Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Сайт, посвященный истории
пыток и смертной казни, их
эротической составляющей

 
Пытки и казни » Рассказы » Рассказы Tоrtura » Казнь Бруны и Анжелики
на правах рекламы

Казнь Бруны и Анжелики

Автор: torturesru от 5-01-2011, 21:31
 

Казнь Бруны и Анжелики

 

Written by Tortura 

Click here for english version of this story

******************************************

Вся эта история полностью вымышлена… Этого никогда не было… Всякий, кто допускает хотя бы мысль претворить подобное в действительность должен немедленно уйти с нашего сайта. Этот рассказ не подходит для несовершеннолетних и для большинства взрослых. Это всего лишь эротическая фантазия и она предназначена исключительно для людей, старше 18 лет, которым нравятся подобные истории.

 

******************************************

 

Толпы народа теснились на обширной главной площади Венеции, чтобы полюбоваться, как будут казнены изменницы Бруна и Анжелика. Шел 1605 год и публичные казни, происходившие почти каждый месяц, были одним из немногих развлечений, рассеивавших серую, обыденную жизнь. В центре площади высился большой квадратный деревянный помост, где должна была свершиться расправа. Посередине эшафота находился большой стол, с которого свисали тяжелые железные цепи. Позади стола возвышались два столба, вершины которых были соединены мощной перекладиной. В двух жаровнях на мосте, в пылавших углях раскалялись различные диковинные орудия пыток. Рядом с большим столом стоял высокий человек в красном - палач.

 

Толпа разразилась ликующими воплями, когда на площадь вкатилась телега с двумя обреченными. Смех, сальные шутки слышались на всех ее концах. Две обнаженные женщины были вместе привязаны к передку телеги. Обеим не было и тридцати и зверски заломленные руки, стянутые за спиной локоть к локтю выставляли во всей красе их великолепные груди. Их медленно провезли сквозь расступившуюся толпу, осыпавшую пленниц бранью и насмешками к помосту.

 

Как только телега остановилась стражники набросились на несчастных и, намотав на руку их роскошные длинные волосы, потащили на помост. Анжелику заставили лечь спиной на деревянный стол. Она вскрикнула, когда ее руки привязали веревками к кольцам у углов одного из концов стола. Затем на ее бедрах, чуть выше колен защелкнули железные обручи и, натянув приделанные к ним цепи, развели ее бедра до предела в стороны и закрепили к столу, так что теперь они были совершенно неподвижны. Ее восхитительное женское естество оказалось полностью открыто всем любопытным взглядам. Ее ноги подняли вверх и, не обращая внимание на причиняемую боль, притянули щиколотки к запястьям. Теперь оковы на бедрах причиняли ей все более сильную боль, врезавшись в тело и выламывая коленные суставы. Ее влагалище зияло, внутренние половые губы блестели от сока.

 

В это время Бруну заставили стать на колени у другого конца стола, положив ее груди на край столешницы. Палач подошел к ним, взяв с маленького столика на котором были разложены пыточные снасти, большую железную грушу. На ее верхушке был винт, при вращении которого груша раскрывалась тремя лепестками, расходившимися почти на 8 см, в длину этот диковинный предмет имел почти 25 см и каждый лепесток оканчивался острым шипом. Увидев ее Анжелика задрожала от ужаса, но не проронила ни звука. Палач поднес этот жуткий инструмент ко входу в ее влагалище и одним резким толчком вогнал его почти полностью внутрь тела жертвы, так что шипы впились в шейку ее матки. Рот Анжелики широко открылся, ее прекрасное лицо исказилось от боли, но она смогла удержать стон. Теперь заплечных дел мастер принялся вращать винт. Широко раскрытое влагалище истязуемой стало видно собравшимся на площади на всем протяжении. Вначале она почувствовала себя, как будто занималась любовью с конем, ощущения были близки к наслаждению, но вскоре Анжелика завопила от непереносимой боли. Ее крики становились сильнее с каждым оборотом винта, кровь побежала по столу, когда шипы разорвали стенки влагалища. Палач остановился, когда лепестки груши разошлись почти на 20 см. Другую грушу, поменьше вставили в ее задний проход и жуткая операция повторилась. Теперь внутри ее тела раскрылись две груши, причиняя ей неописуемые страдания. Правда ни одна из них не была раскрыта до предела, палачи опасались разорвать ее внутренности и позволить избежать долгих пыток, уготованных изменнице. Ее оставили так, распятую на столе, кричащую и извивающуюся на потеху толпе. Ее ноги были растянуты в стороны до предела, любовный канал был приглашающе распахнут.

 

Зеваки, толкаясь вокруг помоста, старались не пропустить ни единого мгновения этого занимательного зрелища. Несколько молодых мужчин были столь возбуждены, что украдкой принялись онанировать, сунув руку под одежду. Люди находили весьма забавным, когда пытали женщин, особенно таких молодых и красивых.

