Изнасилования (переводы от м-ра Хайда)

Изнасилования (переводы от м-ра Хайда)

ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ МУЖСКОЙ МЕЧТЫ

(автор неизвестен, авторизованный перевод - Mr. Hyde)

 

Вы едете на своем грузовике вниз по дороге… И вдруг видите женщину, стоящую рядом с автомобилем... Ее стройный силуэт при сближении становится все более привлекательным… Это хорошенькая блондинка в блузке и мини-юбке… Вокруг никого... Вы останавливаетесь и спрашиваете, можете ли помочь.

Стоит жара, и ее блузка прилипла к коже из-за пота... И Вам видно, что на ней нет бюстгальтера, и как ее соски выпирают сквозь шелк… Но девушка явно не подозревает, что потная блузка стала полупрозрачной. Она так благодарна, что кто-то наконец появился на этой лесной дороге… она заблудилась и не имеет понятия, где находится... От пристального взгляда на ее полные сиськи у Вас встает... И тут она обращает внимание, на что Вы уставились и вдруг понимает, как много Вам видно. Попятившись, она прикрывает руками груди и уже менее радостно спрашивает, не сможете ли Вы вызвать аварийку, когда доедете до телефона.

 

Засмеявшись, Вы выходите из машины… Протягиваете руки к ее блузке, хватаете и тянете на себя. Когда она кричит и пытается вырваться, Вы сильно дергаете и срываете ткань с ее тела, открывая лакомые сиськи для Ваших жадных рук. Развернув, Вы прижимаете брыкающуюся девушку к своему грузовику и наваливаетесь на нее. Похоже, она чувствует Ваш член... чувствует твердое инородное тело, пульсирующее у ее живота, и кричит о помощи. Вы опять разражаетесь смехом.

 

Она борется и отталкивает Вас, но безо всякого результата. Глядя ей прямо в глаза, Вы ясно видите по выражению хорошенького личика, что она чувствует, когда Ваша рука поднимает короткую юбку, сдирает трусики, и заталкивает палец в манду. Вы целуете нежную шейку, обжигая горячим дыханием, добираетесь губами до розового ушка, и громко шепчете туда, что собираетесь трахнуть ее: всунуть между сисек… засадить в горло... забить Ваш член в манду и жопу... И ее крики и борьба возбуждают Вас еще больше. Никто не придет... никто не услышит... ничто не поможет этой красотке сбежать… и ничто не помешает Вам. Она – в Вашей власти.

 

У Вас всегда была фантазия: изнасиловать женщину, привязанную к Вашему грузовику и вот она – отличная возможность. Приподняв, Вы кладете сопротивляющееся полуобнаженное тело на капот и привязываете запястья ко внешним зеркалам. Оставив достаточно веревки, так, чтобы она могла скользить по металлу, Вы срываете остатки ее одежды.

 

Затем Вы вылезаете из джинсов, высвобождая свои 9 дюймов мускулов, жаждущих женской плоти. Схватив за бедра, Вы тянете ее вниз по капоту, так, что широко распростертая манда упирается в кончик Вашего пульсирующего члена. Ваша кровь стучит в нем... член распухает больше, чем когда-либо, от возбуждения этими беспомощными криками, и мольбами о помощи, и тем, как она корчится и извивается в напрасных попытках вырваться.

 

Ее бессвязные всхлипывающие мольбы вдруг достигают Ваших ушей. Она просит не делать этого с ней… Она что-то лопочет о замужестве… через две недели… И о том что она… БЕРЕГЛА СЕБЯ ДЛЯ МУЖА!

 

Вы замираете в полном изумлении! Так у Вас в руках - красивая, беспомощная, обнаженная ДЕВСТВЕННИЦА, готовая к проникновению Вашего твердого органа!!! Теперь Вы смеетесь злорадно и говорите, что собираетесь насладиться ее мандой еще медленнее, и тянете плененную красотку вниз, на свой член, неизбежный, как поезд, двигающийся в туннель… Извиваясь, девушка только сильнее сама насаживается на Ваш инструмент насилия… Вдруг Вы ТОЛКАЕТЕ ВПЕРЕД... обрушиваясь на распятое тело... наваливаясь на бедра... заставляя ее скользить по капоту, затем дергая таз на себя, на орудие пытки. Крики мучения наполняют воздух, когда она чувствует, что драгоценная девственность разорвана, а Ваше толстое средство насилия продолжает свое вторжение в мокрую плоть. Еще и еще раз Вы толкаетесь туда-сюда в мягкой девственной манде. Ее горячий туннель охватывает Вашего петуха, сжимая, как плотная перчатка. Ваш рот добавляет ей мучений, когда Вы сосете ее сиськи и кусаете соски, заколачиваясь в поруганное тело.

 

Все сильнее насаживаясь на Ваш острый стержень, она теперь висит на нем, и Вы используете его в качестве рычага, чтобы освободить руки, и схватить ее упругие, шевелящиеся сиськи. Сжимая и щипля ее груди, грубо выкручивая соски, Вы заставляете измученное тело дергаться и извиваться на Вашем члене. Ее подавленные всхлипывания, звучащие хрипло, когда Вы двигаете ее взад и вперед по капоту грузовика, и вниз, на ваш огромный распухший стержень, вонзающийся все сильнее и глубже с каждым насильственным ударом в порванную манду, снова и снова.

 

Раз за разом Вы вонзаете твердого петуха между блестящих губок в теплые глубины. Ее крики раздаются в лесном воздухе, когда Вы немилосердно трахаете извивающееся тело, хватая и сжимая качающиеся сиськи. Хрюкая от усилия каждого толчка, поскольку горячее отверстие все еще плотное, Вы колотите ее все сильнее, быстрее... снова и снова... крик победителя вырывается из Вашего горла, когда горячая сперма взрывается в манде Вашей пленницы.

 

Теперь расслабившись, Вы наваливаетесь всем телом на нее, продолжая щипать и выкручивать соски, пока Ваш член смягчается во влажной дырке. Ее дрожь, всхлипывания и периодические взвизгивания от боли, причиняемой Вашими лапающими руками возбуждает Вас, пока Вы лежите перед следующей атакой на эту беспомощную, сочную красотку. Вы наслаждаетесь чувством ее содроганий и звуками нытья от боли, и продолжаете щипать, сжимать и мучить мягкую плоть…

 

Вы говорите ей, что заполните каждое отверстие, какое у нее есть, прежде, чем наступит полдень, а затем отвезете подальше в лес, где забава продолжится. И Вы повезете ее туда прямо так, привязанной к капоту, чтобы ветки деревьев хлестали голое распятое тело, будто плети…

 

Эта воображаемая картина приводит ее в ужас, а Вас – в возбуждение. И, приподнявшись над своей кричащей жертвой, Вы продолжаете жестокое насилие…

Изнасилования (переводы от м-ра Хайда)

ДЕСЯТЬ by Grm.

 

Перевод – Mr. Hyde

 

Она стояла там, со своими белокурым волосами, растрепанными ветром, поправляя непослушные кудри рукой. Затем я увидел ее глаза, ясные, большие и синие, глаза, которые могли принадлежать только ангелу. Ее лицо обладало прелестной невинностью, с немного веснушчатым носом и пухлыми надутыми губками. Я оценил ее по своей шкале в 10 баллов.

Я сидел в закусочной меньше получаса; похоже, это был удачный день. Я стал рассматривать ее - как она неуверенно озиралась, она была одета в обычную, подростковую, короткую темную юбку, ботинки и мешковатую куртку, со старым ранцем цвета хаки за спиной. Типичная беглянка из дома.

 

Никто, казалось, не обращал внимания на нее; все, кроме меня, по-видимому, были слепы. Я отодвинул свой табурет и подошел к ней; она оценивающе посмотрела не меня своими красивыми глазками. Мне сорок два, 5 футов 10 дюймов роста, 180 весу, карие глаза и прядь седых волос над ушами. Я улыбнулся своей теплой дружеской улыбкой, говорящей: не беспокойся, ты можешь доверять мне, да.

 

"Эй," - поприветствовал я ее. - "Меня зовут Питер, похоже, ты замерзла и проголодалась, ты наверное, давно в пути? "

 

Она благодарно улыбнулась мне, ее голос был мягким и приятным: "Да, весь день, я, кажется, прошла миль сто."

 

Я усмехнулся сочувственно: "Я знаю, что это значит. Как насчет хорошей чашки горячего супа, который согреет тебя, за мой счет, конечно?"

 

После некоторого колебания, она улыбнулась и кивнула: "Благодарю, Питер."

 

Пока она ела, мы побеседовали, Я не узнал ничего особенного о ней, за исключением того, что она шла к своим друзьям в соседний город, и ее звали Дэйзи. Постепенно она становилась менее стеснительной, смеялась над моими шутками, показывая белые зубки. Не потребовалось много времени, я знал, что она была готова.

 

"Хорошо, Дэйзи, боюсь, что мне пора, я на машине, и мне надо отправляться в путь."

 

"О!" – на ее лице возникло разочарование.

 

"Хорошо," - я смотрел в окно закусочной, как будто раздумывая, что делать, - "я, наверное, смог бы подвезти тебя до следующего города."

 

"Вы сможете?" - невинный взгляд надежды на ее лице почти заставил меня почувствовать вину за то, что с ней должно было случиться...

 

Пока Дэйзи залезала в грузовик, я восхитился ее длинными гладкими ножками, их было видно до упругой попки под короткой юбкой. Я улыбнулся про себя: этой киске скоро предстояло жестоким образом узнать все, что она боялась спросить о сексе. Я вез необычный груз в фургоне грузовика – 10 мексиканских иммигрантов; они хорошо заплатили мне за переезд через границу и до Нью-Йорка. Я обещал найти для них женскую компанию, чтобы поразвлечься за три дня поездки, и теперь не сомневался, что юная чувственная Дэйзи была для них более, чем подходящей.

 

На личике Дэйзи было выражение невинного счастья; ее синие глазки сверкали возбуждением, полные красные губки немного приоткрылись. Это было новым приключением для нее, она поверила мне полностью, глупышка. Она села, положив перед собой ручки, не подозревая, что сзади, в фургоне, ее дожидались десятеро развратных и сексуально голодных мужчин.

 

С одним из них она скоро испытает свой первый опыт полового вторжения, акт, который немедленно будет продолжен другим, и следующим… Она послужит излюбленному времяпрепровождению мексиканцев – групповому изнасилованию. Этот опыт она будет вспоминать с отвращением и ужасом остаток своей жизни…

 

Я постучал в небольшую дверцу, ведущую в заднее отделение, Дэйзи оглянулась, и посмотрела на меня вопросительно.

 

"Дэйзи, все OK, ты хотела покататься, так теперь тебе придется оплатить проезд!" – засмеялся я.

 

Руки просунулись в кабину, схватили Дэйзи за запястья и потащили ее, извивающуюся и борющуюся, в темное отверстие. Она пронзительно закричала, и тут же дверь закрылась, я услышал ее крик, теперь задушенный, и звуки глухих ударов. Я завел грузовик и выехал со стоянки.

 

***

 

Я ехал оговоренные 4 часа, перед тем, как затормозить для обязательной получасовой передышки. В дороге, даже сквозь шум мотора, я слышал за спиной крики Дэйзи, но теперь не было слышно ничего. Торопясь увидеть, что происходит, я вошел в заднее отделение, там было жарко и влажно.

 

При одной лампочке, освещающей интерьер, было довольно темно, так что сначала я смог разглядеть немного, только услышал низкие хрюкания и ропот, исходившие откуда-то от задней стенки, и звук плоти, шлепающейся о плоть. Затем, когда мои глаза привыкли к мраку, я увидел мексиканцев, они были все бесстыдно голыми, сидящие или стоящие на коленях, сгрудившись посреди фургона потной кучей.

 

Я увидел худые костлявые ягодицы, ходящие вверх и вниз, с каждой стороны их торчали две тонкие ножки, поднятые высоко, и растянутые на большое расстояние друг от друга, их держали шесть пар рук, по три на каждой гибкой конечности, ухватив за щиколотки, колени и бедра. Те, кто держал за бедра, поглаживали упругую шелковистую кожу другой рукой. Маленькие нежные ступни Дэйзи крутились и напрягали пальчики, теперь я расслышал ее подавленное дыхание и тихий плач.

 

Ее трахали.

 

Эти ублюдки хорошо знали, в какой позе держать девушку для глубокого и более возбуждающего проникновения, они делали это с самого начала. Интересно, сколько раз они уже изнасиловали ее? Они, несомненно, использовали молодое тело Дэйзи по максимуму, я удивился, если бы они не сделали это с ней. В первый же раз в жизни эту девчонку оттрахали более глубоко, чем большинство шлюх. Я подошел поближе, зловоние извергнутой спермы усилилось, и заметил, что мексиканцы привязали руки Дэйзи к болту над ее головой.

 

Я увидел, как ягодицы напряглись, когда мужик, трахавший ее, достиг кульминации, корчась и стоная, а затем дернулись вперед и сжались. Его оргазм продолжался некоторое время, пока он, наконец не откинулся, выходя из нее, и поток белой жидкости потек из расширенных вагинальных губ Дэйзи по ее приподнятым ягодицам, капая на пол в лужу, наглядно показывающую, сколько мужчин влили малафью в нее.

 

Ее миниатюрное стройное тело блестело от пота, капли спермы были разбрызганы по напряженному животу, и немного – на влажных белокурых волосах и вокруг рта. Я понял, что некоторые мексиканцы изливали свои струи в ее рот. Я увидел чистый взгляд ее широко открытых глаз; они были немного остекленевшими, выражая потрясение и ужас четырех часов похабных, неизбежных и зверски глубоких сексуальных вторжений. Такого она, в своей невинности и неопытности, не могла даже себе представить.

 

Теперь она увидела меня.

 

"Пожалуйста," – хрипло шепнула она. - "пожалуйста, помогите мне! Они не останавливаются! Пожалуйста, о, пожалуйста, заставьте их прекратить! Это ужасно! Мне больно. Они делают это, снова и снова! О боже, пожалуйста!"

 

Другой мексиканец встал на колени перед ее приподнятыми ягодицами, его торчащий член был твердым и подергивающимся, он был здоровяком, мне едва верилось, что малютка Дэйзи сможет выдержать это. Но я наблюдал в благоговении, как мексиканец всовывал в нее, вагинальные губы растягивались, когда он входил, она закричала: "О! У! Нет! Нет! Пожалуйста, не надо! Не надо опять!"

 

Я с увлечением смотрел, как его петух исчезал в Дэйзи, она завизжала, когда он засадил в нее и начал вращать бедрами, очевидно упираясь головкой члена в шейку матки.

