Казнь мыканьем (Равита Франтишек. На красном дворе)

Между тем конюхи продолжали тащить Люду, которая недолго упиралась и, наконец, обессилев, упала на пол.
- Волоки, волоки ее!
- Пусть головой выметет лестницу!
И среди крика, плача и грубых острот послышался стук головы, ударявшейся о ступеньки лестницы: ее тащили во двор. Со связанными руками, ее привязали позади седла самого сильного коня, и Люда, полуживая, перекинутая через спину лошади, касалась волосами и руками земли.
- Стойте! Живодеры! - кричала Добромира. - Не мучьте ее. Я сама пойду к князю, кто-то возвел на нее напраслину. Князь разберется, ведь он смилуется, подождите!
- Ступай хоть на все четыре ветра! - отозвался один из конюхов. - Нам нет дела до тебя, а уж мы-то знаем, что с ней сделать.
Добромира, заломив руки, плакала, умоляла, наконец, наклонилась, чтобы поцеловать в лоб Люду, и кинулась на княжеский двор.
Едва она прикоснулась губами к лицу молодой девушки, как та открыла глаза.
- Останься, мамушка, здесь, со мною, останься! - И она приподняла руки и ухватилась за шею мамки. - Не оставляй меня одну, не оставляй, останься! - умоляла она.
Ворота скрипнули, и отряд выехал со двора. Люда продолжала держаться за шею мамки. Лошадь, на которой она была привязана, двинулась вслед за другими. Руки Люды, цеплявшиеся за шею мамки, задрожали и потянули за собой старуху.
- Оторвите эту колдунью! - крикнул кто-то.
- Не время: соберутся люди, и она сама отстанет от нее.
И отряд, окружив коня с девушкой, направился прямо к Золотым воротам.
- Только бы нам выехать на дорогу к Василеву, - отозвался кто-то.
- Эк, сказал! Да пошто нам ехать на Василев? Повернем сейчас на Шулявку.
По-видимому, совет этот понравился конюхам, так как действительно, отряд выехал на песчаную дорогу, повернул к Шулявке, а затем рысью помчался на мост, перекинутый через Лыбедь. Ноги Добромиры тащились по земле, ударяясь о камни, и цеплялись за кусты, но старая мамка крепко держалась обомлевшими руками за плечи Люды и продолжала бежать за лошадью.
Каждый сильный толчок подбрасывал их обеих, и тогда Люда открывала глаза, налившиеся кровью, и еле слышно шептала старухе:
- Не оставляй меня, мамушка, не оставляй!
Наконец затекшие руки Люды расплелись и отпустили Добромиру, старая мамка упала на землю.
Бежавшие позади кони перепрыгнули через нее и помчались вперед.
Старуха только слышала какой-то бешеный топот и хохот конюхов. Отряд, затерявшись в густых кустах лозняка, исчез из виду.
Добромира полежала минутку на земле, затем вскочила на ноги и побежала в том направлении, куда скрылся отряд. Он остановился среди густого орешника.
- Ну, довольно, мы далеко за городом! - отозвался начальник отряда. - Пора кончать с ней.
Конюхи отвязали Людомиру, которая едва дышала от боли и страха.
Девушка была красной, кровь прилила к лицу, и, казалось, Люде осталось недолго жить. Она лежала без движения.
- Ну, давай веревки! - раздался чей-то голос.
Один из конюхов начал распутывать постромки.
- Тоже ведь князю Бог весть какая мысль пришла, - сказал кто-то из конюхов. - Посадил бы ее надолго в темницу, как Вышеслава, а то бы повесить велел, как воеводу, и кончено.
- Не твое дело, - оборвал говорившего начальник отряда.
Кто-то взял Люду за ноги и потащил к коню. Вдали показалась запыхавшаяся Добромира. Кто-то из конюхов обратил на нее внимание.
- Вот ведь, - заметил он, - живучая, как кошка!