 

Бруна все еще стояла на коленях, привязанная к столу, ее груди лежали на его краю. Палач взмахнул большим деревянным молотком и обрушил его на ее правую грудь. Бруна истошно завопила, но этот страшный удар все же не размозжил ее грудь. Новый взмах молотка и очередной удар превратил ее грудь в кровавое месиво. Теперь пленница орала не переставая. Ее начал бить по левой груди. Вскоре ее некогда прекрасные груди представляли собой кровавые ошметки, она уже не чувствовала новых ударов. Бесформенная окровавленная масса лежала на дубовой столешнице. Большими клещами истязатель оторвал от нее чудом сохранившиеся соски и бросил их в толпу. Послышался истерический хохот. Через перекладину одного из столбов перебросили веревку с крюком и зацепили его за связанные за спиной запястья беспомощной женщины.

 

Она почувствовала, как ее поднимают в воздух и снова дико закричала, все ее тело содрогалось от страданий. Хотя она была не тяжела, даже такой вес начал разрывать ее плечевые суставы. Чтобы сделать ее потяжелее решили пустить в ход еще одну влагалищную грушу, ее втолкнули в детородное место и раскрыли до предела, винт этой груши оканчивался кольцом в которое продели веревку. Ноги жертвы развели в стороны и привязали к столбам, чтобы открыть ее лоно во всей красе. Бруне не "повезло" так, как Анжелике. Лепестки груши раздвинулись столь широко, что их острия пронзили тело, один из металлических шипов поблескивал, пройдя сквозь черные лобковые волосы.

 

По ее груди стекало бесформенное месиво из молока, разорванной кожи и крови, в ее интимном месте сидел дьявольский инструмент. К груше стали подвешивать грузы, растягивая тело вздернутой на дыбу пленницы. Когда вес достиг 40 кг все услышали громкий хруст, почти заглушивший новый, нечеловеческий вопль несчастной. Ее руки поднялись над головой, головки плечевых костей были вырваны из суставов, ставших отныне бесполезными. Она приготовилась к смерти, но палач имел другие планы. Он оставил ее висеть на вывернутых руках, с широко разведенными ногами и грузом, разрывавшим лоно, размозженными грудями. Лицо осужденной обезумело от боли, раздиравшей все ее тело. Провисев несколько минут, Бруна потеряла сознание. Ей в лицо выплеснули ведро воды, чтобы привести в чувства. Как только она пришла в себя, раскаленный до красна железный прут, примерно 5 см толщиной ввели в ее задний проход и Бруна завизжала, словно резаная свинья. Воздух наполнился запахом горелого мяса. Зрители засмеялись этой новой шутке. Остуженный живым телом прут вытащили из опаленного отверстия. Бруна вновь лишилась чувств и безжизненно повисла на веревке.

 

Анжелика с ужасом видела все это и понимала, что ее надежды на быструю сметь оказались тщетны. Палач вытащил из жаровни раскаленный до красна разрыватель грудей и приблизил его к ее левой груди. Как только алый металл коснулся нежного тела на пол помоста брызнула струйка мочи, вызвав новый взрыв смеха.

 

Разрыватель, похожий на большие собачьи челюсти, пронзил чувствительную плоть и три стражника принялись дергать этот инструмент разрывая ее грудь на клочки. Теперь уже холодные зубы разрывателя вновь и вновь пронзали ее грудь и она кричала и визжала. Ее правая грудь была следующей. Теперь настал черед больших щипцов. Кусочек за кусочком очень медленно четверо подручных начали отрывать ее плоть. Один из палачей обратил внимание на ее естество. Грушу закрыли и вынули из влагалища. Он захватил клещами левую большую половую губу и занялся тем, что сдавливал и крутил ее, посылая все новые волны боли этому измученному телу. Растерзав ее, он ухватил другую, затем малые губы. Далее на куски разодрали вход в задний проход. Все ее тело трепетало и она кричала изо всех сил… после часа невообразимых страданий она сорвала голос и могла только хрипеть.

 

Сейчас палачи отрывали клещами куски мяса от ее тела. Она была все еще жива, превратившись теперь в скелет, с жалкими ошметками плоти и внутренностями. Ее прекрасное лицо осталось нетронутым, искаженным жуткими муками, залитым слезами, потом и слюной, смешанной с кровью, сочащимися из широко открытого рта.

 

Толпа начала расходиться, так как лучшая часть представления уже закончилась. На другом конце площади вбили еще один столб, обложили его вязанками хвороста. Все еще живых, все еще страдающих женщин приволокли к нему и привязали спина к спине. К хворосту поднесли горящий факел и на площади вновь звучали вопли молодых пленниц, пока милосердное пламя не прекратило их страданий.

 

Новое развлечение для праздных зевак.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
  • Группа: Гости
  • ICQ:
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • Комментариев: 0
  • Публикаций: 0
^
Огромное спасибо за рассказ. Как истинно и с чувством написано! Еще б почитать что-нибудь подобное.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 

Уважаемые вебмастера, Вы на
сайте "Пытки и казни"
работающем на
DataLife Engine.
Текущая версия 9.6.