 

Дэйзи стонала, ее изящное тельце спазматически дергалось, мексиканец хрюкал с каждым сильным толчком, двигая своим членом вверх и вниз в ней, используя свою очередь, пока другие мужчины сидели вокруг, их грязные, коричневые торсы блестели в тусклом свете. Один посмотрел на меня, его рот был полон пожелтевших зубов: "Она хороша, сеньор, премного благодарны, она молода и горяча! Мы трахали ее много раз, скоро, может быть, отдохнем, затем, попозже, еще немного потрахаем."

 

"Да, она - классная киска, можете держать ее, пока не доедем до Нью-Йорка.» - я не мог удержаться, чтобы не спросить, - «Сколько раз Вы отымели ее, парни?"

 

Мексиканец хихикнул, почесав мошонку, его петух был наполовину эрегированным и все еще мокрым. "Я отдрючил ее трижды, и каждый раз был лучше, чем первый," – фыркнул он. – "У нее самая плотная, шелковистая манда, из тех, что я когда-либо имел, хомбре, я почувствовал это, вспахивая ее своим плугом. И она - дикая кошечка, она дралась с нами всю дорогу! Нам всем пришлось держать ее, чтобы засунуть наших петухов в нее. Даже после того, как мы все оттрахали ее по первому разу, она все еще брыкалась!"

 

Черт! Я не мог поверить в это, крошку Дэйзи оттрахали около 30 раз! Эти ублюдки туго знали свое дело. Я наблюдал, как тот, что сейчас был в ней, качался вверх и вниз, его большой член целиком проскальзывал в нее и обратно, тогда как шестеро, которые держали за ноги, непрерывно тянули и дергали их, приподнимая ее тельце вверх, навстречу каждому удару внутрь, заставляя ее участвовать в совокуплении, растягивая их широко, крепко удерживая, пока мужик качался и вкручивался между ее бедрами, трясь и вращая обнаженной головкой члена по ее шейке матки, и Дэйзи содрогалась и протестующе кричала, очевидно понимая, что эта часть изнасилования особенно неприятна.

 

Девчонка извивалась и всхлипывала: "Ух! О, нет!" Мексиканец начал ускорять вторжение в Дэйзи, снова и снова их тела шлепали друг о друга, она знала, что сейчас будет, молила и плакала.

 

"Нет! Нет!" - девушка все еще пыталась бороться.

 

Затем как он кончил, навалившись сверху на нее, хрюкая и фыркая, раздавленная Дэйзи задыхалась. Но она боролась снова, ее маленькое тельце выгибалось и сопротивлялось под его большим потным торсом, тонкие ножки бились и брыкались.

 

Безобразные мексиканцы только ухмылялись и прижимали ее книзу, цепко держа ножки, раздвигая на большое расстояние друг от друга, чтобы влагалище Дэйзи было приподнято и полностью открыто, заставляя ее принимать всю мужскую малафью глубоко в себя, хотя после по крайней мере трех семяизвержений за последние 4 часа я засомневался, что кто-то еще кончит в этот раз. Ведь 10 мужиков должны были заполнить ее молодую манду уже более чем литром своих жидкостей. Мне было видно, как сперма льется из ее тела, маленькие круглые ягодицы были перепачканы ей, она была разбрызгана на бедрах и животике, немного капель блестели даже на маленьких упругих грудях и руках.

 

Пришла пора смены держателей ног, четверо мужчин бросили их на пол, четырем другим мексиканцам, двое из них были те, которые только что оттрахали Дэйзи. Без передышки четверо быстро схватили ее длинные ножки, она немного побрыкалась, и они подняли их снова вверх и в стороны, приготовив к продолжению траха.

 

Следующий уже ждал, на нем, как и на других, не было ни нитки, он был очень тучным, член торчал из-под болтающегося живота, он, как и его хозяин, был очень жирным. Он встал на колени перед ней, Дэйзи затрясла головкой, ее большие синие глаза наполнились слезами, голосок был дрожащим и неуверенным.

 

"О нет! Только не он! П-пожалуйста!" – всхлипывала она. - "Не надо снова, пожалуйста, нет! О боже! С-стойте! Пожалуйста, прекратите! Не надо его!"

 

Когда он накрыл ее, его большой петух виднелся над ней, сначала я не понял, насколько большим он был, просто огромным. Под этим чудовищем свешивались два самых больших яйца, какие я когда-либо видел, они, похоже, были по крайней мере вдвое больше моих и казались все еще изрядно распухшими.

 

Мексиканец, с которым я говорил, ухмыльнулся желтыми зубами: "Эй, хомбре, это - Рамон, он большой трахальщик, он никогда не может натрахаться вволю, он любит трах. Ты должен увидеть, как он кончает, хомбре, он не такой, как другие, хомбре, это просто водопад! Когда он кончал сегодня в первый раз, мы держали эту птичку и открывали ей рот нашими пальцами, запуская малафью Рамона в ее рот. Видел бы ты это, хомбре, она почти потонула, она кашляла, задыхалась, это была настоящая забава, хомбре. Это его четвертый подход к нашей маленькой игрушке, он кончит как фонтан!"

 

Их было много вокруг Дэйзи, тяжело дышащих и хихикающих, и она в тишине продолжала бороться из последних сил, чтобы избежать Рамона, засовывающего большого петуха в нее, она билась и корчилась, сопротивлялась и дергалась, но это не приводило ни к чему хорошему. Их было слишком много, они были слишком сильны, и скоро она издала крик отчаяния, когда Рамон засадил в нее.

 

Мне было видно, как ее маленькие половые губки растягивались до предела, чтобы принять его толщину. Рамон знал, что делал, разведя свои жирные бедра, он залез на Дэйзи и нажал ягодицами, засовывая своего огромного петуха в нее. Она казалась совсем крошкой под ним, ее голова была повернута ко мне, рот широко открыт, синие глаза выпучились от ужаса этого отвратительного проникновения…

 

Нехотя я полез снова в свою кабину, впереди было еще 68 часов, прежде, чем мы доберемся до Нью-Йорка…

   

СЫНОВЬЯ БЕРЕГА by T. SPOONBENDER.

Перевод – Mr. Hyde

 

Это было большим событием в развлекательной программе «фарангов» (так тайцы называли белых людей). Пляжная вечеринка гигантских масштабов со всеми атрибутами, какие только Таиланд мог предложить, кружилась и смешивалась; ледяное пиво "Колд Синга", пряная пища, тепло, песок, качающиеся пальмы и – для тех рисковых натур, которые играли с опасностью заключения на 5 лет в Тайскую тюрьму – особенным призом был пакет чистой тайской травы, очень ценимой знатоками, как одна из лучших в мире, если не наилучшая.

 

Пэтти, 19-летнюю студентку на каникулах, уговорил посетить вечеринку ее бойфренд Грег, завсегдатай пляжа Бонди. "Это будет забавно" - вот и все, что понадобилось для уговоров, поскольку она приехала сюда, чтобы хорошо провести время и это обещало еще большее веселье.

 

Вечеринка началась так, как и все хорошие пляжные вечеринки, огромным костром из плавника и скоро перешла в исступленный дансинг, болтовню, сопение, и – для особ с горячей кровью и горячим темпераментом – в отчаянный секс. Пэтти чувствовала себя прекрасно, и извивалась с обнаженной грудью, под ритмичную музыку группы "Лоушн". Тонкие восточные ритмы перерывались резким, пульсирующим роком, взрывающимся из огромных усилителей, работавших от бензиновых генераторов, монотонно стучавших поодаль, под деревьями.

 

И из глубины чащи этих качающихся кокосовых пальм за ней наблюдали узкие глаза.

 

Сути был "тук-тук" - бангкокским рикшей - и за эти годы у него выработалось довольно нелестное и предвзятое мнение о женщинах-фаранг, когда он наблюдал, как они липнут к мужчинам. Предубеждение, которое он решил разделить со своими двумя компаньонами, сейчас наблюдавшими за зрелищем грудей Пэтти, качающихся и подпрыгивающих в свете костра, с открытыми ртами и твердыми членами. Они видели эту великолепную, чувственно изгибающуюся блондинку и раньше, но ни разу в раздетом виде и откровенной сексуальности, которую излучала Пэтти, когда покачивания бедер колыхали ее саронг, и гирлянда цветов жасмина слегка подпрыгивала на полных упругих грудях, когда она изгибалась назад с закрытыми глазами. Тайские женщины в основном были довольно плоскогрудыми, по сравнению с их западными сестрами, так что шоу Пэтти было вдвойне завлекательно для мужчин, которые никогда не видели ничего подобного.

 

Сути смотрел, пожевывая кончик зубочистки, затем вынул ее изо рта и, использовав как указку, сказал компаньонам: " Фарангские женщины должны заниматься сексом каждый день, или они сходят с ума."

 

Его два компаньона отвели глаза от Пэтти, чтобы пристально посмотреть в удивлении на него.

 

"Каждый день?" - пробормотал один из них.

 

Сути кивнул с мудрым видом и воткнул зубочистку обратно в рот, гордый своей проницательностью и обширным знанием предмета.

 

Грег, еще недавно галантный кавалер, был полностью одурманен наркотиком и, слегка похрапывая, лежал, уткнувшись в песок. Тайцы знали, что он был "мужем" этой богини и на какой-то момент они почувствовали острую боль жалости к ней. Она, несомненно сойдет с ума сегодня вечером. Затем, как будто удар молнии с ясного неба одновременно поразил их, они поняли, чем смогут помочь ей в этом плачевном состоянии. И похотливые усмешки осветили их смуглые лица.

 

Пэтти не имела об этом понятия. Она воображала себя девушкой-островитянкой, забывшейся в чувственном танце плодородия, от которого ошеломленные и восхищенные туземцы понапрасну коллективно исходили похотью к ее совершенствам, наблюдая за кружением.

 

И эта живописная картина продолжалась, пока давление в ее мочевом пузыре от многочисленных охлажденных ананасовых напитков не увеличилось, и она была вынуждена прервать свой танец, и попытаться найти темный уголок, чтобы выполнить функции своего тела.

 

И, как будто в ответ на тысячу молитв, вознесенных к Будде, она направилась непосредственно к деревьям, откуда таращила на нее глаза группа местных.

 

Пэтти не видела мужчин, эффект сильного позыва приглушил ее естественную осторожность, она присела едва ли не в дюжине футов от них, и они увидели поток золотого дождя между ее бедрами.

 

Это было уже слишком для них, и, по безмолвному жесту Сути, они бросились к ней.

 

"Эй, какого черта Вы делаете?" - воскликнула она, когда почувствовала, что ее грубо потащили под деревья. Но никакого ответа не последовало, только тяжелое мужское дыхание, и ощущение их сильных рук, крепко держащих ее, влекущих прочь от берега. Низ ее бикини, который она спустила, они подняли с земли, и как только она открыла рот, чтобы закричать, затолкали туда.

 

Теперь, помимо вкуса собственных трусиков, она начала ощущать страх. Но было слишком поздно. Она была фактически обнаженной, беспомощной и доступной, и те, кто так долго испытывали страсть к ней, собирались наконец попробовать, что ее упругое тело могло им предложить. И их не волновала такая мелочь, как ее несогласие, в намерении обратить свою похоть к ее унижению и ужасу.

 

Они тащили ее вглубь деревьев до тех пор, пока наконец уже не могли больше сдерживать свою страсть, и повалили на землю. Она была здоровой девушкой с развитым инстинктом самосохранения, и яростно боролась, когда саронг был сорван с ее торса и отброшен под деревья. Но одинокая, одурманенная наркотиком женщина не была помехой для троих возбужденных самцов, и вскоре она обнаружила, что ее руки вытянуты высоко над головой, а ноги бесцеремонно разведены в стороны.

 

Тут на какой-то момент тайцы застыли, восхищаясь ее безупречным телом, отчаянно корчившимся в лунном свете. Вся она - от пушка золотых лобковых волос до упругих, полных грудей, которые держали форму и дерзко раскачивались, как будто жаждали жаркого прикосновения мужской руки - излучала чистую и здоровую сексуальность, посылая им подстегивающие импульсы.

 

Сути был первым, кто очнулся, и он накрыл своей грубой мозолистой рукой один из манящих бугров, и стал сжимать и выкручивать его, как будто пытался оторвать, чтобы забрать домой, как приз за свою страсть, которая скоро должна удовлетвориться. Левая рука схватила другую грудь, и Пэтти ощутила, какие у него цепкие пальцы, впившиеся в нее. И когда рука проскользнула между сжатыми бедрами, и палец пролез в плоть, ей почти удалось вырваться из их хватки, потому что боль и унижение удесятерило ее силенки.

 

Однако этого оказалось недостаточно, так что они продолжали держать ее.

 

И лапать ее.

 

И унижать.

 

И исторгать из нее протяжные стоны отчаяния.

 

И вот, после растягивания удовольствия, ее похитители почувствовали, что пришло время для главного события. Она не сойдет с ума сегодня вечером, это несомненно.

 

Сути дернул ее бедра, разводя их так широко, как мог, и пролез между ними.

 

Пэтти боролась.

 

Пэтти дергалась.

 

И Пэтти плакала крупными слезами в ужасе от своей беспомощности.

 

И Сути не мог сдержать проклятия. Его член пульсировал, ее писька была открытой и заманчивой, и его два напрягшихся, полные сливок яйца болели от желания быть опустошенными.

 

Она боролась так сильно, что у него ушло три попытки, прежде, чем он смог проникнуть в нее. Но он не возражал, чувство ее брыкающихся ножек, тершихся по бокам его тела, приводило его в экстаз. Мечтая опорожниться в нее, независимо от легких угрызений совести, какие мог испытать потом, он с наслаждением вторгся в девушку.

 

У него был меньше, чем у Грега, который гордился своей мускулистой, пульсировавшей плотью, но она была сухой, так что ее обожгло между ног так, будто вспыхнули все адские костры.

 

Ее огромные глаза зажмурились, когда горячие жгучие слезы от боли и почти непереносимого унижения брызнули из них, и она почувствовала, как он заколачивается в нее. Ее спина изогнулась в почти идеальную параболу, и он использовал всю свою мощь, чтобы забить в нее свои последние несколько миллиметров, и его бедра расплющили ее.

 

Он подождал несколько длинных секунд, упиваясь ощущениями от ее тела, корчащегося под ним. Это было хорошо, лучше всего на свете, даже лучше, чем девственница Рэй Ченг Мэй, которую он порвал в прошлом году и превратил в шлюху. Выражение мольбы в ее глазах, которые она открыла, смотря пристально на него, вызвало чувства, спрятанные глубоко в нем.

 

Говорили, что обратная сторона простого отношения тайцев к жизни и их медленного перехода к гневу, была глубокой, темной и опасной. Хотя любой человек, знакомый со страной, сказал бы, что как только момент разрыва будет нарушен, тогда средний таец за секунду среагирует со свирепостью и жестокостью. И вот, это произошло с Сути.

