Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Сайт, посвященный истории
пыток и смертной казни, их
эротической составляющей

 
на правах рекламы

Марина

Автор: torturesru от 16-07-2011, 20:00

Автор: Saggitarius

 

Я шел по улице с букетом цветов и радовался жизни. Еще бы - наконец-то мне удалось уговорить Маринку хоть куда-нибудь сходить вместе, и от осознания этого мое сердце начинало учащенно биться.

Мы познакомились с Мариной еще в прошлом году. Ей тогда только исполнилось восемнадцать, и она училась в педагогическом институте, на первом курсе. Скромная домашняя девушка, она еще ни с кем не встречалась и очень смущалась каждый раз, когда я пытался пригласить ее на свидание. Под любым предлогом она старалась отказаться, все время ссылаясь на свою занятость. Весь год я не оставлял своих попыток, и вот наконец настал день, когда она сдалась. Было лето, закончив первый курс, Маринка работала в детской лагере вожатой, это, видимо, и позволило ей почувствовать себя уже достаточно взрослой. Вобщем, мы договорились встретиться с ней сегодня в восемь вечера и сходить в кино.

Я подошел к кинотеатру. Было еще без пятнадцати, я купил билеты и стал ждать Маринку, высматривая в толпе прохожих ее фигурку. Интересно, в чем она придет, в юбочке или брючках? Я предвкушал приятные минуты, проведенные в темном кинозале бок о бок друг с другом, а потом, когда кино закончится, я конечно же провожу ее. И, может быть, она даже разрешит мне ее поцеловать...

Но вот пришло назначенное время, а ее все не было... Опаздывает, как и всегда, успокаивал я себя. Но вот прошло пять, десять, пятнадцать, двадцать минут, а ее все не было. Вот и сеанс уже начался, но я все еще надеялся, что она придет, и мы успеем к началу фильма. Но Маринка так и не пришла. Идти в кино одному у меня не было никакого желания. Все еще держа букет, в подавленном настроении я направился домой.
-Ну почему она не пришла, -не давала мне покоя мысль, - ведь она же обещала... Может не смогла? Но неужели позвонить было нельзя? -А вдруг с ней что-то случилось, -попытался я было оправдать ее. -Да уж теперь и вправду будет лучше, если с ней что-то случилось, по крайней мере, это объяснит, почему она не пришла.
-Вот ведь засранка, -думал я, распаляясь от обиды все больше и больше.
Мне на глаза попался большой мусорный контейнер, я огляделся и решительным движением швырнул в него цветы.

Придя домой, я решил больше не звонить ей. Если захочет извиниться и объяснить, почему она не пришла, то пусть звонит сама. Что за выходки, в самом деле? И я сделал вид, что она меня больше не интересует. Но кого я обманывал?

Так прошла неделя. Каждый день я ждал звонка от Марины, но телефон беспощадно молчал. Моя гордость потихоньку сошла на нет, а вместо нее появилось беспокойство.
-А вдруг с ней и вправду что-то случилось?
Собравшись с духом, я решительно набрал ее номер. Трубку сняла Маринина мама.
-Здравствуйте. А Марина дома? - спросил я
В трубке повисло молчание.
- Нет, ее сейчас нет, -наконец ответила мама каким-то растерянным голосом.
-А когда она придет? -спросил я, еще ни о чем не подозревая.
На этот раз пауза оказалась еще длиннее.
-Марина в тюрьме, - наконец ответила мама.
-Боже мой, не может быть, -сердце у меня бешено забилось. -А что случилось? За что?
И мама дрожащим голосом стала рассказывать как было дело.

Это случилось как раз в тот день, когда мы должны были встретиться. Вместе с Людмилой, второй вожатой, Марина должна была вести детей на море купаться. Но в послений момент Людмила почувствовала себя нездоровой и отпросилась домой. По правилам заведующая лагерем должна была отменить это мероприятие, но Марина упросила отпустить ее одну, обещав, что все будет хорошо и она справится сама. И надо ж такому случиться, именно в этот раз и произошло несчастье - во время купания утонул мальчик. Марина сама не знала, как это случилось. Лишь к вечеру спасатели выловили тело. Ну, а дальше приехала полиция, и ее увезли для разбирательства.


-И что же теперь будет? – взволнованно спросил я.
-Сказали, что все решит суд, - со слезами в голосе ответила мама.
Подавленный, я положил трубку.

