Леди Синистра

Те, кто обманул смерть и познал вкус инкарнации.
Не должны забывать о том, что они по прежнему остаются игрушками в руках судьбы.
Обреченные повторять ошибки вновь и вновь.


Леди Синистра прибывала в камере, ожидая казни. Облаченная в темное готическое платье, с тугим лифом отчетливо подчеркивающим небольшую грудь, мраморно-белые открытые плечи и бардовую окантовку юбки у туфелек. На грудь девушки ниспадали две косы русых волос, одну из которых она рассеяно перебирала. Ее юное лицо ни как не вязалась с коварными отравлениями и лишь редкий блеск зеленых глаз выдавал в ней убийцу. Синистра не лила слез по поводу смерти, зная что это только начало. Мысли ее далекие от молитв к небесам и фантазий адских мучений, были свободны и безмятежны.

Дверь камеры звякнула ключами, пропуская палача. Девушка без страха подняла глаза и посмотрела в глаза своей судьбе. Видя это мужчина развернул небольшой свиток и прочитал.
-Леди Синистра суд признал тебя виновной во многих убийствах, которые ты совершала умертвляя свои жертвы ядом. И за это ты приговорена к смертной казни через удушение. Учитывая твое благородное происхождение казнь будет совершена ритуалом благородной гарроты. Приговор будет приведен в исполнение сегодня.
Девушка изогнула руку в движение делающего знак кавалеру. Губы палача тронула едва заметная усмешка. Он сделал шаг вперед и на мгновение под его темной безрукавкой мелькнула татуировка, расколотых песочных часов. Мужчина осторожно взял руку девушки и сказал.
-Пройдемте леди, час настал.
С очаровательной улыбкой Синистра ответила.
-Как изволите милорд.

Они миновали коридор и вошли в комнату посредине которой стояла массивное кресло с высокой спинкой и подлотниками. В углу располагалась ванна, столик с благовониями, букетом роз и шелковыми тканями.
Палач протянул девушке белую рубаху до пят.
-Переодевайся, я отвернусь.
Синистра коварно усмехнулась.
-Мне нечего стесняться после смерти у тебя будет полная возможность рассмотреть мое тело и даже воспользоваться им, поэтому не вижу смысла прятаться.
Девушка демонстративно отложила в сторону рубаху и медленно начала раздеваться. Вначале на пол упали длинные до локтей перчатки, за тем зашуршала шнуровка платье, оставшись полу обнаженной Синистра сняла лиф, сбросила юбку и поставить ногу на кресло в которой ей предстояло умереть очень медленно стянула чулки.
-Теперь когда я разделась, разденься и ты, - при этих словах Синистра скрестила ноги между собой и облокотилась рукой на спинку кресла. Парень молча снял одежду оставшись только в набедренной повязке и аккуратно усадил девушку в кресло, раздвинув ее согнутые в коленях ноги широко в стороны. Проверив что спина жертвы плотно касается спинки и она сидит достаточно жестко мужчина затянул на ее талии шелковую веревку зафиксировав положение. За тем также были связаны щиколотки, а руки привязаны за запястье к подлотникам. Закончив приготовления на шею девушки легла шелковая тонкая петля, чьи концы были продеты в прорези в спинке и присоединены к закручивающемуся рычагу. Палач стал сзади и взялся двумя руками за рычаг.
Синистра чувствовала легкое возбуждение во всем теле, когда холод кресла коснулся кожи, плотно привязанная к дереву она чувствовала как холодок начинает сковывать ее попку, бедра, томной дрожью поднимается к груди и шеи. Сосочки набухли от волнения и сделались твердыми как камень, смотря в разные стороны. И в этот момент палач начал затягивать рыча, так что веревка медленно затягивалась на шеи девушки. Ее глаза широко распахнулись, за тем прекрасный ротик раскрылся словно в изумление, когда кончился воздух в груди. Она начала непроизвольно дергаться, но веревки держали крепко и потому казалось, что она совершает движение как при занятие сексом. Палач не спешил и душил жертву очень медленно. Попка девушки ерзала по дереву, веревка слегка ослабла позволив ей выгибаться чисто выбритым лобком. Язык Синистры сначала показал краешек, а за тем высунулся изо рта, капая слюнкой. Капельки падали на ее живот и лобок. Тело покрылось липким потом, глаза закатились, из горла рвался хриплый стон. На самом пике когда боль и возбуждение сравнялись по силе ощущений девушка сильно выгнулась талией и издав последний стон затихла свесив голову на грудь. Палач подержал еще минуту петлю пока с язычка стекала слюна и потом освободил шею удавленницы от петли. Смертная мука совсем не испортили черты девушки лишь две дорожки слез из широко распахнутых глаз прорезали личико. Палач отвязал тело и взяв его на руки отнес к ванне, чтобы обмыть. Смыв пот с прекрасного тела мертвой, он уложил его на шелковые простыни и положил на грудь и живот девушки по красной розе, чьи свежие лепестки еще блестели утреней росой. После чего сел в изголовье перебирая ее волосы и гладя ее холодную руку.

 

Автор: Тюниэль

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0