 

Она представлялась ему чем-то, о чем можно было только догадываться, но это было темным и наполненным ужасом, и это нужно было очистить с исступленным зверством.

 

Итак, он брал ее, с такой силой и мощью, что даже его компаньоны задыхались от этого неприкрытого распутства. Это было, как будто за годы унижения фарангами с их долларами, он наконец-то мстит, проникая в самые глубины белого женского тела.

 

Итак, он брал ее.

 

Колотясь в нее с почти сверхчеловеческой силой. Вдавливая в мягкий белый песок, пока его компаньоны держали ее за конечности, предупреждая любую попытку вырваться.

 

И все, что она могла поделать – это терпеть. Удар за ударом. Хлопающий толчок за хлопающим толчком. Глубоко в ее тело. Она крутилась, она извивалась, она изгибалась, она плакала и умоляла его глазами о пощаде. Но он не был настроен на жалость. Первобытная страсть владела им.

 

И все, что она могла поделать – это терпеть.

 

Спустя долгие минуты он погрузился глубоко в нее, и затем они оба начали чувствовать тот источник финального ужаса, который он собирался спустить с привязи.

 

Она ощутила, что он твердеет и распухает, она видела, что он закрывает свои узкие глаза, и попыталась вырваться, отчаянно, чтобы избежать полного унижения.

 

Мужской оргазм звучит одинаково, где бы в мире это ни происходило, и стон, который исходил из глубины его горла, был предвестником окончательного надругательства над ней. Она отчаянно трясла головой, а его пальцы изогнулись, как когти, глубоко вонзившись в ее груди, когда оргазм начал расцветать.

 

Он почти завыл, громко, от ощущений, пульсировавших в его пенисе, будто горячая соленая волна за волной накатывала внутрь ее съежившегося тела.

 

Ее беззащитного тела.

 

С Грегом они практиковали безопасный секс. С презервативами.

 

И теперь к ее боли добавился новый ужас – от семени мужчины, впервые введенного в нее.

 

К тому же, семени чужеземца, едва различимого во тьме.

 

Она заныла от унижения и стыда, в кляп из бикини, когда он исторгся непосредственно в ее плодородную матку.

 

Наконец, после нескольких коротких толчков, которыми он закончил, она почувствовала, что он вытягивает себя из нее, и тонкая струйка его жидкостей потекла по трещине ее жопы.

 

И затем другой уже был между ее длинными стройными ногами.

 

Она была мокрой, так что это не было так же больно, но дополнительное унижение заставляло ее тихо плакать, когда она почувствовала, что он погрузился в промокшую письку.

 

И после того, как он жестоко использовал ее, как безвольный резервуар для спермы, пришел третий…

 

Дальнейшее она плохо запомнила.

 

По звонку мобильного телефона приехала дюжина или больше байкеров, кричащих в ночи, и бесчисленные мужчины пользовались случаем опустошиться в нее.

 

И все она могла поделать – это терпеть.

 

Она не знала, сколько раз ее использовали за эту ночь. Она сбилась со счета после дюжины, и потеряла сознание, когда очередной насильник излил свою страсть в ее тело.

 

Она пришла в себя намного позже того, как они ушли, когда первые горячие солнечные лучи начали обжигать землю.

 

Беременная.

 

…И мораль этого рассказа: если Вы решили танцевать без лифчика – употребляйте противозачаточные!

 

От переводчика:

Кстати, aвтор этого рассказа также и тематический художник.

Изнасилования (переводы от м-ра Хайда)

Быть невестой by JOCA

 

Перевод – Mr. Hyde

 

Мэри навещала семью своего жениха. Ей пора была объединяться с ними, через два дня она выходила замуж за Джима. У Мэри были хорошие отношения с родней Джима, особенно с его 18-летней сестрой Джиной.

 

 

Это был теплый весенний вечер, хороший вечер, для прогулок. У Джима был автомобиль, и они редко гуляли. Мэри хотелось прогуляться с Джиной, которой обычно не позволяли этого, так как ее семейство было очень консервативным.

 

Мэри и Джина прошли немного, когда два местных парня в машине заметили их.

 

"Эй! Погляди-ка!" – воскликнул Хэл. - "Похоже, это две горячих телочки, которым нужна хорошая случка."

 

"Эта маленькая – сестра Джима?" – спросил Дон.

 

"Да! А девчонка с ней, должно быть подружка Джима? Поверни," – приказал Хэл - "это - наш день, редко когда можно застать их одних."

 

Дон развернулся и медленно поехал за двумя молодыми женщинами. Дон подьехал к ним, и Хэл дружески поприветствовал Джину.

 

"Привет, Джина! Как дела?"

 

"Хорошо!" - застенчиво отвечала Джина.

 

"Можем ли мы подвезти тебя и твою подругу?" – спросил Хэл.

 

"Это - Мэри, невеста Джима. Они женятся в воскресенье," – пояснила Джина. - "Благодарим за ваше предложение, но нам бы хотелось пройтись."

 

"Рад видеть Вас, Мэри, Вы выходите за классного парня. Для нас будет удовольствием немного покатать Вас и Джину."

 

Они казались такими дружелюбными, подумала Мэри, и в конце концов они были друзьями Джима. Может быть, она смогла бы узнать от них о Джиме.

 

"О кэй! Давай Джина, небольшая поездка нам не повредит."

 

Хэл вышел из автомобиля и придержал дверь открытой, предлагая Джине сесть впереди с Доном.

 

Джина охотно запрыгнула на переднее сиденье, пока Мэри и Хэл сели сзади.

 

"Ну, девушки, не возражаете, если мы покатаемся и поболтаем?"

 

Мэри была очень рада покататься и послушать, что Хэл мог рассказать о Джиме.

 

А парень этого и добивался. Уже несколько лет, как все соседские пацаны положили глаз на Джину, поджидая, когда горячая малышка достигнет совершеннолетия. Парни считали, что это их обязанность - оприходовать каждую из местных телочек, как только ей исполнится 18, и все будет законно. Эта услуга распространялась также на любую самочку, которой случалось забрести на их территорию. Сегодня Мэри и Джина должны были присоединиться к тому большому количеству девичьей плоти, попадавшей в руки местных любителей группового насилия.

 

Джина вела скромную жизнь. Ее брат и родители тщательно оберегали ее. Она была девственницей и не ходила на свидания. Мэри была из другого района, она познакомилась с Джимом на работе 8 месяцев тому назад. Они договорились подождать с сексом, пока не вступят в брак. После свадьбы они собирались переехать в квартиру поближе к работе.

 

Они катались и болтали, время от времени сигналя другим автомобилям, вокруг начало темнеть. Дон вдруг свернул на уединенный грязный проезд и остановил автомобиль под деревьями.

 

Джина спросила, почему они приехали сюда. Дон повернулся к ней, и посмотрел на нее взглядом, от которого ей стало не по себе.

 

Вдруг Хэл набросился на Мэри, толкая и зажимая ее в угол между дверью и сиденьем. Его руки блуждали по всему ее телу. Она почувствовала, как он рвет ее рубашку. Она не могла освободить руки, чтобы оттолкнуть его. Она почти закричала, когда Хэл стащил с нее бюстгальтер, обнажив полные сиськи. Мэри не хотела тревожить Джину, так что молча боролась против агрессии Хэла. Она была слишком занята, чтобы обратить внимание на то, что Джина на переднем сидении тоже борется с Доном.

 

Хэл сжал запястья Мэри одной рукой и смог просунуть другую в трусики. Он полапал ее манду, и задрожал от страсти, почувствовав мясистые половые губки. Он просунул свой палец в ее щелку, а ртом накрыл полную сиську. Он начал сосать ее твердый сосок, одновременно проталкивая палец в узкую манду.

 

Мэри охватила паника, ни один мужчина никогда не трогал, и тем более не сосал ее грудь. Хэл стащил с нее шорты вместе с трусиками. Мэри попыталась ударить его, но была не в состоянии вытащить ноги из-под наваливающегося тела.

 

Хэл спустил трусики до самых щиколоток и пролез между ее коленок. Он сдвинул ее бедро к краю сиденья и нажал своим твердокаменным членом на вход в манду. "Нет," - она попыталась вырваться, но он держал ее крепкой хваткой. У нее не было выбора, она не могла остановить его. "Перестаньте", заплакала она. Девушка поняла, что не может сопротивляться.

 

"Давай, Мэри, раздвигай ножки." Бессознательно она раздвинула свои ноги. Хэл руками развел их еще шире. "Теперь просто расслабься. У меня есть хороший несгибаемый петух для тебя." Он толкнул своим членом в ее письку и его твердый отросток медленно проскользнул в плотное отверстие.

 

"Ну давай, расслабься, я же знаю, что тебе хочется этого." Головка члена пролезала в ее манду. "Да! О боже, какая ты узкая!" – закричал он, вводя своего петуха в нее.

 

Она беспомощно лежала под ним, позволяя пронзать себя членом. Она впервые почувствовала полноту твердого мужского органа, входящего в ее манду. Слезы катились по щеке Мэри. Член, заполняющий ее письку, медленно проникал все дальше в нее. Хэл простонал и толкнул сильнее, засовывая глубже.

 

Мэри дернулась и ее глаза широко открылись, когда Хэл, войдя в нее, забил на полную длину свой инструмент в глубины плотной девственной манды, болезненно разрывая целку. Он качал туда-сюда в узкой письке. Его яйца стукнулись о ее попу, когда последний дюйм его члена вошел в нее. Он был целиком в ней!

 

"Боже, вот это – классная писька!" – сказал он, накачивая все сильнее и сильнее, пока его петух не взорвался, выстреливая первую порцию горячей малафьи в ее сладкую манденку.

 

Дон посмотрел в зеркало заднего вида, как Хэл засаживает Мэри, и вновь занялся Джиной. Он игрался с ней, бродя руками по телу, сжимая ее сиськи и лапая промежность. Все что могла сделать Джина, это протестовать: "Прекрати! Мне это не нравится!"

 

Глаза Мэри застыли в отупении, уставившись в сторону. Хэл равномерно колотил ее, забивая своего жесткого петуха в нее снова и снова. Она равнодушно подумала, что позволяет Хэлу трахать ее.

 

Вдруг в окне показалось лицо. Неожиданно дверь открылась, и кто-то просунул голову внутрь.

 

"Я буду вторым!" – крикнул он.

 

"Да, Фред!" – ответил Хэл, - "Она горячая штучка и хочет этого."

 

Джина была потрясена, когда пассажирская дверь тоже открылась, и ухмыляющееся лицо посмотрело на нее.

 

"Что сегодня привез, Дон, свежее мясцо?"

 

"Да, Чак, свежее и нежное."

 

"Что у тебя в штанишках, сладенькая?" – издевательски спросил Чак Джину. - "Как насчет того, чтобы показать нам?"

 

"Уйди от меня, урод!" – завопила Джина ему.

 

"Да ладно, дай поглядеть. Давайте посмотрим на ее прелести," - сказал Чак, и схватил ее за ноги.

 

Джина вцепилась в руль и держалась изо всех сил, чтобы ее не вытащили из автомобиля. Чак обхватил руками ножки, не давая брыкаться, и тянул ее с сиденья через дверь.

 

Джина крепко держалась за рулевое колесо, так что ее тело вытянулось в длину на сиденьях. Она теперь лежала на спине с ногами, торчащими наружу.

 

Она цеплялась за колесо, и тут кто-то перехватил у Чака ее ноги. Руки Чаки были теперь свободны для того, чтобы заняться ее джинсами. Он посмотрел в ее глаза, взял за ремень и расстегнул его. От этого Джина выпустила руль и стала отталкивать его руки. Дон использовал этот момент, чтобы стянуть с нее рубашку и бюстгальтер. Он схватил ее и прижал плечи к сиденью. Ее свежие молодые сиськи были выставлены напоказ.

 

Джина наблюдала с ужасом, как Чак, ухмыляясь, смотрел на нее, стаскивая ее джинсы вниз. Она подпрыгнула, когда Чак грубо полапал ее лобковый бугор под трусиками.

 

В этом потрясенном состоянии она услышала сзади стоны и крики «О!» и «А!», сопровождаемые звуками плоти, хлопающей о плоть. Когда Джину вытащили из машины, она краем глаза заметила белые ягодицы на заднем сидении, быстро ходившие вверх-вниз.

 

"Сними с нее трусики, Чак." - сказал кто-то, - "Дай посмотреть на сокровище."

 

С широкой усмешкой на лице Чак медленно вытянул трусики из-под ее ягодиц.

 

Джина сжимала попу так сильно, как могла, чтобы помешать ему стащить трусы. Она в ужасе наблюдала, как ее трусики спускались, и треугольник волос открывался в поле зрения. Впервые в своей беззаботной жизни, она увидела пристальные похотливые взгляды мужчин, готовых задать ей горячий трах.

 

Чак смотрел на ее восхитительное 18-летнее тело, его усмешка пропала, его петух уже был твердокаменным. "Хорошо, раздвиньте ей ноги," – приказал он.

 

Джина завопила, когда ее ноги были растянуты болезненно широко.

 

Чак стоял между ее ножками, разведенными в разные стороны, его эрегированный инструмент был готов к действию. Он имел много телок, но ни одна не могла сравниться с этой. Ее бедра изгибались от тонкой талии, плоский животик и светловолосый лобковый холм вели к блестящей розовой щелке. Он нагнулся и стал скользить своим пальцем туда-сюда в ее плотной письке, чтобы сделать ее влажной.

 

Испуганная Джина наблюдала, как Чак сбросил брюки. Его твердый член выпрыгнул на свободу, торча прямо из тела, с большой пурпурной головки капала смазка.

 

Чак потер головку члена вверх и вниз по ее щели. Он приподнял бедра и медленно протолкнул своего монстра между ее половыми губками в сопротивляющуюся манду. Это была самая лучшая писька – готовая для вторжения, горячая, плотная, молодая, девственная писька.

 

Джина держала голову, наблюдая в неверии, с широко раскрытыми глазами, как его петух начал исчезать в нетронутых глубинах ее узкой невинной манды.

 

Чак задрожал от пульсирующих сжатий мускулов ее манды на его твердом шланге. Ее дырка была такой плотной, что он должен был медленно вдавливаться в нее, чтобы протолкнуть свое мужское достоинство более глубоко в неизученные недра. Это была болезненно узкая, но классная писька.

 

Джина стонала и мотала головой в стороны. Она завизжала, когда его член прорвался сквозь ее целку. Ее ноги дергались и бились, когда он погрузился до отказа в девственную манду, его яйца уперлись в щечки попы. Пора была начинать серьезно трахать эту сладкую писечку.

 

Чак услышал крики одобрения и советы других парней. "Трахни ее, Чак, трахни хорошенько!"