* * *

Уже на суде Марина узнала, что арестовали не только ее, но и Людмилу, которой хоть и не было на работе, но из рабочего графика ее исключить не успели. Привлекли к суду и заведующую вместе с ее 14-летней дочерью Женей, во время каникул помогавшей маме по работе. -Ну ладно, -думала Марина, -я виновата, что недоглядела за детьми, Екатерина Александровна виновата в том, что отпустила меня, но девочка, ей же всего четырнадцать, в чем же виновата она? Однако, несмотря на свой возраст, Женя села на скамью подсудимых вместе со всеми.

Как оказалось, отец утонувшего мальчика оказался каким-то влиятельным начальником, поэтому суд сразу же обернулся для всех с гораздо более худшей стороны, чем можно было ожидать. Началось с того, что нашелся свидетель, который заявил, что вместо того, чтобы присматривать за детьми, Марина проводила время в компании четверых подвыпивших молодых людей, с каждым из которых она по несколько раз отлучалась к их машине, где они занимались сексом. Другой свидетель показал, что видел ее купающейся голышом в компании все тех же молодых людей. Выступили на суде и эти ребята. Они заявили, что не знали, что эта девушка работает в лагере и должна была находиться с детьми, поскольку встретили ее в баре, куда она регулярно наведывалась, и в момент знакомства с ними уже была не совсем трезвая. Да, они занимались с ней сексом, а что, разве это запрещено? А один из них еще и добавил, что после секса с Мариной у него пропал бумажник и кредитная карточка, с которой в тот же день была снята значительная сумма денег.

Марина была настолько ошеломлена этими нелепыми обвинениями, что за все время суда не смогла сказать ни слова в свое оправдание. И когда ее попросили подтвердить или опровергнуть все сказанное, она не нашла ничего лучше, чем разрыдаться у всех на глазах. Это была катастрофа.

Суд признал Марину виновной во всех вменявшихся ей преступлениях, включая воровство и проституцию, и приговорил ее к высшей мере наказания – смертной казни. Было объявлено, что ее поместят в городскую женскую тюрьму, где она и будет ожидать исполнения приговора. Такой же приговор ожидал и остальных женщин. Не пожалели даже Женю - собравшимся объявили, что девочка будет казнена вместе с матерью.

Еще в начале судебного разбирательства Марина все прекрасно поняла и уже готова была смириться с тем, то ее признают виновной. Она даже приготовила себя к тому, что следующие несколько лет ей придется провести в тюрьме. Но такого исхода ни она, ни остальные женщины никак не ожидали. Несколько секунд в зале царило гробовое молчание. Подсудимые стояли, словно пораженные громом. Первой нарушила тишину заведующая, заголосившая, что не позволит казнить свою девочку. Следом за ней заплакала и сама девочка, еще не совсем представлявшая, что ее ожидает. У самой Марины от услышанного помутилось в глазах, в горле пересохло и неожиданно захотелось писать. Медленно она стала оседать на скамейку, что-то горячее потекло у нее по ногам и в этот момент, окончательно лишившись чувств, она со стуком повалилась на пол.

Суд закончился, и теперь подсудимых должны были отправить в женскую тюрьму. Двое полицейских стали по очереди надевать на них наручники и куда-то уводить. Марина была последней, кто остался на скамье подсудимых, вот полицейские подошли и за ней, намереваясь заковать ее в наручники, как и остальных. Но тут подбежала мама Марины и, увидев, в каком состоянии ее дочь, попросила разрешения сходить с ней в уборную и привести ее в порядок.

В уборной мама заставила Марину разуться и снять колготки вместе с трусами. Затем, прополоскав колготки в раковине, она стала вытирать ими ноги дочери. Марина смущенно стояла, задрав юбку и раздвинув босые ноги. Закончив, мама сполоснула под краном ее туфли, немного просушили их под феном и поставила перед Мариной.
-Ну все, давай обувайся и пойдем.
Марина сунула свои босые ноги в туфли
-Как же я пойду, без трусов, что ли?
-Ничего, на тебе же юбка, никто и не заметит.
Сгорая от стыда, Марина вышла обратно в зал. Ей казалось, что все смотрят на нее, и как будто видят, что она идет без трусов.

