Ромашки

Автор: alisa

 

Луна стояла так низко, что длинные тени, отбрасываемые деревьями, заливали весь этот лес пугающей чернотой. Но мне было совсем не страшно. Кого мне в лесу боятся? Лесные звери сами к человеку не полезут, а злые люди в такую погоду по лесу не шастают. Злые люди как раз дома, в тепле и уюте. Так что то, что я едва плелась, это не из-за страха. Просто мне не очень хотелось возвращаться. Особенно, после чудесного зимнего костра. Правая рука затекла, и я перебрасываю эту дурацкую корзину в левую. Вот что-то на миг закрыло собой луну, я вскинула голову и успела увидеть только тень, неясный силуэт стремительно несущийся высоко в небе.

 

Внезапно грубые и угловатые, колющие глаз деревья стали размытыми и нечеткими. Они стремительно сливались с полутьмой вокруг и растворялись в ней. Это налетевший шквал принес с собой мириады кристалликов льда и снега.Порыв словно обжег мне лицо, я на секунду зажмурилась и вздрогнула под своей куцей шубейкой. Ветер все усиливался. Снежная круговерть поднималась выше и скоро закрыла небо. Пропала молочно-бледная луна и тусклые скорки звезд. Снежинки жалили мою открытую кожу как маленькие иголочки и она скоро потеряла всякую чувствительность.

 

- Что за черт, за все четырнадцать лет не было такой вьюги. И снег у нас обычно рыхлый и тяжелый.

Я чуть втянула внутрь треснувшую нижнюю губу и почувствовала, как во рту растворяется малеький кристалик соли.

 

- Неужели эта буря прилетела от самого моря-окияна? Как бы я хотела увидеть его хоть глазком. Да, что угодно увидеть, кроме опостылевшей деревни.

 

Ветер все усиливался, выл, кружился, кусал с разных строн. И через эту круговерть я шла вперед. Притопывая старыми, большими и болтающимися на ногах валенками. Размахивая свободной рукой, хлопала себя по бокам. Встряхивала головой, пытаясь избавится от намерзающие на ресницах льдинках. Закрывалась руковичкой, когда несомые ветром ледышки били по лицу совсем уж нестерпимо. Не знаю, сколько я так шла. По моим ощущениям до тепла было еще с полчаса хорошего хода. Но в такую непогоду ничего нельзя определить точно.

 

Когда ноги стали заплетаться, решила немного отдохнуть, у огромной старой ели. Дерево защитит от самого сильного ветра и можно будет немного перевести дух. Прислонилась спиной к стволу и буквально сползла по нему вниз. Я жадно и тяжело дышала, с присвистом и всхлипами, как после долгого бега. Стучала зубами и все не могла отдышаться. Ноги онемели и я их больше не чувствовала. Первым делом я двумя руками растерла лицо. Стало чуточку теплее.

 

- Какие холодные губы. Даже не вериться, что какой-то час или два назад я отчаянно целовалась. Май потрясающе целуется, так, что аж колени подгибаются.

Я невольно улыбнулась, представив его горячие черные глаза и непослушную косму волос, цвета воронового крыла.

- А когда отстраняешься, губы словно горят, и всё никак не можешь прекратить потрагивать, языком проводить, прикусывать легонько.

 

С трудом поднявшись, начала легонько подпрыгивать и размахивать руками. Дрожь сменила короткая судорога, передернувшая все тело. Потом кровь быстрее побежала по жилкам и стало теплее. Мои следы уже давно замело, но я знала в какую сторону мне идти.

 

- А зачем мне возвращаться в деревню, - мелькнула мысль. - Может просто вернуться к лесному костру и переждать там непогоду.

Рука сама нырнула в карман за колечком.

- Да где же оно?!

 

Я шарила и шарила по пустому карману, еще надеясь на чудо. А на глазах уже выступили слезы. Выступили и тут же замерзли.

 

Палец провалился в маленькую дырку и я закричала от обиды. И еще раз, и еще. Но мой отчаянный крик унес ветер. Было так горько, только получить чудесный подарок, и тут же его потерять. Я кричала пока не сорвала голос и не раскашлялась.

 

Теперь оставался только один путь. Вперед. В деревню. Против ветра. Я перевязала платок так, чтобы он закрывал рот и подняла со снега корзину. Постояла пару секунд, собираясь с духом и шагнула из-за дерева. Ветер стал еще сильнее, откидывал назад, не давал идти. Никогда не знала, что буран может быть таким сильным. Мне пришлось наклонилась вперед, чтобы хоть как-то защитить лицо и сохранить равновесие. И так, нагнувшись, я пошла вперед, шаг за шагом. А в голове крутились картинки того, что было совсем недавно на весенней полянке. И это помогало идти вперед.

 

Шаг.

 

Он взял меня за руку, прижал к себе, зарылся лицом в волосы, прошептал едва слышно:

- Я тоже тебя люблю, и всегда буду любить.

 

Шаг.

 

Мне в руку ложится диковинный прозрачный стеклянный бокал с красным вином. Я несколько долгих секунд смотрю сквозь него на теплое весеннее солнце, а потом делаю первый осторожный глоток.

 

Шаг.

 

Я тону в омутах его глаз и черном огне волос всё больше, всё безнадёжней.

 

Шаг. Спереди одежда стала покрываться слоем льда.

 

Дурманящий запах и тепло от его ладоней.

 

Шаг.

 

Я словно вижу свое отражение в глазах любимого. Прикрытые глаза, трепещущие ресницы, приоткрытые заалевшие губы и вздымающаяся грудь.

 

Шаг. Больно дышать. Лютая стужа отсасывает тепло из груди с каждым моим выдохом.

 

Поцелуй. Бутылка отлетела в сторону, вино разлилось по траве. Я как-то незаметно оказалась лежащей на спине, Май сверху, и самым естественным движением он скользнул рукой по моей ноге, выше, под юбку. И всё это, конечно же, не прерывая поцелуй.

 

Шаг.

 

- Я не могу задержать время надолго. Я буду ждать тебя и только тебя весной. И тогда весь месяц будет только твой, любимая.

 

Шаг.

 

Нужен небольшой привал. Я падаю на колени около большого сугроба.

- Сейчас немного отдохну и пойду дальше. Совсем немного.

 

Откидываю в сторону надоевшую корзинку и смотрю как ветер уносит просыпавшиеся подснежники и заметает оставшиеся. На секунду закрываю глаза. И вижу себя снова на весенней поляне. В тот самый момент, когда нам пришлось расстаться.

Я лежу перед ним с растрёпанными волосами, задравшейся юбкой, распухшими от поцелуев ярко-алыми губами и залитыми румянцем щеками. Сейчас он не останавливается. Одежда смятой тряпкой летит на траву. Его горячее, напряженное тело оказывается на мне. Я чувствую тепло его дыхания, тела, рук.

 

И мне самой было удивительно тепло и приятно. Поцелуи все горячей, и я вздрагиваю когда его язык входит в мой рот. Его губы скользят ниже. К шее, ключицам, спускаются к ложбинке меж грудей. Когда он начал целовать и ласкать груди, из моих приоткрытых губ вырвался тихий стон. Когда его губы достигли живота, я немного приподняла голову. Миг, и вся лесная поляна оказалась покрыта ромашками. Моими любимыми ромашками. Их было так много, что они полностью скрыли под собой зелень травы. Все затуманилось. Вокруг меня был только белый, с желтыми искорками, цвет. И я медленно растворилась в этой теплой сияющей белизне.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0