Знак возвращения

Автор: A-Viking

 

...Этот сон был куда ярче вчерашнего. Даже запахи смутно пробивались сквозь обвившую лицо простыню. Простыню? Повела головой, непривычно ощутив на висках и щеках касание шелка, подняла руки - хм... То ли косынка, то ли платок, наброшенный поверх замысловатой, невероятной прически. Оглянулась в поисках зеркала - вон, дымчатое, мутноватое, в тяжеленной вычурной раме. Заглянула, моргнула. Проснулась, протирая глаза: крендельки туго закрученных кос (у меня???), невесомая вуаль небесно-голубого цвета, переброшенная с волос на спину и высокий ворот платья, по тяжести не уступающего зеркалу. Так вот что давило на плечи - под спиралями и блестками золотого шитья почти не видно набивного бархата... Повтором - вензель из меча острием вниз. Где-то я его видела... И странный, незнакомый и волнующий запах духов. Не было у меня таких никогда. А запах помню - сладкой горечи.

 

Шагнула назад и чуть не упала - скользко! Мраморный пол блестел так же мутно, как зеркало, теряясь в полумраке окружения. Ой, я Золушка! И платье такое, и главное - босиком... только сейчас поняла, когда мрамор обжег босые ноги. Конечно босиком, дуреха - не в тапочках же спать... Повернулась снова к зеркалу, скрипнула кровать. Кровать? Точно что кровать, двуспальная - разве что стоит на ребре и старательно изображает распахнутую створку двери. Откуда тут дверь, только что стенка была. Ладно, во сне и не такое... Если распахнули эти ворота, значит, мне. Но темно же, блин! И факел едва из кольца выдернула - заржавело на фиг тут все... Откуда я знаю, что факел надо вот так доставать: вверх с поворотом? Бр-р... Полы без отопления. Жалобу в ЖЭК!

 

Поежилась, проснулась, ну конечно - простыня вокруг шеи, ноги под форточкой! Золушка мраморная, ага... Факельщица. И платье вон джинсовое в темноте заклепками (золотее некуда) подмигивает. Ну и подмиги... хр-р...

 

А дверь, межу прочим, по законам жанра должна быть скрипучей! Причем протяжно и мрачно! И на дальней стене, вон там, над камином, должен быть меч! Большо-ой такой, двуручный, заляпанный кровью драконов! А не такой, как висит - хотя тоже красиво... Во всем мраке только блеск узкого хищного клинка! Подошла ближе, потянулась - потрогать-то можно? Охранные скелеты черепа не скалят и цепями вроде не грохочут. Висят себе у камина спокойненько - цепи как цепи. Только явно не из хозмага - там серебряные кольца, кажется, в дефиците. Почему серебряные? Ну просто знаю: кто же будет так железо узорить? Ладно, пусть висят, сквозняком качаются. Подозрительно как-то качаются: сквозняка вроде нет, а ко мне как магнитом. Ну и пусть. Сейчас меч достану и всем драконам по балде! И черепам по черепушке! Сама себе рыцарь! А-а-ай!

 

Отпрыгнула от ухнувшего в камине пламени, поскользнулась на ледяном мраморе плит и грохнулась, просыпаясь.

 

Ну какая уродка обогреватель сюда развернула? Так же и сгореть можно! Отодвинула, забралась обратно на диван, сонно, но мстительно показала язык алой электрической спирали...

 

Спирали огня вились вокруг поленьев, брося отблески на клинок. Из принципа теперь достану- приподнялась на цыпочки, руки вверх вскинула и цепи змеями ударили в запястья. Звякнули, дернули в стороны, потом ближе - к жару камина и блестящему клинку меча.

 

На острие - клочок. Нет, не клочок - платочек! Дернулась - только хуже стало, цепи как пружина тянут, а глаза от платочка не отвести. Легкого такого, газового, как накидка у меня на голове... И на плечах, потому что платье кто-то дернул одновременно с цепями: они вверх, платье вниз. Спереди камин, сзади ознобом сквозняк. Или страх? А чего мне боятся, вот сейчас проснусь...