 

Он колотил в ее плотную, как сжатый кулак, манду, заставляя Джину кричать с каждым проникновением в письку. Он трахал ее на полную длину своего жесткого петуха.

 

Пятнадцать молодых парней собрались у автомобиля. Это был не первый раз, когда какая-нибудь невезучая самочка становилась невольным объектом группового изнасилования.

 

Эти парни практиковали съём ни о чем не подозревающих самок. Один из них должен был обычно подцепить жертву в баре, или иногда доверчивая местная неосторожно соглашалась покататься, и тогда ее провозили вокруг квартала, сигналя остальным. Конечной остановкой был этот уединенный грязный проезд - для группового изнасилования и документальных фото. Никто никогда не заявлял властям об этих жестоких оргиях.

 

Сегодня был особый случай – два лакомых кусочка с шикарными девственными письками были здесь, чтобы использовать их любым способом, каким захочется.

 

Джина уже визжала, как свинья, которую режут. Чак накачивал на всю длину своего мокрого петуха внутрь и наружу ее уютной истерзанной манды. Ее тело подпрыгивало, когда Чак колотил еще сильнее. Его темп ускорялся, он хрюкал, когда погружал член глубоко в великолепную манду. Она почувствовала, что головка члена начала раздуваться, когда он задержал своего петуха глубоко внутри. Она вдруг поняла, что может забеременеть, когда ощутила его горячее семя, наводнившее ее матку.

 

Чак вытянул своего обмякшего петуха из плотного отверстия, издав хлопающий звук.

 

"Боже, она – классная писька, парни!" – воскликнул он.

 

"Кто следующий?" – спросил Хэл.

 

***

 

Мэри и Джина потеряли счет членам всех размеров, которые использовали их письки для удовлетворения своих потребностей.

 

В начале их вытащили из автомобиля, полностью раздели и поставили на четвереньки. Их округлые задницы торчали кверху. Руки обхватили бедра и большие члены трахали их по-собачьи, как сучек в течке.

 

Кто-то решил, что хорошо бы использовать рты, и их имели с обеих сторон. Впечатляющее изображение двух роскошных самок жопами кверху засняли спереди и сзади на видео.

 

Они мотали головками вверх и вниз, издавая сосущие и чавкающие звуки. Руки держали их головки, а члены направляли между горячими красными губами. Длинный член целиком исчез во рту Мэри. Они никогда не делала этого прежде, и не знала, чего ожидать. Это изменилось, когда член проник до задней стенки горла. Джина подавилась, когда первая порция была выплеснута в ее горло и попыталась вырваться, но была вынуждена проглотить это все.

 

Прежде, чем ночь прошла, у обеих были растянуты задние проходы. Их попки тоже потеряли девственность...

 

 

**

 

Мэри и Джина никогда не рассказывали об их групповом изнасиловании. Мэри убедилась, что Джим был слишком пьян, чтобы запомнить, что случилось в их брачную ночь… 

 

Изнасилования (переводы от м-ра Хайда)

ОХРАННИК В ДОМЕ

(автор - Chocolate Thai, перевод - Mr. Hyde)

 

Как только я убедился, что никого нет вокруг, я начал медленно и осторожно подниматься по ступенькам. Когда я дошел до второго этажа, я пробрался к спальне и заглянул туда. Там она лежала на постели, судя по звуку - спала. Я видел, как вздымаются и опадают ее красивые сиськи под шелковым покрывалом.

Это - момент, который я люблю. Зная, как мирно и безопасно она должна чувствовать себя в своей теплой постели, в объятиях сна. Я улыбнулся про себя и начал раздеваться. Когда я был полностью обнаженным, я достал черную лыжную маску, которая была в заднем кармане моих джинсов и надел ее. Я медленно шагнул в спальню, по-прежнему держа глаз востро. Я медленно закрыл дверь и закрыл замок. Она все еще крепко спала. Пока что я не издал ни звука, но скоро это должно было измениться... о черт, как это все изменится!

 

Я медленно приблизился к постели. Черт возьми, она была лакомым кусочком. Она лежала на спине, ее руки были согнуты по сторонам головы, как будто ожидая меня. Черные волосы растрепались веером на подушке под головой, полные губы приоткрывались, когда она глубоко вдыхала и выдыхала. Мои глаза бродили по ее телу, обтянутому зеленым шелком, который прикрывал полные груди. Ее соски были крупными и ясно очерчивались тонкой тканью. Я не мог удержаться, чтобы не наброситься и вонзить мой уже пульсирующий член в ее тело. После пары спазмов я уже не мог больше ждать. Я медленно залез на постель. Она не шевелилась, вероятно, думая, что это кошка, бродившая у постели вечером. Я медленно стянул покрывало с ее тела и навис над ней, осторожно, не прикасаясь пока. Я уперся руками с двух сторон и наклонился к ее лицу.

 

"Такая красивая и безмолвная..." – подумал я.

 

Я вытянул губы и осторожно подул ей в лицо. Ее брови поднялись и тихий вздох сорвался с ее губ. Я улыбнулся и снова осторожно подул. Она помотала головой немного и ее веки раскрылись. Я собирался подуть снова, когда вдруг она дернулась и ее глаза распахнулись.

 

Время, казалось, остановилось, пока мы смотрели в глаза друг другу, но в действительности это заняло только секунду, чтобы оценить ситуацию и среагирововать. Она открыла рот, чтобы закричать и я набросился всем своим весом на нее, закрыв рукой ее рот. Она сильно боролась подо мной, сопротивляясь и дергаясь, отчаянно пытаясь сбросить меня, но я удерживал ее, нажимая сильнее на ее открытый рот, чувствуя, как придавливаю ее мягкие губы к зубам и ее горячее дыхание на моей ладони, когда она издавала свои бесполезные бессмысленные крики. Я смотрел сверху на нее, наслаждаясь ее борьбой, как ее тело прижималось к моему, шелковая ткань охлаждала мой твердый член, когда она корчилась подо мной. Постепенно ее борьба стала все более слабой, и наконец, прекратилась, когда она устала. Она лежала подо мной, хныча в мою ладонь, ее тело начало блестеть от пота напряжения. Я чувствовал ее сердце, колотящееся у моей груди, когда я наваливался на нее. Наконец я заговорил.

 

"Успокоилась, сука?"

 

Она захныкала и кивнула, страх наполнил карие глаза, не отрывающиеся от моих.

 

"Мне сделать тебе больно?" Она затрясла головой, слеза потекла из ее широко открытых глаз. Я наблюдал, как она скатилась по ее лицу. Первая из многих, которые она прольет этой ночью.

 

"Хорошая девочка", - шепнул я. - "Теперь я собираюсь убрать свою руку с твоего рта. Если закричишь, я вобью эти красивые зубки прямо в твое гребаное горло. Поняла?" Снова она кивнула. Медленно я убрал свою руку с ее рта.

 

"Пожалуйста" – тут же начала она. - "Пожалуйста, не делайте этого... У… у меня есть деньги там, в этом комоде" - она заикалась, мотнув головой в сторону стены. - "Пожалуйста, заберите их и уходите. Я клянусь, я не скажу никому!"

 

Я фыркнул. Почему эти курвы всегда думают, что они могут купить Вас деньгами, когда их страх и их тела имеют гораздо большую цену? Я проигнорировал ее слова и привстал немного, мой взгляд упал на ее тяжелые груди. От страха ее соски затвердели и напрягались под шелковистой тканью, прикрывающей их. Это зрелище заставило мой член задергаться у ее бедра. Она должно быть, почувствовала это, потому что начала плакать снова, ее голос задрожал и повысился на целую октаву.

 

"Пожалуйста! Не делайте этого со мной!" – заплакала она.

 

Я проигнорировал это и нагнулся, схватив одну из ее полных сисек. Она начала бороться снова, пытаясь оттолкнуть меня, колотя своими кулачками. Я легко поймал ее руки и прижал их над головой, плотно обхватив запястья.

 

"Не-ет!" – кричала она - "Пожа-алуйста-а!"

 

Мне это надоело. Я ударил ее тыльной стороной ладони, затем снова, открытой ладонью, и снова моя рука обрушилась на ее красивое лицо. Она кричала под каждым ударом.

 

"Теперь заткнись!" – прорычал я, приблизив свое лицо на дюйм к ее.

 

Кровь сочилась из уголка ее рта и ее глаза были выпучены. Все еще крепко удерживая ее запястья, я задрал шелковую ткань ее ночнушки, открывая бедра и напряженный живот. Я стянул белье через грудь, и дернул со всей силы, разорвав его и отбросив на пол. Она закричала, когда ткань впилась в кожу перед тем, как открыть ее великолепное тело для меня.

 

Она была все еще слишком обалделой от ударов по лицу, чтобы продолжать борьбу, так что едва шевельнула пальцем, когда я провел рукой вверх и вниз по ее телу. Я сжал одну упругую сиську рукой, большим пальцем царапая сосок и нагнул голову, чтобы взять его в рот. Я отпустил сиську и скользнул рукой к ее аккуратно выбритой письке, чувствуя там аккуратно подстриженную полоску лобковых волос. Я простонал вокруг ее соска. Я не мог больше выдержать. Я захотел засунуть свой член в эту курву сейчас же! Свободной рукой я попытался раздвинуть ее ноги в стороны.

 

"Не-е-ет!" – закричала она, пытаясь плотно сжать ноги.

 

Я просунул колено между ее сжатыми бедрами и нажал всем весом. Стискивая зубы от боли, она пыталась удерживать их вместе, но наконец ей пришлось приоткрыть их немного, чтобы облегчить давление, и я быстро пролез между ними, смакуя наслаждение криком поражения, который она издала, когда я сделал это. Всхлипывая, с дикой паникой в глазах, она попыталась вырваться от меня, когда я лег между ее бедер, но с руками, прижатыми над головой, он действительно не могла никуда деться. Поняв это, она начала дергать бедрами из стороны в сторону, пытаясь избежать моего члена, и это ей удавалось. Эта крошка была драчуньей. Позже я должен был укротить ее, но сейчас я нанес быстрый тычок в мягкую плоть ее плоского живота. Воздух со свистом вышел из ее легких, и она стала кашлять и задыхаться, вся борьба закончилась у временно онемевшей курвы. Я зарычал, снова устанавливая свой член у ее половых губ.

 

Я потер головку члена вверх и вниз по ее щели, приоткрывая губы письки и нажимая на отверстие. Она была сухой.

 

«Хорошо» - подумал я. Я не хотел, чтобы мое первое проникновение было легким для нее. Я знал, что мне тоже будет больно входить всухую, но это будет ничто по сравнению с тем, что она должна почувствовать. Кроме того, у нее будет много смазки, после того, как я первый раз накачаю ее до краев малафьей. Я смотрел сверху вниз на ее задыхающееся лицо, смакуя страх и мольбу, которую я видел в выпученных глазах. Я обожаю момент, когда они понимают, что ничего не могут поделать, чтобы остановить меня. Нет хода назад. Не избежать того, что случится с их телами.

 

Я нажал головкой члена более сильно на отверстие ее письки, чувствуя самым концом, что начинаю входить в нее. Я видел ее стиснутые зубы и попытался сдержаться, медленно проталкиваясь внутрь. Я улыбнулся под лыжной маской. Я ни за что не хотел, чтобы это прошло легко для нее. Я одновременно сжал одной рукой ее запястья, освободившейся рукой закрыв рот, и сильно толкнул! Ее реакция была немедленной и бесценной. Ее спина дугой выгнулась на постели, ноги согнулись, а пятки впились в матрас. Я смотрел в широко открытые глаза, когда ее рот открылся под моей ладонью и долгий задушенный крик вырвался из горла. Черт, эта курва была узкой. Ее писька судорожно охватывала мой пульсирующий член, и я глубоко вдохнул и задержал дыхание на момент, чтобы восстановить контроль над собой и не вдуть свое содержимое слишком скоро. Я вошел в нее всего на 4 из своих 10 дюймов первым ударом, так что вытащил немного и вонзился снова, проникнув на вторые 3 дюйма. Она издала хриплый крик, ее голова моталась, словно отрицая это вторжение. Ее тело корчилось подо мной. Ее бедра крутились из стороны в сторону в напрасном усилии избежать члена, который продолжал пронзать ее плотную манду. Простонав громко от удовольствия, я закрыл глаза, наслаждаясь невольным массажем, который ее туннель давал моему члену, когда она боролась подо мной.

 

Сочетание моего веса на ней и удара в живот эффективно заглушили любые реальные крики. Вместо этого, низкие стоны и всхлипывания – это было все, что она могла издавать, пока я проникал в ее пышное тело. Даже когда я вытягивал почти полностью и вонзал каждый дюйм моего твердокаменного члена в ее письку, все, что она могла издать, было задушенным криком. Ее запястья выкручивались и ее кисти судорожно сжимались и разжимались когда я проталкивался грубо и глубоко в ее письку. Я почувствовал дрожь ее бедер, когда снова застыл на момент, чтобы насладиться теснотой вокруг моего пульсирующего члена. Я убрал свою руку со рта и раздавил ее губы собственными. Она попыталась отвернуться, но я положил свою руку на ее лоб, удерживая голову, целуя ее, насилуя рот своим языком, пока мой член насиловал письку. Я простонал в ее рот и засосал полную нижнюю губу, вращая бедрами, чувствуя каждым дюймом плотно сжатую письку. Она захныкала, когда я начал двигаться в ней, не в состоянии говорить, пока я продолжал ее глубоко целовать. Я сначала делал мелкие, короткие толчки, трением заставляя ее письку увлажняться против воли. Я прервал поцелуй и посмотрел сверху на нее, улыбаясь, продолжая двигаться туда-сюда.

 

"Твоя узкая писька становится вся мокрая для меня, потаскушка. И я думаю, что ты не хотела этого." – поддразнил ее я, делая свои удары глубже и увеличивая скорость. Ее сиськи славно подпрыгивали, когда я делал это.

 

"Пожалуйста!" – рыдала она, ее красивое лицо искажала гримаса с каждым ударом. - "Пожалуйста, прекратите. Вы делаете мне больно-о-о!" - она завопила.

 

Я почувствовал, что она пытается вырвать запястья из моего зажима. Ее борьба и крики чертовски возбуждали меня. Я нанес ей особенно сильный удар, сорвав новый крик с ее губ.

 

"Больно?" – прорычал я, нагнув лицо так близко к ней, что наши губы почти соприкоснулись. Она снова попыталась отвернуться, но моя рука на ее лбу держала ее неподвижно. - "Сейчас я покажу тебе новое значение этого слова." Я уже достаточно игрался с этой курвой. Хватит сдерживаться.

 

Я начал долбить еще сильнее и быстрее.

 

"Нееет!" – заныла она.

