Сказка

Автор:  Alisa

 

Девчонка бежала из последних сил. Задыхалась, обливалась потом. Цеплялась за ветки волосами, рубахой. Спотыкалась о корни, но рвалась вперед. Лицо и руки были давно расцарапаны. Сердце лихорадочно стучало в груди, а в ушах стучал конский топот. Лес был слишком редок, чтобы всерьез задержать всадника. И ей все казалось, что вот сейчас рука половца ухватит ее за косу. А в голове билась единственная оставшаяся там мысль:

- Вот и сходили за ягодами. Вот и сходили за ягодами.

 

Ее брат Борислав бежал рядом. Он был старше ее на год, но силы у него кончались тоже. У парня был с собой нож, но что нож, против копья или меча, а деревенский пацан, против степного воина. А желтоголовые воины не спешили. Деваться беглецам некуда, а в лесу, даже редком, коня лучше не гнать, а то вдруг споткнется. Вот лошадь мелькает слева, уходя вперед по поляне. Вот справа раздается гортанный клич. Змея аркана падает на плечи, но в последний момент, отчаяным заячьим прыжком Аленка ускользает от веревки. Вот видна начинающаяся пуща, но туда уже не успеть. Двое половцев уже впереди и отсекают дорогу. Подростки остановились у огромного столетнего дуба и парень, заслонив сестру спиной, выхватил нож и чуть пригнулся, готовясь к безнадежной драке.

 

Пятеро половцев неторопясь двинулись вперед. Их ждала привычная и легкая забава, пара ударов древками копий и можно вязать добычу. А за словенских рабов хазары платят добрым серебром. Но внезапно между охотниками и жертвой возникла невысокая фигура с боевой рогатиной в руках. И непонятно откуда она взялась. Спрыгнула с неба, вылезла из под земли? Неважно. Важно то, что опытный воин легко чувствует опасность, чувствует равного противника. И эта фигура была опасной.Степные кони срываются в голоп, неподкованные копыта гулко бьют в землю. И раздирающий уши и голову визг, высокий, сотрясающий все тело. Лошадь с всадником катяться по земле ломая ноги. Еще одна встает на дыбы. Рогатина скрещивается с копьем направляя его в землю. Воин резко тормозит коня и ухитряется остаться в седле. Но его противница легко взбегает по древку вверх и лезвие рогатины легонько чиркает по напряженной шее. Из распоротых артерий бьет горячая кровь. Половец еще пытается выхватить меч, но она просто делает прыжок, оставляя раненного за спиной. Все равно он уже не жилец. Следующий противник предпочел встретить ее стоя. Стремительный обмен ударами, который трудно уловить нетренированному глазу и половец отступает на пару шагов, разрывая дистанцию. То, что противница решит расстаться с единственным оружием он не учел. Бросок рогатины. Удар разрубил и мышцы и кость, едва не отделив конечность от тела. Свист рассекающей воздух палицы, уклон и два тела спцепившись покатились по земле. Вот более тяжелый степняк вышел на верх. Только секунду он видел ее холодный, отстраненный взгляд. Неестественно быстрым движением взметнулись ее руки и вырвали его глаза. Ослепленный мужчина завыл. Последний половец успел извлечь из тула лук, но с дуба ему на спину прыгнула крупная рысь и впилась в шею.

 

Алена не успела и десяти раз вздохнуть, как все ее преследователи стали мертвыми или умирающими. С ужасом она глядела на рысь, которая в двух шагах от нее лакала кровь из разорванной человеческой глотки и не знала котого она больше боится. Зверя или его хозяйку? Да, именно хозяйку. Потому что у туго затянутой в кожу фигурки явственно проступала грудь. Вообще, по внешности она сильно смахивала на рыжую Малашку из соседнего села. Вот только коротко остриженные волосы и заляпанное мелкими брызгами крови лицо никак не подходили сельской девчонке.

 

- Кто и откуда? - спросила она ровным голосом, как будто не она только что дралась в смертельной схватке.

- Я Борислав, она Алена, кривичи мы, из Дымков.

Зеленые глаза поймали опускающееся солнце.

- Сейчас уже поздно, пойдете со мной, переночуете, а утром отправитесь домой.