 

Платье ворохом вокруг ног, весь наряд из прически и платочка... Скрипнул пол под шагами - кошмарный сонный: мрамор не скрипит! Или это не пол? Опустила глаза - и визгом загуляло эхо: змея! Противная, длинная, тонкая, блестящая, между мной и камином, и жало раздвоенное! От моего визга змея отпрыгнула назад и ледяным языком лизнула бедра. Ледяны-ы-ым... набухающим огнем. И еще раз, с другой стороны. И третий.

 

Пружинный звон цепей, всплески ледяного огня на бедрах - бо-оженьки, так это же плетка! Урроды! Убью на фиг! Вырвусь и все морды в клочки расцарапаю-у-у-у...

 

Шевельнулся на мече платочек - и не упал. А почему он должен упасть? Откуда я это знаю? Почему в камин? Чтобы его съел огонь и и перестал съедать мое тело... Скрип, свист, звон, отчаянный вскрик и шевеление платочка. От моего вскрика? Ага! Вот оно что! Хрееенушки! Сцепила губы, пальцами за звеньями цепей плотней - хренушки! М-м-м...

 

Как в мутном зеркале перед глазами тяжелая перчатка, поправляющая на голове косынку. И фигурный вензель на ее отвороте - все тот же меч, острием вниз. Перчатка скользнула по голове, плечам, дернулась - это я ее головой боднула. Ну погоди, вырвусь... То ли смешок, то ли вздох сзади. Струной напряглась - опять плетка? Заранее куснула губы под протяжный звон серебряных цепей.

 

Они звенели долго и пронзительно. Подняла голову от смятой подушки, тупо уставилась на наглую морду будильника.

 

Вот, блин... И приснится же! Сделала утреннюю слааааадкую потягу-у-ушку и ойкнула. Ладонями по бедрам: ох ни фига себе! Вскочила к зеркалу: растрепанная, взлохмаченная, никаких причесанных "крендельков" и газовых платочков - а на попе узором полосы... И глаза во все зеркало вытаращились: ошарашенные, ни черта не понимающие.

 

Ну все... К врачу. В психушку... А что, в психушке лечат попы после плеток? Откуда плетки, дурочка? Сон! Ты руками свой сон потрог-А-а-ай!

 

Мозги налево, мысли направо, руки сами себя одевают, косметикой шуршат, двери открывают, ноги на автопилоте к знакомой автобусной остановке. Вонючее солярное нутро древнего как рыцарский замок "Икаруса", толпа полусонного народа, грохот железяк и тонким дуновением - запах. Тот самый, сладкой горечи. Из-за спины. И снова не повернуться. Не хочу и не буду. Вот она, перчатка - властно легла на автобусный поручень, рядом с моими руками. Сверкнула вышитым мечом. Не оборачиваюсь. Не хочу. Спокойно иду к дверям, выхожу, ледяно замираю на остановке, выражая полнейшее презрение к перчатке и плетке за моей спиной. Шорох шин, матовый блеск машины. Рука в перчатке мягко распахивает передо мной дверку. Села. Даже не поежилась. Каменным истуканом водитель - не лицо, а памятник самому себе. Ни поворота головы, ни косинки взгляда. Движение пальца в перчатке - тронулись.

 

- Я думала, будет подана карета.

 

Хрипловатый, низкий, жутко знакомый голос, которого НИКОГДА не слышала:

 

- ТАМ будет и карета.

 

- ТАМ не мое!

 

- Ваше, миледи.

 

Как хочется обернуться и посмотреть на него. Как не хочется поворачиваться, встречаться взглядом! Потому что встречусь, глаза в глаза, и все вспомню. И платочек, пробитый сталью клинка, и свой смех в спину уходящему, и его обещания. И свою глупость, и растоптанный цветок на мраморе замковых плит...

 

Путь упадет платочек. Не сегодня. И не завтра. Он долго ждал и долго меня искал. И я буду долго отдавать ему свой долг. Пусть! Пусть пока висит платочек.

 

2004 г., конкурс КПрН

 

Комментариев 0