Тем временем оказалось, что автобус, увозивший осужденных в тюрьму, уже уехал, не дождавшись их, и вернется он или нет, неизвестно - была пятница, и никому не хотелось задерживаться на работе. Марина с мамой прождали в суде до конца рабочего дня и, в конце концов, им объявили, что Марина может на выходные отправляться домой, но в понедельник, в 8:00 она должна сама явиться в женскую тюрьму. Они с мамой были очень рады, что после всего пережитого им выпало еще целых два дня провести вместе.

* * *

В субботу я позвонил, чтобы спросить Маринину маму, чем закончился суд. Вместо ответа она сообщила, что Марина дома и пригласила зайти. Я обрадовался, поскольку раз Марина дома, значит, все закончилось хорошо, и ее, скорее всего, оправдали. Не сразу я заметил, что у нее на лице нет радости.

-Ну что, Маришка, как у тебя дела? - поздоровался я с ней.
-Ничего, -грустно улыбнувшись, ответила она.
-Тебя уже домой отпустили ?
Она покачала головой.
-Нет, я завтра снова в тюрьму сажусь.
-Так значит, тебя все-таки признали виновной ?
Она кивнула.
-И сколько тебе дали? Много?
-Много, - похоже, Марине было неприятно об этом говорить, но мне хотелось узнать все сразу
-А много - это сколько?
-Ну что ты пристал, сколько да сколько? - не выдержала Марина. -К смертной казни меня присудили!
-Так ты же сказала, что в тюрьму садишься… - не понял я
-Сажусь. И в тюрьме буду ждать казни, неужели не понятно?
От неожиданности я не мог вымолвить ни слова.
-Так тебя что, теперь расстреляют? - в замешательстве выдавил я из себя первое, что пришло на ум.
-Нет, скорее всего электрический стул, - ответила Марина. -Или через повешение.
В отличие от меня она говорила это совершенно спокойно, по-видимому уже свыкнувшись с уготованной ей ролью. Я попытался представить себе эту картину, но у меня не укладывалось в голове, как такую милую девушку могут посадить на электрический стул, как какую-то преступницу.
Маринка начала расспрашивать меня, знаю ли я, как казнят на электрическом стуле, и я рассказал ей все, что знаю об этой казни. Заодно рассказал ей и о казни через повешение, когда осужденные встают на откидывающиеся створки и проваливаются вниз, ломая шею. Маринка призналась, что очень боится электрического стула, и что будет лучше, если ее повесят. Но и здесь есть свои страхи - она слышала, что женщин часто вешают голыми и больше всего она боится, что ее тоже будут казнить голой, у всех на глазах.
-И когда теперь? –поинтересовался я.
-Не знаю… - ответила Марина. Мы с мамой прошение о помиловании подали. Вот в тюрьму сяду и буду ждать, может меня еще помилуют. Будем надеяться…
В это время к Марине в комнату зашла мама.
-Ну ладно, -сказала Марина, -мне надо одеваться.
-Вы куда-то пойдете ? -спросил я.
-Да, мы с мамой сейчас пойдем в фотоателье.
-В фотоателье? -удивился я.
-Да, надо сделать фотографию мне на могилу, -ответила Маринка. Ну, ты видел наверно на кладбище – фамилия, имя, год рождения, год смерти и, у некоторых – фото. Мама вот хочет, чтобы все было красиво… А тут стали искать и ни одной подходящей фотграфии нет…

-Ну ладно, тогда до свидания, может еще увидимся…
Мы попрощались и я, обещав еще навестить ее в тюрьме, ушел.

* * *

В понедельник Марина вместе с мамой сели на автобус и поехали на другой конец города, где находилась женская тюрьма. Около часа они ждали, сидя в вестибюле, наконец пришли две надзирательницы и, сверившись с документами, взяли Марину и увели куда-то наверх. Еще некоторое время мама ее сидела внизу, пока наконец ей не сообщили, что ее дочь помещена в тюрьму и ей больше нечего здесь ждать. Ей отдали пакет, в котором была сложена одежда и туфли, снятые Мариной, здесь же лежали и вещи, бывшие на ней - два колечка, сережки и часики - по правилам осужденным в тюрьме не разрешалось иметь никаких личных вещей.

А сама Марина в это время, раздетая догола, проходила стандартную процедуру приема заключенных. Сначала душ, затем медосмотр, тюремный врач долго ощупывал ее интимные места и долго удивлялся, как такая красивая девушка до сих пор еще была девственницей. После осмотра Марине выдали тюремную одежду, но прежде чем она смогла одеться, ее сфотографировали: сначала в фас, затем в профиль, и лишь после того, как ее сняли в полный рост, заставив при этом заложить руки за спину, ей, наконец, было позволено одеться. Надзирательница отвела Марину в камеру, по дороге рассказав ей о тюремном распорядке и об ответственности за его нарушение. И чтобы новенькая заключенная лучше усвоила сказанное, тут же в камере она выпорола ее, придравшись к какой-то мелочи.

