Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Сайт, посвященный истории
пыток и смертной казни, их
эротической составляющей

 
Пытки и казни » Рассказы » Искусство мастеров » Завещаю вам жизнь. Владимир Прибытков (фрагмент)
на правах рекламы

Завещаю вам жизнь. Владимир Прибытков (фрагмент)

Автор: torturesru от 4-03-2015, 13:57

Автор: Владимир Прибытков

 

Каково же было удивление Граве, когда в конце ноября Дитрих сообщил о существовании подпольной радиостанции на окраине Брюсселя, Молеенбеке, регулярно ведущей передачи с одного места

 

Граве бросился в Бельгию. Его сопровождали сотрудники СД и СС.

 

Слова Дитриха подтвердились. Пеленги два раза прошли через виллу «Розина» в Молеенбеке. Вилла стояла отдельно от других домов, сомнений быть не могло.

 

Получив согласие Берлина, Граве возглавил налет на виллу.

 

Дождавшись, когда неизвестный радист начнет передачи, сотрудники гестапо окружили район, Граве и пятнадцать офицеров службы безопасности ворвались в виллу.

 

Стальную цепочку на дверях перекусили специальными щипцами. Появившуюся в передней пожилую женщину (впоследствии выяснилось — хозяйку виллы) сбили с ног, заткнули ей рот и с оружием наготове устремились в дом. На втором этаже горел свет. В большой гостиной, заслышав топот солдатских сапог, пытались запереть дверь, но не успели. В гостиной находились три человека: мужчина и две молодые женщины. Граве бросился к пылавшему камину, пытался выхватить из пламени почерневшие бумаги, но они рассыпались в пепел. Граве обернулся. Агенты гестапо уже надели на обитателей виллы наручники. А посреди стола стояла рация...

 

Граве старался не вспоминать, что творили с арестованными в казармах СС. Но по долгу службы и в интересах Великой Германии он ни разу не уклонился от присутствия на процедурах допроса. Он наблюдал, как арестованных пропускали через ледяные ванны, добиваясь посинения лица и почечных колик, как всем им забивали под ногти рук и ног стальные иглы, чтобы они сказали, кто их руководитель, и назвали применяемый при радиосвязи шифр.

 

Граве не мог понять, как арестованные выдерживают боль. В глубине души он чувствовал, что сам бы не выдержал и малой толики выпавших на долю этих людей страданий...

 

Первым сдался радист, которому пригрозили размозжить мошонку.

 

Он назвал имя руководителя, скрывавшегося под псевдонимом «Аргус», и сказал, что шифр знает только Роза Петрова. Роза Петрова на последнем допросе стоять не могла.

 

Ее поддерживали под руки.

 

Штурмбаннфюрер подошел к арестованной, поднял ее голову.

 

— Ну, шлюха, — сказал он, — будешь говорить? Ваш радист раскололся. Мы знаем, что шифровальщица ты.

 

Женщина молчала.

 

— Ладно. — сказал Таубе. — Сейчас я тебе кое-что покажу. Приведите Рябчикова.

 

Солдаты ввели

одного из русских.

 

— Слушай, — сказал Таубе женщине, — мы знаем, что ты замужем и что твой муж Петров. Сейчас я тебе по-кажу, что мы сделаем с твоим мужем, если будешь упорствовать.

 

Солдаты раздели Рябчикова. Избитый, он выглядел страшно. Рябчикова подвели к двери. Таубе следовал за арестованным. Заставьте шлюху глядеть! — приказал он. Один из солдат протянул руку вниз, и майор Граве отвел глаза. Он бы и уши закрыл, чтобы не слышать удара двери и нечеловеческого вопля, вырвавшегося у Рябчикова.

 

Солдаты отпустили Рябчикова. Он скрючился, на каменный пол, задергался в конвульсиях. Под его животом расползалось черное пятно крови.

 

— Видела?! — крикнул, как пьяный, штурмбанфюрep Таубе. — Будешь молчать - твой муж станет таким же!. Давайте Петрова!

 

Петров, высокий светловолосый мужчина с лицом, похожим на кусок свежего мяса, войдя в комнату он сразу понял, что произошло.

 

— Раздеть! — крикнул Таубе.

 

Петров, с которого сдирали одежду, посмотрел на жену.

 

Роза Петрова дергалась в руках солдат. С ее лицом происходило что-то странное. Граве вдруг понял, что женщина прокусила губу, чтобы не закричать, по ее подбородку текла струйка крови.

 

Петрова подвели к двери. Зажали между нею и косяком мошонку.

 

Таубе поднял ногу, чтобы повторить удар.

 

И тогда Роза закричала.

 

— Нет! — кричала она. — Нет!

 

— Говори! — заорал Таубе. — Шифр!

 

— Молчи! — рванулся Петров к жене. — Молчи! Во имя...

 

Его крепко держали, волокли к двери.

 

— Говори! — выл Таубе.

 

Женщина обвисла на руках солдат.

 

— Жизнь! — вырвалось у нее. — Ему и мне. Жизнь!

 

— Молчи, Роза!

 

— Мы подарим вам жизнь! Говори!

 

— Нет! — оглушительно крикнул Петров. — Нет!

 

Таубе нагнулся над женщиной.

 

Внезапно стало тихо.

 

И в этой тишине Граве услышал шепот женщины: «Чудо профессора Ферамона...»

 

И страшный стон Петрова, подтвердивший, что его жена не солгала, выдала шифр...

 

Нет, Граве не любил вспоминать этих сцен. Не любил вспоминать и тот день, когда, убедившись, что Роза Петрова правильно назвала книгу, применяемую для шифровки телеграмм русскими разведчиками, гёстапо расстреляло ее и ее мужа. Не любил вспоминать, что даже перед смертью Петров не повернулся к рыдающей, умолявшей простить жене. Поведение этого человека вызвало в майоре Граве животный ужас. Угроза страшной расплаты таилась в несгибаемой воле истерзанного русского разведчика...

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
 

Уважаемые вебмастера, Вы на
сайте "Пытки и казни"
работающем на
DataLife Engine.
Текущая версия 9.6.