 

Я наблюдал, как ее сиськи прыгают вверх и вниз тем быстрее, чем сильнее я ее трахал. Я отпустил ее лоб и схватил одну из упругих полусфер, стиснув ее и сжимая грубо, вытягивая напряженные соски. Я рычал в удовлетворении, толкаясь в нее все сильнее и грубее, насыщаясь ее глубокой плотной писькой. Наши тела издавали звук мокрых шлепков, когда мой таз встречался с ее. Ее крики перешли в высокий пронзительный вопль, что возбудило меня окончательно. Я отпустил ее запястья. Она ничего не смогла бы сделать, чтобы остановить меня теперь или даже ударить меня. Я слишком далеко зашел в своем наслаждении. Это все же не остановило ее. Она заколотила меня своими кулачками, но я чувствовал только ее горячую, невероятно узкую письку, окружающую мой член, пока колотился все сильнее, и все глубже, и быстрее в ней. Глубокие горловые стоны рвались из меня, когда я поднял ее ноги и погрузился еще более глубоко в ее отверстие. Ее руки уперлись в мои бедра, отчаянно пытаясь оттолкнуть их, пытаясь не дать мне войти так глубоко, но это было бесполезно. Ее руки не могли остановить проникновение под моими ударами. Всхлипывая, она начала пытаться ослабить мои толчки, двигая тазом. Я изменил свои движения, их глубину и угол, под которым я погружался в нее. Она больше не пыталась бороться, и ее крики мучения смешивались с моими стонами удовольствия, пока я трахал ее беспощадно. Постель тряслась под нами и ее руки метались и начали впиваться в простыню, когда она рыдала и дрожала подо мной. Зрелище красивой женщины, полностью беспомощной и насилуемой моим большим членом, сжимающей свое плотное мокрое отверстие, было уже слишком для меня. Я навалился всем своим весом сверху на нее, обхватил руками ее голову и засадил со всей силы. Она закричала в мою грудь, когда член с силой вжался в шейку матки, и около галлона малафьи хлынуло из меня и выплеснулось на стены ее письки. Всхлипывания сотрясали ее тело и наполняли воздух вокруг, пока я оставался в ней, чувствуя охваченную судорогой письку, чтобы выдоить каждую каплю малафьи из моего члена, и одновременно сосал и кусал ее шею.

 

Когда я почувствовал, что начинаю смягчаться, то вытащил из нее и сел между великолепными бедрами. Она была все еще в отупении. Простыни так и были стиснуты в ее сжатых кулачках, глаза невидяще уперлись в потолок, и она рыдала. Я посмотрел сверху вниз на дело рук (и не только рук!) своих и улыбнулся. Ее писька была ярко-красной. Губы распухли и моя густая малафья начала просачиваться из ее узкого отверстия и текла вниз между щечками жопы.

 

"Что ж, неплохо для начала." - подумал я, улыбаясь...

Изнасилования (переводы от м-ра Хайда)

Дженни by Djian

 

Перевод – Mr. Hyde

 

Дженни, первокурсница Сэйлорского Университета, чувствовала эффект пива и текилы, которые она смешала. Дженни не умела пить. Тем не менее, это была первая вечеринка братства, на которую Дженни была приглашена с момента вступления в колледж, и она не хотела показаться маменькиной дочкой.

 Пытаясь выглядеть крутой, Дженни выпила значительно больше, чем смогла выдержать. В алкогольном дыму, она опрометчиво решила вернуться в общежитие, не сказав своей соседке по комнате.

 

На полпути к общежитию, текила реально ударила в голову. Голова Дженни закружилась и ноги подкосились. Она почувствовала, что начинает падать, когда две пары рук поймали ее, удержав и поставив на ноги.

 

"Ну-ну, милашка," – услышала она голос. - "Ты поранишься, если будешь неосторожна."

 

"Мне нехорошо." - произнесла Дженни невнятно. - "Я заболела."

 

"Ну ясно." - сказал второ голос. - "Где ты живешь?"

 

"В общежитии. В холле «Брайант»."

 

"Мы проводим тебя, чтобы убедиться, что все о кэй."

 

Дженни была благодарна за помощь. Она не сомневалась, что неспособна сделать это сама. Она не ощущала времени, и прежде, чем поняла, они пришли в холл.

 

"Какая комната - твоя?"

 

"Шестнадцатая," – пробормотала Дженни. - "Второй этаж."

 

Когда они достигли комнаты, один из мужчин поддерживал девушку, пока второй шарил в ее кошельке, ища ключи. Открыв дверь, они ввели ее внутрь и положили на постель.

 

"Благодарю вас," – улыбнулась им Дженни, и быстро заснула.

 

Двое мужчин улыбнулись друг другу и начали снимать с Дженни одежду. Вскоре Дженни лежала обнаженной перед двумя незнакомцами.

 

"Я хочу трахнуть эти красивые губки." - сказал один, снимая брюки и трусы.

 

"Валяй. Я хочу ее манду." – ответил его друг, тоже снимая штаны.

 

Первый встал на колени над лицом Дженни, с ногами по бокам ее головы, и усевшись ягодицами на грудь. Взяв в руку свой член, он начал тереть концом по губам Дженни, возбуждаясь от этого. Он пальцем открыл рот Дженни и просунул головку члена между ее губ и зубов.

 

Второй человек раздвинул ноги Дженни и пролез между ними. Он растянул губы влагалища и затолкнул палец в нее. Он игрался с ней, пока природа не взяла свое и Дженни начала влажнеть. Продев локти под коленями Дженни, он поднял ее ножки высоко в воздух и направил свой член ко входу во влагалище. Он услышал, как Дженни, все еще без сознания, застонала немного, когда он вошел глубоко в нее. Он начал медленно двигаться туда-сюда, используя ее тело для своего удовольствия.

 

Первый начал двигать членом во рту Дженни, засаживая немного глубже с каждым ударом. Хотя и без сознания, Дженни простонала и попробовала отвернуть голову от вторгающегося предмета. Взяв ее за волосы, он сжал ногами голову, удерживая на месте, и начал засаживать все быстрее и глубже в рот. Он услышал, что она начала задыхаться, и задвинул достаточно глубоко, чтобы достичь горла. Следующим толчком он заполнил ее горло. Ее губы были вокруг самого основания члена и нос был прижат к волосам.

 

Дженни очнулась от кляпа. Дезориентированная и смущенная, она через несколько мгновений поняла что это - член, толкающийся туда-сюда в ее горле и душащий ее. Она попробовала отвернуть лицо, но мужчина, сидящий на ее груди, крепко сжимал голову между бедрами. Его руки впились в ее волосы с обеих сторон головы, подтягивая к себе, когда он толкал бедрами вперед и назад, трахая Дженни в рот.

 

Дженни попыталась оттолкнуть насильника, но после выпитого алкоголя ее движения были слабыми и несогласованными. Она хотела отпихнуть его ногами, но что-то мешало. В этот момент Дженни вдруг поняла, что ее ноги держали кверху чьи-то руки под коленками.

 

Кто бы это ни был, он стоял на коленях между ее ног, двигаясь туда-сюда во влагалище с большой силой.

 

Дженни не могла поверить, что это происходило с ней, не могла поверить, что ее одновременно насиловали орально и вагинально. Она не хотела этого! Она никогда не хотела этого! Паника охватила ее сознание и она начала сопротивляться, как могла. Отталкивая насильников и пытаясь вырваться от них, Дженни вела бесполезную борьбу, которая была проиграна прежде, чем началась.

 

Мужчина на ее груди начал проталкиваться глубже в горло. Дженни стало трудно дышать. Ее паника росла по мере того, как легкие начали гореть от недостатка воздуха. Выкручиваясь и извиваясь в попытках вырваться, она только произвела возбуждающий эффект на насильников. Она почувствовала, как они засаживают в нее все быстрее и сильнее, зверски трахая ее в рот и влагалище. Дженни хотелось закричать от боли и ужаса, но ни звука не могло вырваться сквозь огромный кусок мяса, который заполнял ее рот.

 

Она услышала, как тот, на ее груди, начал стонать. О Боже, нет! Он не сделает этого! Пожалуйста, Боже, НЕТ!!! Он притянул голову Дженни к себе, засунув свой член глубоко в ее горло и задержав его там, продолжая стонать. Дженни чувствовала член во рту, пульсирующий, когда волна за волной горячей, густой спермы выстреливала в ее горло. Дженни не имела выбора и глотала его грязное содержимое. Так как его оргазм уменьшался, насильник снова начал двигать членом в горле Дженни, чтобы выдоить каждую последнюю каплю спермы из себя.

 

Наконец кончив, насильник вынул член изо рта Дженни. Она зарыдала и закричала, задыхаясь, наконец получив доступ к воздуху. Ее голова все еще была зажата между его бедрами, его мокрый член лежал на ее щеке, а он продолжал сидеть всем весом на ее груди. Дженни все еще чувствовала, как второй насильник многократно вторгался в нее.

 

"Не надо больше!" - Дженни умоляла сквозь слезы. - "Пожалуйста, не надо! Мне больно!"

 

Второй насильник игнорировал просьбы Дженни, продолжая глубоко входить в нее. Дженни хныкала и стонала с каждым грубым толчком в ее измученное влагалище. Она почувствовала, как его темп ускорился, слыша, что он начинает стонать.

 

"Не кончайте в меня!" – просила Дженни. - "Пожалуйста не в меня! О Боже, о Боже, НЕЕЕТ!!!"

 

Она почувствовала, что он взорвался в ней, ощутила тепло его спермы, выброшенной глубоко в ее тело. Он продолжал колотить, закачивая все больше спермы в нее с каждым ударом. Наконец, после того, как, казалось, прошла вечность, его темп снизился, и затем он остановился. Дженни почувствовала, как его член сжимается в ней. Вытащив из нее, насильник позволил ее ногам упасть на постель. Когда двое насильников слезли с нее, Дженни перекатилась на бок, свернувшись в позу эмбриона.

 

Все еще пьяная, она не могла собраться с мыслями. Дженни лежала, плача, слезы жгли ее щеки, слушая, как ее насильники одеваются. Она услышала, как двери в ее общежитскую комнату открылись и закрылись, когда двое мужчин вышли. Прижав лицо к подушке, Дженни продолжала плакать, пока наконец, на ее счастье, алкоголь снова не лишил ее сознания.


Ужас из душа by Bugman

 

Перевод – Mr. Hyde

 

Сара наслаждалась горячим душем, подготавливая свое тело к свадьбе. Ее нареченный получил сан священника только две недели тому назад. Его первым назначением была небольшая церковь в Лас-Вегасе, и поэтому они вдвоем решили, что заключат брак там.

Ни один из них не получил благословение семей, так как те хотели большую церковную свадьбу, но Сара подумала, что идея свадьбы в Вегасе более романтична.

 

Лари, 22 лет, был атлетом и защитником в средней школе и университетской футбольных командах. Ростом 6' 2", темноволосый и с постоянной улыбкой на квадратном лице, он встречался с Сарой в средней школе и в колледже. Он был на два года старше, и она никогда не встречалась ни с кем, кроме Ларри. Когда он перешел в церковный колледж, она ждала его, чтобы пригласить на выпускной, он был единственным мужчиной, которого она когда-либо в жизни хотела. Теперь, через два часа, они должны быть вступить в брак.

 

Их родители прилетели в Вегас на свадьбу и остались в Хилтоне, где брак должен был быть освящен в новой церкви Ларри.

 

Тепло воды создало необходимость для Сары задуматься, как она собирается заниматься любовью впервые в своей жизни.

 

Ее руки перемещались по ногам, оглаживая их от щиколоток до каждой волосинки на стройных бедрах. Сегодня она уплатила огромную сумму, чтобы обработать ноги в косметическом кабинете отеля. Когда она почувствовала, как воск снимают с ее ног, ей показалось, будто живьем сдирают кожу.

 

Скромная по натуре, Сара сначала было трудно допустить косметичку к стрижке ее лобка. Наконец Сара раздвинула ноги и позволила удалить волосы из того места, где ее ноги соединялись. Поглаживая сейчас руками между ног, она обнаружила отсутствие волос, вызвавшее у нее странное чувство, так как она никогда не брила свои лобковые волосы, как те, что росли на ногах.

 

Ощущение гладкого края ее лобка компенсировалось густотой волос, которые окружали ее женское отверстие между ног.

 

Сара подумала, как часто она и Ларри говорили о ласках, занятии любовью или просто позволяли друг другу посмотреть на свои половые органы. И каждый раз они решали подождать до такой ночи, как эта, их свадебная ночь, когда она могла бы по закону надеть белое платье, отражающее чистоту ее тела и души.

 

Сара переместила руки выше и стала мыть упругую грудь, которая торчала в перед ее телом. Она видела других девушек, когда они принимали душ после физкультуры в школе, или даже когда, ее подруга Тамми и она раздевались наедине. Ни одна другая девушка, которую она видела, не имела грудь, соски которой торчали так сильно.

 

Другая вещь, на которую Сара обратила внимание, было то, насколько толстыми были ее соски. Они были всегда чувствительными, когда она мыла их, или несколько раз гуляла без бюстгальтера, и ее блузка или свитер терли их, когда она двигалась.

 

Ее руки намыливали их, когда свет в ванной отеля погас. Прекрасно, подумала Сара, почему так темно?

 

Поглощенная мыслями о свадьбе и душем, Сара не услышала, как дверь ванной открылась, и в ее частный мир проникли двое мужчин. Выключатель был бесшумным, когда они нажали его.

 

Закрыв воду, и отодвинув скользящую стеклянную дверь душа прежде, чем ее глаза привыкли к темноте, Сара вышла из душевой кабинки.

 

Крепкие объятия обхватили ее, одна чрезвычайно большая рука накрыла рот, задерживая любой звук криков о помощи и от страха.

 

Другая пара рук схватила ее ноги, удерживая их, гарантируя, что она не создаст шума, чтобы услышали персонал отеля либо жильцы соседнего номера.

 

Прежде, чем она смогла что-то сказать, когда рука была убрана со рта, между ее губами затолкали тряпку, а на глаза прилепили клейкую ленту. Ткань была такой мерзкой на вкус, что она зажмурила глаза и все равно не увидела, как двое мужчин открыли дверь ванной, втащили ее в комнату и бросили на постель.

 

"Не двигайся, не пытайся убежать, и ты останешься в живых," – приказал глубокий голос, пока она лежала, объятая страхом от происходящего.

 

Другой голос заговорил, он был немного мягче, "Черт, да ты классно выглядишь, дамочка, и судя по платью, лежащему на стуле, ты собираешься замуж."

 

Джейк, больший из мужчин, 34 лет, был почти 6'10" росту и 280 фунтов весу. Его плечи и руки были огромными и соответствовали тяжелым ногам, будто слоновьим, поддерживавшим его. Глядя на молодую девушку, он сказал своему другу Баббе: "Похоже, мы начнем с ней медовый месяц прямо сейчас."