И потянулись тоскливые дни заключения. Подъем в шесть утра. Зарядка. Утренний туалет. Большого труда стоило Марине привыкнуть испражняться на виду у других заключенных, приседая рядом с ними над специальным желобом. Приведя себя в порядок, заключенные строились на утреннюю перекличку, за которой следовал завтрак. После завтрака заключенных обычно отвозили на работу, и поскольку смертный приговор Марине еще не был окончательно утвержден к исполнению, то и она тоже должна была работать наравне со всеми. Весь день, с перерывом на обед, вместе с другими смертницами она мыла полы и убиралась в туалетах. В восемь вечера они ужинали и отправлялись по камерам, а в десять вечера ложились спать.

Так продолжалось месяца два. Но вот, наконец, в один из дней к Марине в камеру зашла надзирательница.
-У меня для Вас новости, осужденная, -объявила она. Ее голос был полон сочувствия. Губернатор отклонил Ваше прошение... Надзирательница замолчала, не зная что сказать дальше.
-Меня теперь должны казнить? - догадалась Марина.
Женщина кивнула.
Марина восприняла известие с достоинством.
-И как я должна буду умереть? - стараясь быть спокойной, как будто бы из чистого любопытства, спросила она.
“Смелая девушка”, -подумала надзирательница. Обычно заключенные в этот момент впадали в истерику, кричали, что ни в чем не виноваты и просили отпустить их. “Тем лучше”, -подумала она, можно сразу приступить к делу. С этого года руководство тюрьмы, как будто издеваясь над приговоренными, ввело новшество – теперь несчастные должны были сами выбирать наиболее удобный, по их мнению, способ казни. Она достала из папки листок и положила перед Мариной.

-Вот, пожалуйста. Здесь три способа казни, Вы должны выбрать что-то одно.
Трясущимися руками, а вдруг там будет что-то ужасное, Марина взяла листок и скользнула по нему взглядом. Как она и предполагала, выбирать ей пришлось между электрическим стулом и повешением, плюс в конце списка еще значилась какая-то “казнь на гарроте”.

Марина уже взяла ручку и уже хотела обвести повешение, мысленно уже представляя, как стоит с петлей на шее… Голая… Брррр… Может все-таки выбрать электрический стул?
-Извините пожалуйста, а Вы бы какую казнь посоветовали? - она посмотрела на надзирательницу, взглядом как бы прося совета.
-Ну, я не знаю… -в замешательстве протянула женщина. Я думаю, электрический стул будет лучше всего... Ей было очень жалко Марину, она считала что назначенное ей наказание явно не соответстовало тяжести ее преступления, а поскольку сделать уже ничего было нельзя, она хотела чтобы бедняжка хотя бы отошла в мир иной без мучений.
-Мне кажется, током быстрее всего, раз - и готово.
-А разве при повешении умирают не сразу?
-Ну, по-разному бывает, -уклончиво протянула надзирательница, -бывает что приходится повисеть некоторое время, пока сознание не потеряешь.

Маринка не решалась принять решение. Оставался еще последний пункт - гаррота, но что это такое она не знала.

-Простите, а гаррота - это что такое?
-Ну, это тоже типа повешения, только Вы садитесь на специальное сидение, Вам на шею надевают петлю и потом, поворачивая винт, медленно затягивают… Но я бы не советовала, малоприятное зрелище... Мало кто это выбирает…

-А обычно женщины здесь что выбирают ?
-Ну, большинство стул предпочитает... Конечно, поначалу может показаться, что это очень страшно, особенно если не умираешь сразу, но у нас очень хороший стул, все происходит быстро и почти безболезненно. Првда некоторые все равно боятся, но тут уж ничего не поделаешь…