 

После чего непонятная и страшная незнакомка, достала из сапога небольшой кривой нож и деловито отправилась резать двух раненых половцев. Остальные к этому времени уже запихли. Рука хватает за волосы, вздергивает голову вверх, а вторая перехватывает натянувшееся горло. Та же участь постигла и бьющуюся со сломанной ногой лошадь. При виде этой картины Алена вначале закрыла глаза руками, потом отвернулась и ее вырвало. Борислава замутило, но он досмотрел до конца.

 

- Теперь помогите собрать трофеи, - приказала девчонка. И брат с сестрой не посмели ее ослушаться, они прекрасно понимали, кому обязаны своей свободой.

Следующие полчаса ушли на сбор и упаковку добычи. А потом, ведя под узцы нагруженную лошадь, тройка отправилась вглубь леса. Рысь к этому времени давно убралась по смоим рысьим делам. Общительная Алена немного отошла от ужаса и на нее напала неудержимая болтливость. Она засыпала спасительницу кучей вопросов, та вначале отмалчивалась, а потом начала отвечать.

 

- А тебя как звать?

- Кира.

- Что за имя такое странное?

- Отца звали Кир, вот мама и назвала Кирой.

- Где такие имена?

- Далеко. За морем-океаном.

- А они где?

- Умерли.

- И ты одна живешь в лесу?

- Одна.

- И совсем, совсем ничего не боишься?

Кира только презрительно усмехнулась.

- А рысь у тебя откуда?

- Приручила. Мне всякий зверь подчиняется.

- Так ты что, ведунья?

- Немного.

- А гадать умеешь, на суженного?

- Это все ерунда.

- А по руке читаешь?

Кира остановилась.

 

- Слушай, я сейчас посмотрю на твою руку, а потом до самого дома, ты от меня отстанешь.

- Договорились.

Сердце Алены застучало быстрее, сейчас ей расскажут про ее счастливую судьбу. Кира своей жесткой кистьюй крепко взяла ее за руку и принялась рассматривать ладонь. Нахмурилась, бросила.

 

- Не могу прочитать. Вижу только, что твоя линия жизни переплетена с линией жизни брата. Не зря вы сегодня вместе влипли. Эй, Борислав, давай сюда свою руку.

Долго смотрела.

 

- А у тебя линия жизни раздваивается. По одной дороге пойдешь, доживешь до старости. По другой - нет.

После такого гадания разговаривать уже никому не хотелось. И дальше шли молча. Когда из лесной чащи вынырнул частокол кириного дома, уже стемнело, а брат с сестрой если волочили ноги. Ворота оказались не заперты, а дом неожиданно большим. Кира быстро зажгла несколько свечей, усадила их к столу, поставила деревянные кружки, достала краюху хлеба и жбан с квасом.

 

- Перекусите чуток, я баню пойду затоплю. Потом, после баньки, нормально поужинаем.

Баня оказалась готова необычайно быстро. Если ихниюю в деревне приходилось протапливать два часа, то здесь, чуть успели брат с сестрой перекусить, как Кира погнала их в баню.

Баня у Киры оказалась роскошная. Большая, жаркая, с хорошим паром и тремя полками. А сразу за баней была выложенная камнями яма с ледянной проточной водой. Мылись все вместе, по очереди обрабатывая друг друга вениками. Пользуясь моментом, Борислав хорошенько рассмотрел Киру. Загорелая, худощавая, с выступающими ключицами, вся увитая длинными тренированными мышцами и с плоским животом она по всем статьям проигрывала Алене, у которой тело круглилось во всех нужных местах. Ладные острые грудки с большими темными сосками, вот и все, что выдавало в ней девушку. Еще Борислав удивился, что у нее нет волос под мышками и на лобке, но почему так, спросить постеснялся. И пока отдыхая на нижней полке рассматривал девушек, то не заметил, что от разгладывания его член налился кровью и поднялся к животу. Зато девушки это хорошо заметили и с шуточками загнав его на верхнюю полку хорошенько отстегали сразу в два веника и отправили охолонуться.