 

Сара знала, что это означает, и ее тело, казалось, заледенело, когда она поняла, что человек, которого она не видела, собирается изнасиловать ее. Стоная и мотая головой в отрицании, она только повысила удовольствие двоих мужчин, смотрящих на обнаженное тело будущей невесты.

 

Бабба был тоже крупным, 35 лет, но не таким гигантом, как его друг по тюрьме. У них обоих никогда было проблем с другими заключенными.

 

"О кей, давай бросим монету, чтобы узнать, кто будет первым," – сказал Бабба, разглядывая фигуру девушки на постели.

 

"Валяй, но никаких двусторонних монеток, парень, я сказал - решка." – произнес Джейк, залезая на постель и гладя руками девичьи ножки.

 

Бабба бросил монету и она упала на постель около девушки решкой. "Черт возьми, я возьму ее первым!" - Джейк был крайне доволен.

 

Сара никогда не испытывала такого страха. Она и Ларри взяли отдельные номера, и она знала, что никто не зайдет к ней прежде, чем она отправится в Хилтон на свадьбу. Ее попытки что-то сказать привлекли внимание Джейка.

 

"Если я выну кляп, и ты закричишь, я перережу тебе горло." - и в подтверждение его слов, он прижал острое лезвие ножа к горлу Сары. Вытаскивая кляп изо рта девушки, он слушал, как она стала лепетать ему о свадьбе через пару часов.

 

"Пожалуйста, просто отпустите меня, меня никогда не касался ни один мужчина, даже мой будущий муж, я хранила девственность до свадьбы."

 

"Так ты девственница, но через пять минут уже не будешь ею, поскольку у меня право первенства на твою целку, да, приятель?" – прокомментировал это Джейк.

 

"Да, ты везучий ублюдок, кто бы мог подумать, что она целочка, особенно с этими бритыми волосами, на ногах и письке." - добавил Бабба, нагнувшись и схватив правый сосок Сары, сжал его очень сильно. Сара хотела закричать от боли, но Джейк больно ударил ее по щеке.

 

Затем он толкнул будущую невесту на постель, залез на нее и начал щупать между ног. Несколько минут он издевался над Сарой, говоря, как он собирается трахнуть ее, и сломать ей целку, и что она должна будет сказать своему новому мужу, что большой член уже порвал ее. Да, ей придется сказать перед алтарем не "Да", а «Меня уже отымели».

 

Джейк встал и снял одежду, и если бы Сара увидела член, свисающий из его тела, то даже как девственница поняла бы, что он был огромным. У Джейка был по крайней мере 10 дюймов в длину, может быть 12, и толще, чем запястье девушки, которую он собирался трахнуть.

 

Бабба тоже раздевался, наблюдая, как Джейк залезает на постель. Размер члена Баббы был не такой, как у его друга, но выше среднего, и достаточным, чтобы большинство женщин говорили ему: "Ни за что, ты не сможешь засунуть такую большую штуку в меня."

 

Джейк раздвинул ноги Сары и она заплакала, ее тело сотрясалось от сознания того, что с ней сейчас произойдет. Ее девственность насильно вырвут из ее плоти. Пожалуйста, нет, пожалуйста, просила она, пока ее ножки широко растягивались большими руками насильника.

 

Возможно, Саре повезло, что ей не пришлось увидеть громадный пенис, который был теперь всего в паре дюймов от ее влагалища. Чувствуя, как насильник наклонился и начал сосать ее соски, она заплакала еще сильнее. Только минуту назад Сара, принимая душ, подумала, как должен удивиться Лари, когда он впервые увидит ее груди и заостренные соски. Она возбуждалась от мысли, как ее муж впервые будет ласкать ее груди. Ее соски затвердели, и она съежилась, когда подумала теперь, что рот незнакомца стал первым, кто прикоснулся к ее сиськам.

 

"НЕТ – ПЕРЕСТАНЬТЕ - ПЕРЕСТАНЬТЕ, МНЕ БОЛЬНО, АААООООУУУ!" – закричала Сара, когда начался первый момент проникновения в ее плоть. Ее крики были не от боли, так как мужчина только приоткрыл немного ее половые губки. Именно сознание, что другой мужчина, а не муж вводил себя в ее женское отверстие любви, было достаточно для нее, чтобы закричать.

 

Джейку нравилось слышать вопли девственницы, и он сказал ей: "Заткнись, манда, тебе пока не о чем было плакать, но вот теперь будет о чем!" – с этими словами он взял рукой и приложил пурпурную головку своего члена между плотно сжатыми губами письки, собираясь трахнуть ее. Проклятье, гребаная целка перед свадебной ночью, черт возьми, вот удача! – подумал он.

 

Сара чувствовала, как мужчина подводит свой орган к ее отверстию. Она не знала, что его размер был больше, чем у 99% мужского населения. Она также не могла видеть то, что он вталкивал в нее. Наконец головка его члена проскользнула в Сару и затем она закричала, когда он ввел глубже и нажал на ее девственную плеву.

 

Чувствуя, как девушка пытается отползти от его налитого кровью члена, Джейк начал входить в нее, и понял, что ему нужно делать мелкие толчки, чтобы проникнуть.

 

"ПОМОГИТЕ, НЕТ, НННЕЕЕТ, АААХ, БОЛЬНО, УБЕРИТЕ ЭТО, ПОЖАЛУЙСТА ПЕРЕСТАНЬТЕ, АААОООУУУ!" – закричала Сара, вдруг поняв, что ее девственность была разорвана внутри ее тела. Чувствуя вторжение его плоти, Сара потеряла сознание от горящей боли, разрываемая огромным мужчиной, который грубо проталкивал свой член в ее тело.

 

Несколько минут Джейк трахал молодую девушку, наслаждаясь, чувствуя и слыша ее, когда он, сломав целку, засаживал глубоко в кровоточащую манду.

 

Закачав свою густую белую малафью в порванную писькy, Джейк вытащил из нее. Он посмотрел, как ее кровь и его сперма вытекают из широко открытой щели, и как только он слез в сторону, Бабба навалился на девушку и втолкнул свой член в нее.

 

Сара плакала так сильно и долго в течение первого изнасилования, что была не в состоянии больше лить слезы или высказывать свои возражения. Почти шепотом Сара попросила второго насильника: "Не надо больше, мне очень больно."

 

Бабба положил ноги Сары на свои плечи и стал колотить туда-сюда в узкой кровоточащей письке большим членом.

 

"Черт, я уже кончаю, о дьявол, отличная траханина, ни один мужик никогда не сможет удовлетворить ее, после того, как мы закончим с ней!" – крикнул Бабба с болезненной страстью, закачивая в нее малафью, смешивающуюся со спермой его партнера.

 

После того, как мужчина вылез из ее промежности, Сара ошибочно подумала, что они оставят ее. Вместо этого она почувствовала, что первый снова входит в ее порванную плоть. "Нет, не надо больше, о, я не выдержу этого, я, я не могу больше, Вы убиваете меня!"

 

"К дьяволу, девчонка, мы же только приступили, и прежде, чем закончим, я собираюсь трахнуть твою целенькую жопку, а как ты, Бабба?"

 

"Ясное дело, да, я хочу молодую жопу, и вообще, дай мне поиметь ее в нетронутый задик, в конце концов, ты получил ее писькy первым и сломал целку." – отвечал Бабба.

 

"ООО НЕЕЕТ, ПОЖАЛУЙСТА не надо так, остановитесь, Вы делаете мне очень больно, я не перенесу этого!" – закричала Сара своему насильнику, когда он глубо задвинул в нее и стал колотить в шейку матки.

 

После того, как Джейк кончил во второй раз, Бабба стянул девушку с постели и положил ее поперек стула около кровати. Зайдя сзади, смазал член в ее кровотечении и малафье, переполнявшей манду, и когда он намок, стал трахать ее в жопу.

 

Сара даже не могла кричать, такая боль пронзила ее задний проход, когда здоровяк брал ее анально. Слезы и всхлипывания - вот все, что она могла делать, чтобы протестовать против вторжения в свой зад.

 

После того, как Бабба кончил в ее жопу, Джейк переместился за нее и немедленно начал вталкивать свой огромный член в разорванное отверстие.

 

Чувствуя, как ее телом овладевают таким непристойным способом, Сара поняла, что у этого мужчины был значительно больший пенис, чем у другого. Она могла только лежать поперек стула и терпеть то, что происходило с ней, ее воля к борьбе пропала. Теперь Сара хотела просто умереть.

 

«Я никогда не смогу рассказать, что случилось со мной перед свадебной ночью. Я должна как-то закончить этот кошмар прежде, чем он узнает, что я больше не девственница. Особенно после того, что мужчины делают со мной теперь,» - подумала Сара про себя.

 

После того, как Джейк закончил, Бабба трахнул Сару еще раз в кровоточащую писькy.

 

Когда они были кончили, Джейк сказал ей, "Надень свой свадебный наряд, даже твои трусики, бюстгальтер и чулки, вместе с платьем."

 

Перемещаясь с острой болью, рвущей ее нервы, она пошла и взяла свой свадебный наряд. У Сары болела промежность и задний проход. Образы того, как она должна выглядеть, когда произнесет свою свадебную клятву, и затем, на обеде с обеими семьями, и затем, в ее свадебную ночь, пронеслись в ее мозгу.

 

Слезы брызнули из глазах и потекли по лицу, когда она проскользнула в свое свадебное платье. Не в состоянии застегнуть обратную сторону, она попросила, "Не мог бы один из Вас застегнуть мое платье сзади, просто потяните молнию, до застежки наверху."

 

Бабба подошел и застегнул платье, как девушка просила, затем присвистнул, когда увидел, как красива она была, даже со слезами на глазах.

 

Тем временем Джейк подошел к скользящим стеклянным дверям, которые открывались на балкон и сказал Бабе: "Приведи нашу малышку-невесту, чтобы она смогла увидеть, какой чудесный вечер."

 

Сара и Бабба прошли на балкон, и Сара посмотрела на Лас-Вегас и увидел Хилтон, где муж ожидал ее. Рука на ее спине заставила потерять равновесие и упасть через перила с балкона двадцать второго этажа.

 

Джейк и Бабба наблюдали, как развевается белое платье невесты, как будто она плывет, пока она летела вниз, к земле. Глухой звук ее тела, шлепнувшегося на землю, заставило мужчин переглянуться, и затем вернуться в комнату и быстро одеться.

 

Полиция не смогла выяснить, что было точной причиной ее падения. В свидетельстве о смерти было указано возможное самоубийство. Тем не менее, полицейские документы отметили повреждение влагалища от зверского изнасилования или очень грубого секса. Тесты обнаружили следы спермы в ее теле. Следа с места преступления также были собраны. Но было странно то, что дверь в комнату не была взломана. 

Изнасилования (переводы от м-ра Хайда)

Островной бриз by MissyB

 

Перевод – Mr. Hyde.

 

Вскоре после того, как я и мои подруги прибыли на остров, мы решили нарядиться к вечерней прогулке по городу. Поскольку Эмили предложила, чтобы на этот вечер мы все надели платья, я начала готовится. Это было нелегко, поскольку я всегда брала с собой слишком много вещей, но у нас было мало времени, так как уже вечерело и мы хотели успеть развлечься.

Я выбрала красивое, шелковое белое платье с красивым цветочным узором. У него были маленькие полоски-«спагетти», ниспадающие до моих щиколоток - ветер на острове в этот вечер был сильным, и удлинненное платье должно было помочь мне сохранять некоторую скромность. Я надела сочетающийся с ним белый атласный бюстгальтер без лямок и трусики под цвет платья, и почувствовала себя очень изящной и соблазнительной. Затем я заколола волосы в хвостик, сделала мейкап, надушилась, и вышла.

 

Я встретила девушек в атриуме и после обычных комплиментов друг другу, мы начали нашу прогулку в клуб вдоль берега. Мы были зрелищем, которое стоило увидеть. Семь красивых женщин, все в прекрасных платьях и на каблуках, цокающих по тротуару, мы, несомненно, обращали на себя внимание. Дикий ветер сильно игрался с нашими платьями, а мы придерживали подолы, чтобы они не взлетали.

 

Все девушки и я предвкушали удивительную ночь, полную коктейлей, танцев, и кокетства. Я решила, что мне нужен свежий воздух, и пошла по берегу, сняв свои туфли на высоких каблуках. Песок был все еще теплым и мои ноги чувствовали себя так хорошо в холодном ночном воздухе. Я прошла к краю воды, был отлив, и я чувствовала, как теплая влага скользит по моим пальцам с каждой волной. У меня закружилась голова, и я засмеялась, крутясь, и глядя, как взлетает мое платье.

 

Затем я обратила внимание на троих мужчин у стены клуба, наблюдающих за мной. Вдруг голос слева позвал меня по имени.

 

"Мелисса!"

 

Я вздохнула с облегчением, увидев, что это была моя подруга Эмили, которая тоже шла вдоль берега.

 

"Эй, Эмили, какое удивительное место!" – я на минуту забыла о пристальных мужских взглядах.

 

"Я не хочу отсюда уезжать." - ответила Эмили.

 

Мы продолжали разговаривать, а ветер начался снова. Внезапный порыв задрал мою одежду до талии, но я поймала ее вовремя и мы обе захихикали, придерживая наши платья. Затем, так же внезапно, мы были напуганы глубоким голосом, раздавшимся сзади.

 

"Взгляните, что у нас тут, парни!" – воскликнул самый большой из трех мужчин. Мы обернулись, чтобы увидеть, что все трое стоят уже сзади нас. "Эта – моя," - показал он на меня, - "а вы, парни, можете отыметь другую цыпочку."

 

Он набросился на меня прежде, чем я успела запротестовать. Его губы накрыли мои, и он просунул свой язык в мой рот. Его огромные мясистые руки прижали меня с такой силой, что я задохнулась. Я попыталась вырваться, колотя его по спине моими туфлями и сумочкой, которые держала в руках, но он даже не обращал внимания. Он был более, чем в два раза крупнее меня, и я не могла с ним справиться. Я была словно маленькая тряпичная кукла, беспомощная и уязвимая. Он сдернул заколку с моих волос и я почувствовала, что они полностью растрепались на ветру.

 

Я услышала, как Эмили закричала, когда двое других напали на нее. Я надеялась, что кто-нибудь должен был по крайней мере услышать ее и прийти на помощь, но музыка из клуба была слишком громкой. Затем я услышала, что ее одежду разорвали, а ее повалили на землю, и она стала дико кричать.