Вот и Марина боялась. Она представила, как ее привязывают к стулу, опутывают тело проводами, а затем включают ток… Хоть эта женщина и говорит, что все происходит быстро, но она слышала, что иногда техника дает сбои и осужденным приходится такое вытерпеть… Нет уж, лучше пусть вешают, -решила Марина, -хотя бы даже и голую. Все же лучше, чем корчиться в муках на этом стуле. Она решительно взяла ручку и, поставив галочку рядом с повешением, протянула листок.
-Вот пожалуйста.
Надзирательница глянула на листок.
-Так, ну что вы выбрали, -с любопытством заглянула она. –Так, казнь через повешение… Ну что ж, хорошо. Она убрала листок в папку.
Только я забыла предупредить, заключенных у нас вешают публично, на городской виселице, так что если вас это смущает, еще не поздно изменить свое решение.
Но Марине уже было все равно.
-Меня будут вешать голую? – равнодушно спросила она.
-Нет, с чего Вы это взяли ? - удивилась надзирательница.
-Ну, не знаю, - Маринка засмущалась и покраснела, - я думала...
-Нет, у нас женщин всегда казнят в своей одежде, так что можете попросить супруга… или Вы наверно с мамой живете?
Марина кивнула.
-Вот и попросите маму, - продолжила надзирательница, чтобы она принесла Вам одежду. Единственное условие, -добавила она, -поскольку Вы выбрали повешение, желательно надеть такую обувь, которая не свалится у Вас с ног, когда Вы будете висеть в петле. Босоножки там или туфли с ремешком…
“Слава богу”, - подумала Марина. Больше всего она боялась, что ее будут вешать голую. Вот только откуда она возьмет босоножки? У нее было всего несколько туфель, и все - обычные лодочки. “Что за странные правила”, -удивилась она.

С этого дня Марину перестали водить на работу и перевели в другую камеру, этажом ниже, где находились те, кого скоро должны были казнить. Эта камера ей понравилась гораздо больше, чем предыдущая: занавесочки на окнах, скатерть на столе, более удобная кровать и, о чудо, здесь был унитаз! Теперь ей больше не придется каждый день, справляя нужду, у всех на виду приседать, задирая подол и расталкивая локтями соседок. Вот только у всего этого комфорта была своя цена - Марина понимала, что жить здесь ей придется недолго.

* * *

На последнем свидании мама принесла Марине одежду, все, как она и просила - черные брюки, белую блузку и, на случай если будет холодно, кофточку. А еще она купила ей туфли - черные, под цвет брюк, и как раз для улицы, на толстом каблуке и с ремешком. Так что теперь она будет одета по всем правилам. Девушка поблагодарила маму, они прощаются, мама плачет и говорит, что на саму казнь она придти не сможет, она просто не выдержит этого…

* * *

Месяца два я ничего не слышал о Марине. Жива ли она еще? Или ее уже казнили? Звонить и спрашивать об этом у ее мамы было как-то неудобно. Но вот однажды та сама позвонила мне и передала, что Маринка просит меня придти к ней на свидание. Разумеется, я в тот же день буквально прилетел в тюрьму, радостный оттого, что смогу увидеть ее еще раз.
Девушка в полицейской форме проводила меня в комнату для свиданий и указала рукой на свободное место у стеклянной перегородки, отделявшей заключенных от приходящих к ним на свидание родных. Я сел, Маринки еще не было, и я огляделся вокруг. Справа от меня муж, по видимому, разговаривал с женой, а слева мама общалась с дочкой явно еще подросткового возраста. Минут через пять в конце коридора по ту сторону от перегородки я наконец-то увидел Марину. Ее держала под руку надзирательница в полицейской форме. Марина шла, смущенно опустив глаза. На ней была длинная серая юбка из грубого холста, застиранная синяя блузка с длинным рукавом и такая же синяя косынка, а на ногах - старые поношенные босоножки и белые носочки. Но первое, что бросилось мне в глаза - она была в наручниках.

Надзирательница подвела Марину к перегородке, и та привычно уселась на стул, стоявший в переговорной кабинке, было видно, что она здесь уже не в первый раз. Она взяла телефонную трубку и показала мне пальчиком на такую же, висевшую с моей стороны.
-Ну здравствуй, Маришка, -поздоровался я с ней.
-Приветик. Ее голос в трубке был таким же нежным и милым, как всегда.
-Ну как у тебя дела ? – спросил я
-Как могут быть дела в тюрьме… Нормально… -ответила Маринка.
Она помолчала, а затем, стараясь быть как можно равнодушнее, добавила:
-Меня вот в понедельник вешать будут…

Страница 1 из 3 | Следующая страница
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 

Уважаемые вебмастера, Вы на
сайте "Пытки и казни"
работающем на
DataLife Engine.
Текущая версия 9.6.