Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Сайт, посвященный истории
пыток и смертной казни, их
эротической составляющей

 
Пытки и казни » Рассказы » Рассказы Sagittarius » Школьный исполнитель
на правах рекламы

Школьный исполнитель

Автор: InterSchool от 9-04-2012, 22:35

Ко мне на виселицу приводят для казни двух учительниц и четырех школьниц. Двум старшим девочкам лет по 16 – 17, две же другие – из младших классов. Все они в одинаковой школьной форме – клетчатых юбочках, нарядных белых блузках и белых гольфиках.
У меня уже подготовлены шесть веревок, четыре петли я опускаю пониже, а две подтягиваю повыше – учительницы в босоножках на высоком каблуке. Под каждой петлей стоит отдельная скамеечка.


Я знакомлюсь с учительницами. Одну из них, худенькую, с короткой стрижкой женщину лет тридцати, зовут Инной, она в длинной черной юбке и белой блузке с красивым черным бантом. Другую, чуть помоложе, длинноволосую блондинку зовут Анной. На ней короткая, до колена юбка, такого же цвета жакет и белая блузка, под которой, как я отметил, двумя упругими бугорками проступали аппетитные грудки.


Я рассказываю женщинам о том, как будет проходить казнь. Сначала будут казнены девочки. Согласно правилам, им придется раздеться догола, оставить разрешается лишь гольфы и босоножки. Потом я повешу и самих учительниц. Те на коленях просят меня пожалеть их девочек, хотя бы самых младших. Но это не в моих силах, ведь я только исполняю приговор. Мне самому ужасно жаль бедняжек, но все, что я могу сделать, – это позволить бедным женщинам самим подготовить своих учениц к казни: помочь им раздеться, встать на скамеечку, связать руки и ноги. За это Анна должна будет кое-что для меня сделать…


Мы с Анной удаляемся в домик рядом с виселицей. Она оказывается хорошей любовницей, трахается, что называется, с огоньком, то ли она рассчитывает на помилование, то ли ей действительно так нравится заниматься сексом. Возбуждения мне добавляет и то, что в окошко я наблюдаю, как под присмотром Инны раздеваются девочки.
Закончив, я выгоняю Анну на улицу прямо так, как она и была – голую, в одних чулках и босоножках. Она сначала пытается протестовать, но, получив удар дубинкой между ног, затихает. Так ей и приходится, присоединившись к своей коллеге, связывать своих учениц голой.


Наконец все девочки голенькие и со связанными руками. Учительницы помогают мне завести их на помост. Девочки встают на скамеечки, и Инна с Анной связывают им ножки. К сожалению, у меня только два мешка, которые я надеваю на голову младшим девочкам. Две оставшиеся школьницы дрожат от страха и просят тоже завязать им глаза. Вот только чем? Выход находит Анна, которая к тому времени уже привыкла к своей наготе и ходила по помосту в одних чулках и босоножках. Она снимает с себя чулки и сама завязывает девочкам глаза. Я начинаю по очереди надевать петли девочкам. Младшенькие тихонько плачут под мешками, старшие тоже плачут, и слезы текут у них из-под повязок. Одна из них набирается смелости и просит поцеловать ее перед смертью. Я, конечно же, не могу отказать ей в этой просьбе. Вторая девочка просит меня о том же. Но вот поцелуи закончились. Я по очереди выталкиваю скамеечки, и четыре пары связанных ножек в белых гольфах виснут в воздухе.


Затем наступает очередь учительниц. Анна с Инной в последний раз нежно целуются на прощание. Голенькая Анна помогает подняться на скамеечку своей подруге. Она хочет сама подготовить ее к казни, но я позволяю ей только связать руки. Обтянутые чулками ножки женщины я связываю сам, причем колени решаю связать не поверх юбки, как того требуют правила скромности, а под юбкой. Подол спереди, чтобы не мешался, задираю и заправляю за пояс. Какая красота - на Инне чулки с поясом и застежками.
Закончив связывать ноги, я отхожу от Инны.


– Пожалуйста, оправьте мне юбку, – просит она, краснея оттого, что ей приходится стоять с задранной юбкой. Она извивается, пытаясь опустить юбку сама, но со связанными руками у нее ничего не получается. Тем временем я связываю руки Анне, помогаю ей встать на скамеечку, надеваю петлю.
– Ну пожалуйста, – продолжает канючить Инна.
– Достала своим нытьем! – кричу я на нее, подхожу и выталкиваю скамеечку у нее из-под ног.
– Йыыыэээээээээ, – издает она сдавленный стон и ее высокие каблучки, беспорядочно дергаясь, виснут в воздухе. Примерно полминуты она дрыгает ногами, лицо ее краснеет от натуги, наконец, устав бороться, она расслаблено обвисает, голова ее падает набок, а из открытого рта на блузку начинают спускаться длинные тягучие слюни.
Я перехожу к Анне. Она стоит передо мной голенькая, в одних босоножках, с петлей на шее.


Неожиданно висящая рядом Инна несколько раз громко пукает, следом за этим из-под задранной юбки раздаются неприличные булькающие звуки, и по ее связанным ногам, пачкая чулки, начинает течь жидкий кал.


– Фу, как неприлично, – кривится Анна. – Я тоже в туалет хочу. Пожалуйста, пустите меня, я не хочу так, как она!
Приходится развязать ее. Пусть сходит в туалет, раз хочет. А кроме того, надо кому-то убраться за обделавшейся училкой. Я даю Анне ведро и тряпку и велю убрать понос из-под висящей Инны. Когда мы подошли к ней, кал еще капал с носков ее босоножек. Но сначала я велю Анне подмыть покойницу и постирать ее белье.


Я быстро задираю на Инне юбку со всех сторон, она вроде не запачкалась. Анну же заставляю снять с повешенной трусики и чулки, затем вытереть кал и, прополоскав белье, надеть обратно. Примерно полчаса бедняжка, как была, голенькая, хлопочет вокруг повешенной подруги. Наконец все готово, Инна в мокрых трусиках, Анна натягивает ей чулки, застегивает подвязки, надевает и застегивает босоножки.


Настала очередь вешать Анну. Я подхожу к повешенным старшеклассницам, стаскиваю повязки у них с глаз и кидаю чулки Анне.


– Давай, надевай, неприлично с босыми ногами висеть.
Анна разувается, надевает чулки и снова обувается и застегивает ремешки. Я связываю ей руки и подталкиваю ее к скамеечке.
– Давай, быстрее, времени уже много. Вас уже снимать пора, а ты еще ходишь.


Анна поднимается на скамеечку, я надеваю ей петлю, аккуратно связываю ножки, после чего подхожу к ней вплотную и, встав на цыпочки, целую ее в лобок.
– Прощай, Анечка, – говорю я ей, – ты была прекрасной любовницей, жаль, что приходится так с тобой поступать…
Я обнимаю ее за ноги, приподнимаю и, вытолкнув скамеечку, отпускаю в свободное плавание...

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
  • Diox

  • 14 февраля 2013 11:59
  • Группа: Гости
  • ICQ:
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • Комментариев: 0
  • Публикаций: 0
^
Очень сухо изложено
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 

Уважаемые вебмастера, Вы на
сайте "Пытки и казни"
работающем на
DataLife Engine.
Текущая версия 9.6.