 

Мое внимание быстро вернулось к моему собственному положению, так как этот мужчина воспользовался порывом ветра, задравшего сзади мою одежду, и схватился за мои трусики. Его грубая рука начала лапать меня сквозь ткань, и я издала крик прямо в его рот, так как его губы все еще затыкали мои. Он грубо тер мой клитор и наслаждался этим. Я почувствовала, что его твердокаменный член под шортами вырастает на такую длину, какую я никогда не представляла возможной.

 

Ничто не помогало мне оттолкнуть его, поэтому я укусила его за язык. Он прекратил свое бесконечное вторжение в мой рот, рассмеялся и сказал: " Так ты хочешь по-плохому, хорошо же, я так и сделаю!" Он ударил меня по лицу так сильно, что я почувствовала, как туфли и сумочка вылетели из моих рук, а я упала на песок. Он поставил меня на колени, и, хотя мое зрение было затуманено ударом, и слезы заливали глаза, а волосы закрывали лицо, я увидела его огромный член, смотрящий прямо на меня. Он схватил мою голову за затылок и пронзил меня своим поршнем.

 

Эмили уже перестала кричать к этому моменту, и только рыдала, пока грубые мужики насиловали ее. Мне было видно, что один парень лежал на ней, а другой насиловал ее в рот. Она пыталась бороться, насколько могла, но это были слабые, хилые попытки. Мужчины полностью овладели ею. Мне хотелось помочь своей подруге, но этот монстр, который был в моем рту, полностью держал меня в своей власти.

 

Он продолжал накачивать мой рот быстрее и быстрее, теперь дергая меня за волосы, как за рычаг. Он потянулся вниз одной рукой, схватил лямку платья на моем плече, и потянул, легко разрывая ее. Мой рот открылся шире от потрясения, и я скрестила руки на груди, чтобы прикрыться. В этот момент он издал громкий стон. Выйдя из моего рта, он толкнул меня от себя, я упала на спину. Немедленно, он запрыгнул на меня и схватил мое платье обеими руками.

 

Я закричала: "НЕЕЕТ!"

 

Это было бесполезно, он сильно дернул руками в стороны, широко разрывая мое платье. Он свирепо продолжал рвать его, и обрывки летали повсюду, некоторые сдувал ветер вниз по берегу. Когда от моего платья осталось немного, он схватил бюстгальтер и порвал его пополам, обнажив мои сиськи. Вдруг он сдвинул мои трусики в сторону и вонзился в мою писькy с такой силой, что протащил меня несколько дюймов по песку. Мои сиськи сильно тряслись под нападением. Я издала громкий крик, потому что никогда прежде не испытывала такой сильной боли.

 

Этот монстр забивал в меня снова и снова, овладевая мной. Я просто лежала там, хныча, визжа, и рыдая с каждым ударом. Я никогда не представляла, что кто-нибудь мог быть таким жестоким. Наконец, когда я подумала, что он собирается кончить в меня, он вытащил, и затем сорвал мои трусики полностью, и перевернул меня на живот.

 

"О НЕТ!!! Пожалуйста, НЕЕЕТ!!!" Я знала, что сейчас будет. Такая же внезапная, боль была даже сильнее, чем перед этим, я была уверена, что он порвет меня пополам! Он содомизировал меня. Это был мой первый анальный секс, и это произошло, когда я попала в руки насильника! Я попыталась не думать о том, что происходит, но не могла.

 

Эмили была в нескольких футах от меня, его дружки все еще насиловали ее! Один стоял над ней, и я видела, как он кончал на ее сиськи, дроча себя.

 

Другой парень, задрав ее щиколотки высоко в воздух, продолжал долбить. Эмили помотрела на меня на секунду, в ее взгляде был ужас, сквозь слезы, текущие по обеим щекам. Ее платье, разорванное в клочья, торчало, вместе с порванным бельем, набитое в ее рот.

 

Я все визжала и вопила, пока мой насильник продолжал содомизировать меня, качаясь теперь очень быстро. Затем вдруг он напрягся, простонал, и выстрелил свое содержимое глубоко в меня. Жгуче-горячая жидкость обожгла мои внутренности, а он вытащил и продолжал изливать на мою спину свою сперму. Ужасно застыдившись, я обнаружила, что у меня был оргазм, когда он кончил.

 

Затем я услышала, как второй мужчина кончает в Эмили, а она мычала и визжала сквозь свои порванные трусики. Он вытащил из нее, натянул свои шорты, и вместе с другими убежал.

 

Без слов, мы встали и собрали свои вещи. Наши сумочки все еще лежали здесь, так как им нужны были не наши деньги, а только мы. Я попыталась обернуть часть своего порванного платья вокруг себя, чтобы вернуться в отель, но я все еще была частично голой. Эмили подобрала сумочку и туфли и, придерживая то, что осталось от ее платья, мы вместе пошли по берегу.

 

Прокравшись через черный ход в отель, мы разошлись по нашим номерам. Я сказала Эмили, чтобы она вернулась в мою комнату, так она и сделала. После того, как мы приняли душ, надели халаты, мы просто сидели в обнимку, утешая друг друга и плача.

 

Подруги так и не узнали, что случилось с нами. Ни одной девушке я не пожелаю так провести отпуск. 

 

Изнасилования (переводы от м-ра Хайда)

Под дулом револьвера by WannabeRapist

 

Перевод – Mr. Hyde

 

Дэйзи лежала на своей постели, ее запястья были связаны. Простыня была пропитана смесью пота, ее собственной смазки и малафьи шести парней, которые последние несколько часов беспощадно трахали ее в каждое отверстие... Она свернулась в позу эмбриона, тихо рыдая, снова и снова мысленно переживая каждое насилие над своим телом...

- Эй, детка! - усмехнулся ей один из парней. - Теперь, когда мы удовлетворились тобой, как нам заставить тебя помалкивать?

 

Остальные парни хором засмеялись.

 

- Я… Я не скажу никому, сэр, - ответила она.

 

- Это точно, ты не скажешь! - ответил он, нацелив на нее револьвер.

Она застыла от ужаса – слишком напуганная, чтобы даже дышать.

 

- Эй, Джон – помнишь ту, последнюю девчонку, которую ты заставил молчать?

 

- Да, я трахал эту сучку, пока она не похолодела...

 

- Ты - больной, Джон, ты знаешь это? - сказал первый парень.

 

Кровь Дэйзи застыла в жилах. Они действительно собираются убить ее?

 

- Пожалуйста... отпустите меня! - попросила она. - Я не скажу никому. Я сделаю всё, всё, что вы захотите! - молила она дрожащим голосом…

 

- Сучка, ты уже «сделала» все. Если конечно, у тебя нет еще одного отверстия, в которое мы не трахали тебя пока...

 

Он поднес револьвер ближе к ней и осторожно провел дулом по ее груди, вниз, по животику, минуя пупок, полный засохшей малафьи, и затем начал тереть дулом вверх и вниз по письке. Дэйзи дрожала от страха...

 

- Нет, пожалуйста не надо... пожалуйста, вы сможете иметь меня каждый раз, когда вам захочется - вы сможете делать со мной всё, что захотите!

 

Двое парней прижимали ее колени к постели, раздвигая ноги.

 

Одной рукой Джон приоткрыл ее половые губки, а другой начал вставлять дуло револьвера в ее писькy.

 

- О боже, пожалуйста, не надо!

 

Джон молча начал трахать Дэйзи дулом - засовывая его в нее целиком. Она боролась, но два парня, держающие ее раздвинутые ноги, были слишком сильны. Пока Джон продолжал трахать ее револьвером, другой мужчина встал сзади и сделал несколько снимков.

 

- Мы покажем это нашей следующей девке, чтобы гарантировать, что она будет вести себя лучше, чем ты, Дэйзи. - сказал он.

 

Джон посмотрел на Дэйзи и усмехнулся.

 

- Как только ты кончишь, детка, я нажму курок. Если ты - такая же, как большинство шлюшек, которые кончают, даже когда вас насилуют, ты заслуживаешь того, что получишь…

 

Джон нагнулся и начал лизать клитор Дэйзи, продолжая скользить туда-сюда в ее письке.

 

- Нет, не надо... пожалуйста! - шептала она.

 

Он сосал распухший клитор, так что соки ее письки потекли по его подбородку.

 

- Черт, эта девчонка - потаскушка, - сказал один из парней, - Хоть и знает, что получит пулю, все равно тащится!.. Помни, Дэйзи: кончишь - умрешь!

 

Дэйзи была прижата к постели, пыталась вырваться, но не могла даже двинуться.

 

Она пыталась справиться с этим, но у нее всегда был очень чувствительный клитор, и кто как не Джон, точно знал, как ей это нравилось. Он быстро скользил языком вверх и вниз, используя губы ее мокрой и горячей письки. Еще один парень нежно сосал ее шею, а другой сосал одну грудь и ласкал другую. Даже когда она смотрела вниз на револьвер, скользящий в ней туда-сюда, и ощущение страха и ужаса поднималось в ней, но она знала, что не сможет сдерживаться вечно. В конце концов Джон заставит ее кончить.

 

Все ее тело напрягалось, пытаясь сопротивляться ощущениям, но язык Джона все дразнил ее клитор. Она чувствовала револьверное дуло, скользящее в ней все быстрее и быстрее - он трахал ее уже довольно глубоко.

 

Джон положил палец на курок и усмехнулся ей.

 

- Я буду трахать тебя, пока ты не похолодеешь, сучка! - ухмыльнулся он.

 

Дэйзи начала бесконтрольно дрожать всем телом, когда язык Джона вернулся к ее клитору. «Они - действительно убъют меня!» - подумала она.

 

- Пожалуйста, боже, не убивайте меня... пожалуйста...! Я сделаю всё, что... о боже, я буду трахаться с вами каждый раз, когда вы захотите - я дам вам ключ от своей квартиры. Приходите и трахайте меня!

 

Слезы текли вниз по ее лицу, но парни не обращали внимания. Язык Джона все трудился над ее писькой, и она чувствовала дуло, входящее в нее еще глубже, чем прежде. Тут один парень ущипнул ее сосок, и тут же Джон просунул палец в ее жопу, и она уже не смогла больше сдерживаться.

 

- О, боже... нееет!.. – она завопила, почувствовав, что оргазм взорвался в ней.

 

Она бесконтрольно тряслась, все еще распятая на постели, ее глаза зажмурились. Она услышала издевки и крики - кто-то крикнул: «Сделай это, Джон!» и она успела расслышать щелчок курка, прежде, чем потеряла сознание от испуга...

 

Дэйзи пришла в себя через несколько минут, в смущении, даже в ее униженном состоянии, обнаружив, что описалась под себя. Джон стоял над ней, ухмыляясь, а все остальные парни смеялись.

 

- Вау, я никогда еще не видел, как обоссываются... это наверное, был сильный оргазм. Ты, должно быть, подумала, что мы действительно собирались пристрелить тебя! Теперь давай свои ключи - ты же обещала, что всегда будешь в нашем распоряжении...

Изнасилования (переводы от м-ра Хайда)

Право первенства барона by quimmaster©

 

Перевод – Mr. Hyde

 

Донна вошла в комнату. Она была едва созревшей девушкой, ее длинные, темные волосы с оттенком рыжего ниспадали по мягким плечам. На ней была длинная, белая рубашка ниже колен. Вокруг талии, под полными грудями, был завязан кушак, подчеркивая округлости ее фигуры.

"Как лорд этого поместья, я имею право на первые плоды, созревшие на моих землях. Это касается и молодых девушек." – сказал я, впиваясь глазами в ее красоту. – "Сегодня вечером ты отдашь мне свою девственность."

 

Донна задрожала, поняв, что ее наихудшие страхи оправдывались. Она была в ужасе. Она посмотрела вокруг. Комната была большой, с огромным деревянным столом в центре. Я усадил нескольких гостей за стол, и они все улыбались и посмеивались над ее нервозностью.

 

Быть изнасилованной бароном было уже достаточной бедой, но она боялась, что станет главной забавой для моих гостей. Эта мысль возникла в моем мозгу, но я отклонил ее.

 

"Подойди поближе." – сказал я, кивнув молодой красотке. Со страхом в сердце, она медленно шагнула вперед. Я наблюдал, как ее полные груди легко колыхались под мягким хлопком рубашки. Я улыбнулся, подзывая ее рукой, подумав о том, как буду наслаждаться этими великолепными сферами, не говоря уже об остальных частях ее аппетитного молодого тела. Испуганная юная девушка подошла ко мне. Я показал ей, чтобы она повернулась, и она медленно стала поворачивать свое тело передо мной, а мои гости тоже восхищались ее красивой фигурой.

 

Встав, я обошел вокруг нее, пока Донна стояла неподвижно, и почувствовал, как ее сердце колотится под великолепной грудью. Ее сиськи твердо выпирали сквозь мягкую материю, и я видел, как соски начали твердеть под тканью одежды. Дотянувшись до ее большой груди, я схватил за вершину конуса и почувствовал твердость сиськи под моей рукой. Донна думала, что я проверяю ее груди на упругость, а я стал расстегивать ее ворот. Расстегивать осторожно, чтобы груди медленно обнажались, и затем верх рубашки упал, открывшись. Хотя груди были все еще прикрыты, ее глубокая расщелина была видна всем. Ее рубашка спереди была распахнута почти до талии и Донна умирала от страха, не решаясь прикрыться и спрятать грудь от похотливых глаз. Я облизнул губы, пристально глядя на ее полные сиськи.

 

"Господа, это был очень приятный вечер, но сейчас время десерта, а я предпочитаю насладиться своим лакомством в одиночестве." – усмехнулся я, а они все засмеялись. Поодиночке они поднимались, и, кивая мне, а затем ухмыляясь испуганной молодой девушке, оставляли комнату. Они поднялись на галерею, откуда будет видно, как я изнасилую эту молодую девственницу на огромном деревянном столе.

 

"Ну, где будем..?" - поддразнил я ее, сев на край стола около дрожащей красотки. Я нагнулся и положил руку на мягкое плечо. Я почувствовал, как трясется ее тело, когда прикоснулся к нему. Затем, просунув руку под рубашку, я скользнул по полной груди. Она попыталась отпрянуть, но я только сжал сильнее ее упругую сиську. Я чувствовал, как ее сосок начинает твердеть, прижатый к моей ладони.

 

"НЕТ!" - закричала она, схватив мое запястье, оттолкнула руку с груди и бросилась в направлении двери. Она открыла дверь и побежала к лестнице.

 

"Охрана!" – закричал я, хотя не было надобности. Донна попала прямо к группе гостей, которые собирались наблюдать ее дефлорацию с галереи. Как она кинулась от них, двое мужчин схватили ее за руки и, приподняв в воздух, понесли обратно по ступенькам в залу замка. Донна кричала и боролась с ними, но они были слишком сильны для нее, и она не смогла вырваться.