 

Одежду постирали, а Кира принесла из дома три чистых льняных рубахи, и все вместе отправились ужинать. Хозяйка поставила на стол еще хлеба и большое блюдо с полосками жаренного мяса. Мясо оказалось очень острым и очень вкусным. Кира немного подумала и достала из погреба бутыль с красным вином. Алена от вина отказалась, а Борислав с Кирой выпили пару кружек. После ужина девушка отправила гостей спать. Алене досталась большая кровать с мягкой медвежей шкурой вместо перины, Бориславу постелиле на широкой лавке, а сама Кира погасила свечи и отправилась ночевать под потолок на огромную печь.

 

Утомленная приключениями Алена быстро засопела, а ее брату не спалось. После бани, вина и острого мяса его тело требовало разрядки и он ждал когда все заснут. Юноша лежал под волчьей шкурой, ворочался и вспоминал грудастую крутобедрую Ладу, которая жила от них за три дома. Он давно сох по этой девке, но успел с ней только пару раз украдкой поцеловаться.

 

- Что ворочаешся, не спиться? - раздался в темноте негромкий голос хозяйки.

- Жарко.

- Иди сюда, ко мне на печку.

- Так я это, голый.

Она тихонько рассмеялась:

- Ну и иди голым.

 

Неужели, сердце парня на секунду дало сбой. Он соскочил с лавки, тихонько, чтобы не разбудить Аленку, подошел к печке, и ловко забрался наверх. Видимо Кире тоже было жарко, потому что она лежала нагишом, бесстыдно раскинув ноги в стороны. Борислав нагнулся над ней и утонул в ее чуть светящихся зеленых глазах.

- Ну, что? Не страшная, - спросила она с улыбкой.

 

А он все молчал и только смотрел на нее. Тогда Кира твердыми руками притянула его к себе. Он обхватил ее угловатое тело и начал неумело целовать в губы. Руки заелозили по ее телу. И пока он ласкал ее, прямо под его ладонями тело изменилось. Груди выросли на пару размеров, бедра расширились, налились ягодицы. Миг и вместо девушки-воительницы он сжимает мягкое женское тело. И эта женщина под ним выгнулась и застонала. А потом рукой обхватила его уд и направила в себя. И они вместе растворились в жаркой ночной темноте.

 

Утром Борислав открыл глаза и долго не мог понять где находится. Прямо над его глазами болтался пучок сухих трав, и он явно был не дома. Потом он вспомнил вчерашний день, вчерашнюю ночь и широко улыбнулся. Этой ночью он стал мужчиной, и Кира, судя по стонам и вскрикам, осталась довольна. Где она? Он свесился с печки. Аленка еще спала, а Кира, уже одетая хлопотала с завтраком. Выглядела она как и вчера, худощавая, быстрая, резкая.

- Видимо почудилось мне ночью или она морок на меня навела, - подумал Борислав.

 

Кира почувствовала его взгляд, обернулась и широко улыбнулась:

- Проснулся соня, давай бегом: умываться, одеваться и за стол.

 

После завтрака, за которым доели вчерашее мясо, Кира проводила гостей до ворот. Алена начала было ныть, что неплохо бы их проводить до деревни, но хозяйка отрезала, что у нее еще много дел, а они не маленькие, сами доберуться. Тем более присутствия чужаков в округе она не чувствует. На прощанье она подарила Бориславу меч одного из половцев, и он просто задохнулся от восторга. Мечи в деревне были только у трех человек, старосты, кузнеца и старого Третьяка, который двадцать лет проходил в княжеской дружине. Алене досталась серебрянная гривна на шею. Девушка стало пунцовая от смущения и удовольствия и начала было отнекиваться, что не может принять такую дорогую вещь. Но отнекивалась она так неубедительно, что ей никто не поверил. Выходя за ворота, Борислав обратил внимание, что колья украшают черепа. Вот волчьий, вот медвежий, вот человеческий.

 

- А это для чего?, - спросил он.

- Обереги, - Кира улыбнулась, - я же ведунья.

Взявшись за руки брат и сестра шагнули к близким деревьям, а когда через десяток шагов Борислав оглянулся, чтобы последний раз взглянуть на Киру, сзади были только деревья. Никакого забора, никакого дома. Он невольно вздрогнул:

- Что за чудеса такие?

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 1

Антон
Антон 28 октября 2013 07:49
Классный рассказ! Интересно было читать! И вообще, ты хорошо пишешь!