Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Сайт, посвященный истории
пыток и смертной казни, их
эротической составляющей

 
на правах рекламы

Сломанная ветка

Автор: torturesru от 8-04-2012, 16:35

Автор: Archer

по мотивам трилогии Злотникова «Арвендейл»

 

Орочий форт догорал. Свежий морской ветер рвал едкий черный дым в клочья, относил к лесу. Нанизанные на копья, посеченные на куски мечами защитники валялись грудами у обугленных стен. Несколько истыканных болтами варгов, – ездовых волков-монстров, – воняли у загона паленой шерстью. Латники рассыпалась по форту, рубя все, что движется, оттаскивая к кораблям своих раненых и добивая зеленокожих тварей. Десант людей с моря оказался для тех полной неожиданностью.

 

Командир ополовиненной боем сотни наемников снял шлем и подставил ветру лицо. В который раз уже глянул на тотем, болтающийся на длинном шесте у причала. Губы сжались в линию, вспухли желваки, кисти в кольчужных перчатках с металлическим скрипом сжались в кулаки. Многолетняя разведка, унесшая жизни десятков рейнджеров, принесла свои плоды. Здесь жили те, кто ему сильно задолжал. С самого рождения. И теперь настало время рассчитаться.

 

– Скажи ребятам, пусть оставят вождей для допроса. Тех, что с бляхами, – повернулся он к вестовому, – И вот что. Меня очень, очень интересуют те, что водил тут орков в набеги двадцать-тридцать лет назад. Можно выпытать у шамана, если он выжил.

 

Вестовой взмахнул в приветствии сотни рукой и углубился в форт. Было видно, как он подзывает к себе десятников для постановки задачи.

 

Спустя час у командира появился собеседник. Пожилой орк был кряжист, сед, пьян и вонюч. Ребята наскоро замотали ему тряпками раны, влили в глотку полфляги самогона и дали занюхать портянкой. Затем выбрали хижину почище, выкинули наружу трупы хозяйки и детей, завели его внутрь и посадили у стены.

 

– Вот, это его. – пояснил вестовой, показывая командиру орочий шлем, украшенный великолепным наборным плюмажем из длинных волос. Разделенный на два платиновый локон, золотистая, черная, каштановая и рыжая прядь. Все подобраны волосок к волоску, – От десятка женщин, не меньше.

 

Сотник кивнул. Все в Империи знают, что орки не прочь отведать человечины, предпочитая молодых женщин и девочек, если есть выбор. А шлемы они украшают отборными волосами тех несчастных, чья плоть стала им пищей. И если простой воин может позволить себе лишь одноцветный плюмаж, десятник трехцветный, то перед ним был шлем Вождя, – пять цветов. И редкое их сочетание, которое вряд ли получилось сразу.

 

Молодой сотник сел напротив, поправил перевязь меча и взмахом руки отослал бойцов прочь. Какое–то время враги рассматривали друг друга.

 

– Что тебе нужно в моей хижине, воин? – орк вышел из ступора.

– Прошлого.

– И что ты забыл там, в прошлом? – в голосе орка прорезалась насмешка, – разве для тебя не лучше настоящее?

– Память, враг… Ты ли тот, кто водил стаю под тотемом форта 27 лет назад?

– Я помню это время, – уклончиво ответил орк.

– Ты или нет!? – рявкнул сотник.

– Я, – кивнул орк, – что дальше?

– Тогда ты сможешь мне помочь.

 

Орк вытаращил глаза. Послышались скрипучие звуки смеха. Сотник ждал.

 

– Зачем мне это?

– Потому что я тоже помогу тебе, – человек похлопал рукой по ножнам меча, – Слышишь вопли за стеной? Там ваш народ платит по долгам. Ты можешь заплатить иначе. Быстро.

– Я не боюсь пыток и боли, – равнодушно ответил орк, – для меня пытка жить, когда умирают другие.

– Для меня, – тоже.

– Мы воины... Вожди... Спрашивай, я отвечу.

– Мой приемный отец говорил: 27 лет назад ваш тотем участвовал в набеге Орды. Ваши силы были неисчислимы. Вы блокировали один город с каменными стенами и осадили второй. Отец был воином и попал в плен на поле боя. Там он встретился с молодой беременной женщиной лет двадцати в остатках дорогой одежды, – сотник, как ему казалось, говорил медленно и внятно, но на самом деле все громче и быстрее, – У нее были каштановые волосы с искрами на свету, длинные ноги, высокая грудь и зеленые глаза. Мои глаза, враг! Узнаешь? Она была беременна мною! Отец говорил: женщина родила во время вашего отхода, и в тот же вечер была убита, потому что ослабла и не могла бежать. Через два дня он задушил часового, взял его оружие и скрылся со мной на руках. Высокий светловолосый воин. Вы не стали устраивать погоню и терять время из-за одного беглеца.

– В тот год много ваших самок было захвачено, – после минутного молчания ответил орк, – но я помню ту, что ты описал. Ее волосы стала украшением моей коллекции, враг.

 

Орк кивнул на шлем и прищурил глаза.