 

Двое внесли борющуюся девушку в комнату и, подняв ее тело высоко в воздух, швырнули вниз на огромную столешницу. Когда ее тело ударилось, огромные груди подпрыгнули и одна высунулась из рубашки. Мы все похотливо разглядывали ее сверху вниз.

 

"Думаю, мы сегодня позабавимся." - насмехался я над ней, смотря на борющуюся молодую красотку. Двое крепко прижимали ее руки к столу, наклоняясь над головой. Ее колени свисали с края стола и ноги качались, слегка раздвинутые. Дотянувшись до ее тонкой талии, я развязал кушак, который плотно прижимал рубашку к телу. Когда узел поддался, я сдернул кушак с ее тела. Я прошел между ее ног и положил руки на колени. Я почувствовать дрожь ее тела, когда сжал ноги. Я скользнул руками по ее длинным шелковистым бедрам, все ближе и ближе туда, где ножки сходились. Мягкий материал рубашки скользил вдоль ее бедер, показывая все больше и больше женской плоти.

 

Донна дергалась, когда я ласкал ее у грани девственности. Когда тело дрожало, огромные груди прыгали и тряслись, а мои помощники пристально глядели на ее беспомощность. Затем достигнув промежности, я схватил мягкий материал и поднял его высоко, посмотрел под рубашку и увидел ее обнаженное тело. Ее длинные ноги были красивой формы и девственная писька была покрыта мягкими, темными волосами с оттенком рыжего, так же как длинные локоны на голове. Ее груди были увенчаны большими, темными сосками. Они были очень напряжены, вздымаясь с тяжелым дыханием.

 

"Хороша?" - спросил Алекс, его голос был полон ожиданием.

 

"Сам посмотри." - сострил я, порвав ворот рубашки и затем с силой дергая, разрывая ее спереди, пока полностью не раскрыл. Мы все уставились на ее великолепное тело. Это будет приятный вечер.

 

Из угла комнаты я выдвинул специальный стол-кресло, который разработал и построил несколько лет назад. Он был почти двух с половиной футов в ширину и был оснащен шестидюймовыми скобами, ручками и спинкой.

 

Алекс и Джон подняли Донну на стол и затем сорвали остатки рубашки с ее лакомого тела, подтащили, как куклу, к краю стола и усадили там. Согнув ее тело, они вытянули ее руки над головой и связали запястья кожаными ремнями. С поднятыми руками и кожаной панелью под плечами, ее великолепная грудь торчала вверх. Другой ремень был обвязан вокруг тонкой талии молодой девушки, крепко удерживая ее на столе.

 

С ногами, свешивающимися до пола, обнаженная красотка начала дико биться, пытаясь не подпустить нас к своему девственному телу. Я смеялся над тем, как она боролась, и затем Джон поймал ее за тонкую щиколотку. Ее тело выкручивалось, она лягала меня другой ногой. Алекс смог ухватить ее другую щиколотку и затем двое мужчин улыбнулись друг другу и растянули ноги на большое расстояние друг от друга. Я пристально взглянул на ее открытую писькy и затем на ее грудь. Ее сиськи были огромными, и подпрыгивали на груди, когда она боролась с двумя мужчинами.

 

Встав между ее ногами, я потерся передом своей туники об ее обнаженную писькy. Я почувствовал тепло ее поясницы, когда мой шомпол крепко прижимался к ее обнаженной девственности. Я протянул руки и начал сжимать великолепные сиськи Донны. Они были полными, твердыми и чудесными на ощупь. Я ущипнул ее напряженные соски и начал выкручивать их между пальцев. Обнаженная девственница поморщилась от боли, пыталась сдвинуть свои ноги, но двое мужчин были слишком сильны для нее. Наклоняясь вперед, так, что мой член сильно нажимал на ее обнаженную писькy, я взял в рот ее грудь и укусил нежный сосок, засосав в себя. Глубокий вздох сорвался с губ молодой девушки, когда я дразнил ее напряженный сосок языком и зубами. Я переключился на другую грудь, а мои руки месили упругую плоть ее сисек.

 

"Ты можешь бороться, но похоже, твое тело уже наслаждается." – насмехался я над ней, кусая ее сосок. Донна тихо вскрикнула. Я кивнул Алексу и Джону и они оба подошли, чтобы сесть на стол рядом с обнаженной красоткой.

 

Все еще держа ее длинные ноги на большом расстоянии друг от друга, каждый подтянул ее бедро к себе, и затем, крепко удерживая, заклинил ее ногу между своими. Мощными мускулами ног они держали красотку распятой и смогли освободить свои руки. Каждый наклонился немного и, упершись одной рукой, начал ласкать юные груди другой. Донна не могла поверить ощущениям, охватившим ее тело.

 

Пока двое наслаждались полнотой ее великолепных грудей, я решил перейти к другим частям ее лакомого молодого тела. Сев между ее открытыми ногами, я положил руки на упругую плоть внутренней стороны бедер. Я почувствовал дрожь тела, когда начал дразнить девственную писькy. Я осторожно провел пальцами по чувствительной коже и пощекотал края ее девственности. Я проскользнул пальцем между мягкими, мокрыми лепестками влагалища, и она задохнулась, а мужчины продолжали щипать и вытягивать нежные соски, сжимали и терли огромные сиськи. Щипля нежное влагалище, я раздвигал девственную писькy. Ее щель сочилась приятными соками и аромат был одуряющим. Я тер большими пальцами вдоль длины ее щели, и наблюдал, как клитор напрягается.

 

Наконец я поднял свое лицо из ее промежности и встал. Приподняв свою тунику, я положил мой шомпол в мягкие кудри ее лобка. Глаза Донны были прикованы к концу моего члена, она поняла, что я собираюсь взять ее девственность. Я пощекотал ее бедра и лобок концом члена и затем медленно скользнул головкой по всей длине пухлых губок и заклинил конец на входе в девственную писькy. Мягкий вздох сошел с ее губ, когда она смотрела вниз между своими открытыми бедрами и видела конец моего члена у ее невинности. Нажимая вперед, я скользнул членом дальше в плотную щель, так что молодая красотка почувствовала, что ее девственная писька растягивается вокруг моего поршня, и увидела, как он входит в ее юную плоть. Она задохнулась, когда ощутила конец, упершийся в ее целку. Я двинул бедрами и ткнул ее девственность своим концом. Она была невероятно узкой, но головка члена была покрыта ее влагой.

 

Слезы потекли по щекам Донны, когда она почувствовала твердость моего шомпола, сильно нажатого в ее девственную плеву. Она сейчас потеряет свою невинность, и она полностью беспомощна, чтобы что-нибудь с этим поделать.

 

Ее руки стиснули ручки кресла, когда она посмотрела вниз между своими сиськами, стиснутыми мужскими руками, на мой член, скользящий туда-сюда в ее девственной письке. Я громко засмеялся, ткнув своим шомполом напряженную девственную плеву, дразня ее снова и снова.

 

Глядя вниз на молодую красотку, я сильно толкнул в ее девственную писькy и она закричала во все свои легкие, когда я ударил своим шомполом глубоко, раздирая напряженную мембрану, заполняя плотную писькy одним диким толчком до предела.

 

Крик смешался с шумом аплодисментов и смеха. Запрокинув головку, новоиспеченная мной женщина увидела скопившиеся на галерее похотливые смеющиеся лица, руки, хлопающие в ладоши, и пальцы, указывающие на нее. Поняв, что выставлена напоказ, она зажмурилась.

 

Она почувствовала, как ее писька растягивается, чтобы уместить размер моего шомпола, заполняющего ее красивое, молодое тело. Я вонзил свой член глубоко в ее промежность и Донна задыхалась.

 

Ее писька была очень узкой, плотно сжатой вокруг моего пронзающего члена. Я толкал до предела, пока ее упругие ягодицы не прижались к моим бедрам. Голова Донны упала вниз и она переводила взгляд со своей разорванной письки на меня, и опять, на движение моих тяжелых яиц, как они колебались взад и вперед всякий раз, когда я погружал свой шомпол глубоко в ее красивое, молодое тело.

 

Двое мужчин отпустили ее вздымающиеся сиськи, а я положил руки на верх ее раздвинутых бедер. Я начал толкаться в ее молодое тело и ее огромные сиськи начали прыгать, когда ее тело качалось взад и вперед на специальной скамейке. Я толкался в ее тесноту, и почувствовал, что ее внутренние мускулы начали сжиматься вокруг моего пронзающего поршня. Мои друзья отпустили ее ноги и я схватил ее щиколотки, когда они соскользнули со стола. Удерживая за щиколотки, я поднял ее ноги в воздух, продолжая забивать член в нежную, мокрую писькy. Джон потянул скобу, и спинка упала и тело Донны рухнуло на стол. Она лежала на спине, ее руки были привязаны над головой, тело прикреплено к столу, ноги торчали кверху и в стороны и мой член вбивался туда-сюда в разорванную писькy, а огромные сиськи вздымались с каждым проникновением в ее мягкое тело.

 

"Я думаю, теперь – твоя очередь." - сказал я Алексу, и он обошел вокруг стола. Донна испугалась, что случится с ней теперь. Алекс нагнулся над столом, повернул маленькую блокировку на спинке, и секция за головой молодой девушки упала. Ее голова откинулась, а тело выгнулось дугой вперед. Алекс подошел ближе к молодой красотке и когда начал ласкать подпрыгивающую плоть ее сисек снова, ее лицо крепко прижалось к его тунике. Его пальцы сомкнулись вокруг ее напряженных сосков и он стал беспощадно щипать их. Затем, приподняв тунику, он прижал свой член к ее губам. Донна стиснула зубы, почувствовав, что его член дразнит ее мягкие губы.

 

"Ты должна удовлетворить меня." - сказал он, и его пальцы снова впились в ее нежных соски. Он повысил давление спинки, и затем приподнял ее огромные сиськи, и сильно потряс ими. Она отказывалась сдаваться. Алекс выпустил болящие соски и зажал руками ее голову. Тут же Джон резко опустил кожаный ремень на ее обнаженную грудь с такой силой, что огромные сиськи дико подпрыгнули и обнаженная красотка закричала от боли. Когда она открыла свой рот, Алекс затолкал туда весь свой член.

 

"Будешь сосать меня, пока я не наполню твой рот моей малафьей, и если я почувствую твои зубы на моем члене, тогда твои сиськи испытают боль моего ремня." – пригрозил он.

 

Донна поняла, что ждет ее, если она не удовлетворит его. Он снова сильно потряс ее сиськи, чтобы подчеркнуть свои слова.

 

Моя рука скользнула по упругой гладкой жопе и затем я всунул свой палец в ее девственный задний проход, одновременно забивая член глубоко в плотную писькy. Мои пальцы дразнили ее плотный сфинктер, а мой член проникал в ее теплую, мокрую писькy снова и снова. Как я протыкал ее пальцем, внутренние мускулы сильно сжимались вокруг моего члена и раздражали его, а я толкал бедрами вперед с громким хрюканием.

 

Донна чувствовала, как ее молодое тело заполняется с обоих сторон. Я трахал узкую писькy и когда ее тело качалось вперед, ее рот скользил дальше по шомполу Алекса. Он продолжать тискать огромные сиськи, забивая свой член в ее рот. Страсть начинала охватывать ее молодое тело, и я растянул ее ноги немного шире, глубже проникая в нежную промежность. Затем я отпустил ее ноги и сбросил их сзади меня. Она теперь могла двигать тазом вверх и толкала своими бедрами навстречу каждому моему проникновению. Мои пальцы достигли ее клитора и я стал дразнить его, пока мы оба трахали ее. Я почувствовал, что ее внутренности расслабляются в мощном оргазме, и она закричала в наслаждении, ощущение вокруг члена заставило Алекса взорваться в ее рту.

 

Молодая красотка почувствовала, что его малафья заполняет ее рот и она пыталась проглотить это все, чтобы не захлебнуться, пока все больше и больше малафьи изливалось в ее рот.

 

Алекс дождался момента, когда изысканное ощущение прошло, и затем медленно вытянул свой опустошенный член изо рта молодой девушки. Ее сиськи упали, когда он отошел от ее тела. Только она подумала, что все кончено, Джон шагнул вперед и поднял подол своей туники, проскользнув своим членом между ее мягкими губами. Она не оказала никакого сопротивления. Он начал качать туда-сюда в ее рту, а я накачивал ее узкую писькy. Алекс перелез на стол и продолжил ласкать огромные сиськи молодой девушки, пока мы вдвоем забивали члены в оба конца ее поруганного, молодого тела. Вдруг Алекс сжал болящие соски пальцами и ее тело напряглось и она закричала, ее внутренние мускулы напряглись вокруг моего вторгающегося поршня и я взорвался глубоко в девственной письке. Когда она почувствовала поток моей малафьи в узкой письке, она закричала, и ее собственный оргазм охватил молодое тело. Ее крик вибрировал вокруг члена Джона и он извергся в ее рот и она снова пыталась глотать, чтобы не задохнуться. Донна впервые почувствовала, каково это, когда ее молодое тело заполняет малафья троих мужчин.

 

Джон вынул член из ее мягких губ, и затем наконец и я вытянул свой член из ее плотной щели и наблюдал, как смесь крови и малафьи сочилась из разорванной письки. Мой член блестел той же смесью.

 

Я обошел вокруг, чтобы встать перед ее лицом. Она пахла сильным ароматом своей дефлорации и ей было видно мой член, сияющий малафьей и кровью. Я нажал своим членом на ее мягкие губы и она открыла свой рот, чтобы принять меня. Я проскользнул своим членом между губами и заполнил ее рот.

 

"Я хочу почувствовать твой язык." - сказал я, опустив руки на ее вздымающиеся груди. Я ощутил, как ее язык ласкает мой член, заполняющий ее рот и она слизывает малафью с моего члена. Джон и Алекс одели туники и оставили комнату. Я остался, позволяя Донне доставлять удовольствие моему члену, наклонился и развязал путы, удерживавшие ее руки на столе.

 

Вынув член из мягких губ, я взял ее за руку и обошел вокруг стола, Я расстегнул ремень на талии и затем стянул ее со стола. Молодая красотка стояла перед мной, истерзанная и слабая, пытаясь сохранить равновесие. Наклонившись вперед, я перекинул ее тело через мое плечо и затем встал, подняв ее в воздух. Обхватив рукой ее теплые бедра, я понес юное тело через поместье в мою спальню. Моя свободная рука ласкала обратную сторону мягких бедер, пока я нес ее, и я почувствовал струйку малафьи, просочившуюся из ее промежности вниз, на упругие бедра.

 

Придя в мою спальню, я бросил молодую красотку на матрац, и затем залез на нее. Я провел остальную часть ночи и большую часть следующего дня, с удовольствием трахая эту красивую молодую женщину.

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0