стереть пыль. Издевалась! Вот!

 

- А как она собиралась уйти? – уже серьезно спросила Луиза, - Ведь никого не выпускают.

 

- Луна сказала, что её заберет какой-то очень богатый клиент, и они уедут из страны.

 

- А как выглядел этот человек, ты случайно не знаешь?

 

- Я видела его всего один раз, - Мона совсем по-детски пожала плечами, - Он высокий, красивый, у него длинные темные волосы.

 

- И дамские туфли, которые скрипят, - добавила Луиза.

 

- Да-да! – обрадованно закивала головой девушка, - Так смешно!

 

- Так-так, - женщина медленно встала с кушетки и подошла к письменному столу, - Вот что, Мона. Ступай в мою спальню и скажи Тутти, что сегодня спать будешь там. Она тебя приготовит. А мне нужно еще немного поработать. Ступай.

 

- Да, госпожа, - рабыня, как мячик, вскочила на ноги и бросилась к двери, звеня цепочками, - Я люблю свою госпожу!

 

- Маленькая дурочка, - ухмыльнулась Луиза, когда Мона исчезла в темноте коридора, - Глупышка. Даже не представляет, в какое дерьмо ввязалась. Жаль её, но другого выхода нет.

 

Ночной Клуб Андромеда

Луна стояла у окна и смотрела на улицу. Уже начинало смеркаться. Снег пушистыми хлопьями падал на землю. Томас еще утром куда-то ушел и до сих пор не возвращался, хотя, обещал нигде не задерживаться. Девушку охватила тревога, которая усиливалась с каждой минутой.

 

- Почему я волнуюсь за этого парня? – сама себя спрашивала Луна и при этом улыбалась, - А он милый, добрый. Он…

 

Заскрипели тормоза, и перед крыльцом остановилась машина хозяина дома. Томас вылез из салона, и девушка увидела, что вместе с ним к дому направляются еще два человека, один из которых был одет в форму полицейского. Страх сковал тело, не позволяя двигаться. Единственное, что смогла сделать Луна, повернуться лицом к двери.

 

- Ты здесь? – Томас вошел в комнату, - Спускайся вниз. Приехали мои друзья. Они помогут тебе.

 

- Там полицейский, - с трудом глотая ком, застрявший в горле, сказала девушка, - Ты же мне обещал!

 

- Не бойся, Луна, - молодой человек подошел к ней и обнял за плечи, - Гюнтер – мой давнишний друг. А второй – Карл. Он журналист и тоже мой хороший знакомый. Ты сейчас им всё расскажешь, и мы вместе подумаем, как поступить.

 

Красное подогретое вино, сумрак и потрескивающие в камине поленья располагали к покою. Луна рассказала, что с ней приключилось, а молодые люди, понимая щекотливость ситуации, к её великому удивлению, ни разу не перебили девушку. Когда она закончила свой рассказ, в комнате повисла давящая тишина.

 

- Значит, хозяйку заведения зовут Луизой, - наконец, нарушил молчание Гюнтер, - А прикрывает их некий инспектор Крокс.

 

- Уверен, этот инспектор имеет неплохую долю, - вставил Карл, откладывая в сторону свой блокнот.

 

- Несомненно, - поддержал его Томас, - Бесплатно такие мерзавцы и пальцем не пошевелят.

 

- Вот с него и начнем, - офицер полиции вытащил свой мобильный телефон и быстро набрал номер, - Бригита! Говорит майор Шнайдер. Инспектор Крокс. Всё, что на него есть – немедленно мне на стол. Я скоро буду. И вот еще что! Обрати особое внимание на его окружение. Выясни, когда, при каких обстоятельствах он познакомился с некой Луизой, владелицей ночного клуба «Андромеда». Всё! Я выезжаю.

 

- Я, пожалуй, тоже пойду, - Карл медленно допил свой бокал и осторожно поставил его на столик, - А тебе, Томми, следовало бы подумать, как спрятать девушку. В твоей берлоге ей оставаться опасно.

 

- Он прав! – Гюнтер в прихожей натягивал шинель, - Думай и быстро. Как только мы начнем действовать, Крокс попытается замести следы, а для этого ему в первую очередь нужно будет найти девушку, чтобы она ничего не смогла рассказать в суде. Да и у этой Луизы тоже есть свои ищейки. Как только Карл даст первый сюжет, эта дама взбесится не на шутку.

 

Друзья попрощались, но после их ухода Томас уселся в кресло и, налив себе полный бокал, надолго задумался, уставившись на догорающие поленья. Луна уже хотела уйти к себе, но молодой человек задержал её, нежно взяв за руку. Притянув к себе, он усадил её на колени и медленно произнес:

 

- Мои друзья правы. Поэтому, рано утром мы соберем вещи и уедем.

 

- Куда? – в голосе Луны почувствовалась тревога.

 

- Есть одно место, - Томас отставил бокал с вином в сторону, - Я недавно купил небольшой домик на побережье. О нем никто не знает, так что там будет спокойнее.

 

- Надоела городская суета? – опять усмехнулась смуглянка.

 

- Ты угадала, - парень, еле касаясь, сбросил с её лба непослушный локон, - Собирайся. Дорога дальняя.