Тем временем конюхи за ноги приволокли Люду к расседланному и разнузданному коню, вздели ей на одну ногу петлю из веревки, задернули несколько раз и другой конец накрепко привязали к лошадиному хвосту.
Прибежала Добромира... Теперь она догадалась, каким образом окончатся страдания Люды.
Собрав последние силы, она растолкала конюхов и грохнулась на землю подле Люды. Плач и слезы старухи привели в чувство обомлевшую девушку. Она открыла глаза и блуждающим взором обвела толпу людей, пытаясь понять, что же случилось. Она угадала наконец свое положение и обратилась к Добромире:
- Мамушка! - простонала она. - Собери мои косточки и положи подле отца.
Добромира продолжала лежать, нагнувшись над Людой.
- Уберите старуху прочь! - крикнул главный.
- Нет, нет! - закричала мамка. - Привяжите и меня. Я хочу умереть вместе с ней; я уже не нужна на этом свете.
- Замолчи, старуха, замолчи!
- Уберите ее!
Кто-то из конюхов схватил старуху за руку и оттащил в сторону, так что она невольно отпустила Люду.
Отряд разделился надвое, и тотчас же раздались свист, крик, и удары
посыпались на спину коня, к хвосту которого была привязана Люда. Конь не сразу двинулся с места, он повернул голову в сторону, посмотрел на лежавшую на земле девушку, захрапел... Пытаясь избавиться от тяжести на своем хвосте, он так сильно ударил копытами, что засыпал глаза стоявшим, потом, внезапно сделав прыжок, бросился сквозь заросли.
Добромира с воплями бежала за лошадью. До ее слуха долетали хруст сухих веток и глухой стук ударявшегося о землю тела. Эти страшные звуки мешались с топотом копыт, далеко раздававшимся среди долины Лыбеди. Добромира слышала за спиной крики и смех конюхов.
- Беги, беги, бабка, беги!
- Поспешай, не то не догонишь!
- Еще бы ей не догнать, вишь, какая прыткая!
Но вот они сели на коней и по лесной дороге отправились к Лыбеди, по-видимому желая узнать, в какую сторону убежала лошадь. Но едва они сделали несколько шагов, как заметили на корчевьях то, что осталось от несчастной.
- Недалеко же конь унес ее живой!
- И впрямь недалеко.
Палачи заботились только о том, чтобы принести весть о смерти Люды, до всего остального им не было дела. Они обогнали Добромиру и направились дальше к мосту и мельнице на Лыбеди. Мост был узок и оканчивался плотиной, обсаженной по обеим сторонам ивами.
Едва они выехали на поляну, как заметили среди зарослей вербы коня, а неподалеку от него старого мельника, который что-то обтесывал на плотине. Заметив бегущего коня, он остановился и глядел ему вслед. Конь мчался прямо на мостик, и мельник поднял топор, чтобы остановить его, но конь, храпя, промчался мимо него. Мельник понял, какую страшную ношу тащило за
собой животное...
Когда конюхи выехали на поляну, конь весь в пене лягался, храпел и рвался что было мочи вперед: веревка, привязанная к его хвосту, захлестнула пень и остановила коня. Рядом лежал труп девушки. Мельник подошел к трупу Люды, остановился и печально покачал головой.
В это время подъехали конюхи и, убедившись, что Люда мертва, вернулись по этой же дороге в Киев.
Проезжая мимо Добромиры, они не преминули крикнуть на прощанье:
- Беги, беги, бабка! Твоя Люда крепко спит на плотине, под вербой. Мельник ее караулит.
Добромира, запыхавшись, добежала до трупа Люды, упала наземь и замерла...
Несчастную Люду настигла месть за преступление, которого она не совершала. Добромире не довелось собрать ее косточки и схоронить подле отца. Она скончалась рядом со своей любимицей.
------------------------------------------
Равита Франтишек. На красном дворе
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0