 

Сотник лишь скрипнул зубами в ответ. Несколько ударов сердца ему хотелось порвать это чудовище голыми руками. Бить, бить, бить, пока на костяшках не слезет кожа. Значит, его мать не была просто убита, как заверял его отчим! Нет, ей был уготован конец, при мысли о котором бледнеют даже привычные к смертельному риску быстроногие девушки Приграничья!!

 

И их можно понять.

 

Потому что смерть на зубах хищника, пусть Темного, от ножа в междоусобице, от болезни или от голода, – это мелочи жизни по сравнению со смертью в адской жаре углей, будучи нанизанной на вертел от «норки» до рта, лишенной языка, наполовину выпотрошенной и оскальпированной. Со смертью «доброго мяса» в процессе готовки.

 

Сотник пару раз вдохнул и взял себя в руки.

 

– Я хочу узнать, как она попала к вам. Когда, где и с кем. И почему.

– Хорошо. Но это было давно. Я начну с начала.

 

* * *

 

 

– Как я говорил, в тот год был удачный набег. Вы, люди, за двадцать лет расплодились, как олени в лесах без волков. Наши воины устали рубить ваших мужчин, резать женщин и детей. Молодых самок подросло так много, что мы выбирали на еду только самых молодых и сочных. А остальных бросали собакам и воронам, вспоров животы. И снова неслись вперед на быстрых варгах, перехватывая беженцев и гонцов.

 

Так мы дошли до первого города и обрушились на него как шторм на побережье.

 

Моя стая была одна из первых, кто замкнул кольцо вокруг стен. О, мы не торопились напасть. Ночью мы рассредоточились в лесах, а утром двинулись вперед, на выселки.

 

По пути мы добыли больше чем две руки девушек, собирающих ягоды. Это была славная охота, человек. Увидев нас, они завизжали и бросились врассыпную, побросав корзины и хватаясь за подолы. Глупое мясо, они заслужили все то, что мы с ними сделали вечером! Но это будет после. Тогда же я, как последний мальчишка, увлекся погоней.

 

Мне досталась хорошая самка: молодая и не жирная, с гривой светлых волос. Она бежала, задыхаясь и всхлипывая, часто оглядываясь. Свою юбку она задрала руками на бедра, и я мог оценить стройность ее длинных и крепких босых ног. Думаю, она понимала, что ей не убежать, но не верила в это, и потому отчаянно закричала, когда моя правая рука вцепилась ей в густые волосы. Весу в ней было немного, я без особых усилий швырнул добычу поперек спины варга крепкой задницей вверх и стянул за спиной тонкие руки арканом. Только сейчас она осознала, что стала мясом для моего костра и заплакала. После чего без лишних уже брыканий дала связать себе ноги.

 

Вот так и получилось, что пока мы добывали еду, остальные наши войска ворвались в предместья города. И когда мы выбрались из леса, там уже шла резня и что-то начало гореть. Я передал свою всхлипывающую добычу воину из личной дву-руки и направил стаю в бой.

 

Мы опоздали. Часть домов горела, часть еще оборонялась, но большинство уже пало и наши воины вытаскивали оттуда за волосы визжащих женщин и девок. Некоторые из них предпочли перерезать себе горло, чтоб не достаться нам живыми. Но таких было мало.

 

Как обычно, ваши трусливые Вожди вместе с воинами спрятались в каменных стенах города и закрыли ворота, вместо того, чтобы выступить на защиту своего народа. И Боги наказали их за трусость, враг!

 

Только в одном месте месте еще кипела схватка, а вместо воплей доносились крики ярости и звон железа. Мы бросились туда и обнаружили прорывающийся в город отряд ваших латников. В середине их строя жались друг к другу две породистые молодые самки в дорогой одежде для верховой езды. Одна из них была беловолоса, с уверенным взглядом госпожи и осанкой воина. Вторая держалась менее уверенно, но ее руки чертили в воздухе пассы, а губы шевелились, произнося заклятья. И в каштановых вьющихся волосах на солнце вспыхивали искры. Да, это была твоя будущая мать, враг. Волшебница. Она не метала огненные шары, молнии или куски камня, как маги. Но зато она умела лечить и старалась как могла.

 

Ваши воины брали пять наших жизней за одну. Это были действительно хорошие воины, но их было слишком мало, чтобы прорвать кольцо. Полетели арканы и обе девушки были выдернуты из седел, связаны и поставлены на ноги. Их волосы украсят головной убор Вождя Вождей, решили мы и потащили их в главную ставку.

 

К тому времени ваш город был плотно обложен с всех сторон. Воины расположились на отдых, где-то уже загорелись большие костры. Выбрав подходящее место, я отправил стаю устраиваться на ночлег и рубить дрова, а сам с личной дву-рукой повел пленниц к Вождю Вождей. Их лица были бледны, но держались они гордо и не пытались пасть на колени, моля сохранить их никчемные жизни.

 

Вождь Вождей был сильно мною доволен. Как мы узнали из допроса, Беловолосая оказалась дочерью местного вождя, барона, а ее спутница, – гостьей их семьи. В этот день они захотели покататься на лошадях и взяли с собой лишь половину охраны.

 

Страница 1 из 3 | Следующая страница
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 

Уважаемые вебмастера, Вы на
сайте "Пытки и казни"
работающем на
DataLife Engine.
Текущая версия 9.6.