 

Ночной Клуб Андромеда

Машина мчалась по заснеженной автостраде в сторону моря. Луна, забравшись с ногами на сидение и закутавшись по самый нос в шубу, которую предложил ей Томас, во все глаза рассматривала великолепные пейзажи, проносившиеся за окном.

 

Такой красоты девушка не видела, пожалуй, с самого рождения. Перед ней простиралась белая пустыня, то вдруг возникали величественные ели, разлапистые ветви которых были покрыты искрившимся в лучах заходящего солнца снегом, переливавшимся всеми цветами радуги.

 

Томас сбросил скорость, и они въехали на огромный песчаный пляж, кое-где присыпанный снегом. Ветра почти не было, и белесые барашки морского прибоя лениво накатывались на пологий берег.

 

- Какая красота! – воскликнула девушка, открывая дверцу, - Какой вкусный воздух! Его хочется есть.

 

- Ты проголодалась? – обеспокоенно спросил молодой человек, наблюдая, как его знакомая осторожно ступает по песку, покрывшемуся тонкой ледяной корочкой.

 

- Немножко, - смущенно ответила Луна и улыбнулась.

 

- По дороге есть маленький уютный ресторанчик, - причмокивая языком, сообщил Томас, - Кухня великолепная, а хозяин – мой большой друг.

 

- У тебя везде есть друзья, - девушка поёжилась от холода и поспешила залезть в машину.

 

- Видишь ли, - молодой человек запустил двигатель, - Я – архитектор и много разъезжаю. Ну, и иногда меня просят посоветовать, как украсить дом или ресторан. Я никогда не отказываю. А в результате все довольны.

 

- Ты что же, и денег не берешь? – удивилась Луна.

 

- Не всегда деньги могут что-то решить, - задумчиво ответил Томас, - Наши отношения имеют вовсе не материальную основу, а нравственную.

 

- Что-то больно умно – замотала головой девушка, - У меня даже голова закружилась.

 

- Едем обедать! – провозгласил Томас и дал полный газ.

 

Ресторан, о котором с таким упоением рассказывал Томас, оказался небольшой чистенькой избушкой, каких было разбросано по всему побережью великое множество. Красная черепичная крыша, слегка присыпанная снежком, отливала на солнце ярким пятном. Стены, выкрашенные в нежный абрикосовый цвет, говорили об опрятности его обитателей.

 

Гостеприимно распахнулась резная дверь, окованная бронзовыми пластинами, и на пороге появился полный человек в холщевых штанах и душегрейке, подбитой волчьим мехом. Его круглое раскрасневшееся от жара лицо расплылось в доброжелательной улыбке.

 

- О, господин Лунд! – воскликнул хозяин, - Какая честь для меня принимать такого гостя! Прошу Вас и Вашу очаровательную спутницу отведать наши скромные угощения!

 

- Он всегда так красноречив? – спросила Луна, оглядывая толстяка с ног до головы.

 

- Почти, - бросил Томас, входя в дом.

 

Они устроились за небольшим столом в дальнем углу. Посетителей было мало, и обычный для таких заведений шум не раздражал. Молодая девушка, одетая в простое крестьянское платье и деревянные башмачки, принесла плетенку с горячим только что испеченным хлебом и пузатый графин домашнего морса.

 

- Что будете есть? – осведомилась она, поглядывая на Томаса хитрым глазом, - Мартин только что изжарил зайца.

 

- С удовольствием попробуем, - без колебаний ответил молодой человек, - А к нему принеси нам овощей и ваш знаменитый ореховый соус.

 

- Не хотите ли стерляжьей ухи? – не отставала официантка.

 

- Я бы поела, - вставила Луна, - С детства люблю рыбу.

 

Официантка сделала книксен и, подхватив юбки, убежала на кухню. Томас откинулся на массивную деревянную спинку сидения и стал рассматривать фигурки, разбросанные по стене. Его спутница медленно потягивала кисловатый морс из большой глиняной кружки. Её прищуренные черные глаза пристально следили за парнем.

 

- Это твои работы? – наконец, спросила она.

 

- Я иногда леплю из глины или гипса, - Томас обвел комнату рукой, - Вот, решил украсить стены персонажами из сказок. Видишь, там гномы, там Белоснежка. А там, у входа – косматый лев.

 

Принесли обед. Луна набросилась на еду, как голодный зверь. Томас ел спокойно, больше наслаждаясь не трапезой, а видом темнокожей девушки, её детской непосредственностью и раскованностью, которой раньше не замечал.

 

- Вкусно? – спросил он, когда Луна, разделавшись с супом, принялась за мясо, впившись в заячий бок своими острыми зубками.

 

- Угу, - мотнула она головой, быстро двигая челюстями, - Никогда не ела такого.

 

- А чем тебя кормили в клубе? – спросил Томас и тут же пожалел об этом.

 

- Кашей, - Луна отставила тарелку, - Каждый день. До смерти надоела. Иногда туда добавляли кусочки куриного мяса, но это бывало редко. Клиенты обычно заказывали шампанское, но почти всегда выпивали его сами, как и всё остальное.

 

- Извини, - смущенно сказал юноша, - Ты ешь, а то нам еще до заката нужно добраться до места.

Страницы:
1 2 3 4 5 6

Комментариев 0