Свидетели не нужны.

Автор: Каракулин

 

- Серый, да брось ты с этой кассой возиться, - Лохматый едва мог приподнять баул, набитый продуктами и шмотками. – Эта выдра наверняка выручку сдала. Во, сколько белой набрали, и все за четыре двенадцать!

- Ладно, - тот отбросил ломик. – Теперь ноги отсюда. Сервелат весь положил? Может, консервы прихватим?

- Не, тяжелые, бля.

 

Они осторожно открыли дверь, на которой висел изуродованный замок, и выглянули на улицу. Догорала вечерняя заря. Было тихо, даже собаки не лаяли.

- Дрыхнут все давно, не боись. И-ых! – Серый поправил сумку, безбожно оттягивающую плечо, и решительно двинулся к перелеску. Лохматый поспешил следом.

Из мрака неожиданно выплыли две фигуры в белом.

- Во бля, влипли… - прошептал Лохматый.

- Это Танька Селиверстова, - ответил Серый, пряча лицо. – Она ж меня как облупленного, с третьего класса!

 

Девушки приблизились.

- А, Серега! Саенко!– весело заговорила одна из них. – Что-й то вы шляетесь ночами? Да еще с багажом!

- Пошли, пошли, - потянул приятеля за рукав Лохматый.

- Нишкни! – одернул его Серый и повернулся к девушкам. – А вы-то чё шляетесь, да еще при параде?

- С именин идем. Вот Наиля, подруга моя с Югов приехала, когда-то в пионерлагере вместе были, - представила Таня свою спутницу.

- А это Лох… В смысле, Петя. С Севера, только откинулся…

- Чево-чево?

- Через плечо. Ну ладно, нам пора, переезжаем вот, - и Серый, не дожидаясь ответа, пошел прочь.

Лохматый догнал его и зашептал:

- Все, мохнатой накрылись…заложат как пить дать…что делать, а, Серый?

- Снять штаны и бегать! Сумки вот туда, в кусты заховаем, и обратно.

 

- Эй, Танька! Селиверстова! Идите сюда, дело есть…

Девушки удивленно оглянулись.

 

…Серый отворил дверь в подсобку и нашарил выключатель.

Таня и Наиля нерешительно вошли следом.

- Значит так, - голос его стал жестким и неприятным. – Ты, Танька, не дура и наверняка въехала в телегу. Да, мы сельмаг грабанули. Кончать мы вас не будем, мы добрые. Если что, есть у нас кореша, из-под земли достанут. А сейчас будете делать то, что я велю.

- Что именно? – спокойным голосом спросила Таня.

- Сначала отсосете у нас, обе, одновременно, а потом…

- Ах ты, падаль! – и она влепила ему звонкую пощечину.

Лицо Серого исказилось яростью. Он схватил девушку за шею и начал душить. Она пыталась сопротивлятся, но хватка у чемпиона школы по самбо была железная. Бросив обмякнувшее тело на пол, он со злостью пнул его и сплюнул.

Наиля стояла ни жива ни мертва.

- А ну-ка, зверушка, раздевайся! – приказал ей Серый хриплым голосом.

- За-зачем? – прошептала она.

- Драть тебя будем, «зачем»… Жить хочется? Тогда давай. А то придушу, вот как её.

 

- У, класс!.. – Серый застегнул штаны. – Лохматый, а ты чего?

- Да у меня что-то, я как-то…

- Ну, хозяин-барин…

- Можно мне идти? – услышали они дрожащий голос Наили.

- Ты что, сучка, стебаешься? – ядовито заговорил Серый. – В ментуру собралась?

- Нет, честное слово нет…

- Нам твое честное слово пофигу, - ответил Серый, доставая шпагат. – Ну-ка, повернись.

 

И он крепко связал ей руки за спиной.

- Ну, а теперь двигай сюда. Лохматый, подай табуретку!

- Зачем? – опять спросила Наиля.

- Не, ну ты дура или че? Вздернем тебя щас, что не понятно?

- Зачем? Не…не надо, не надо, пожалуйста.

- Вот заладила сорока Якова. Быстро залазь, или я… А ну, давай-ка, Лохматый, - и они вдвоем поставили ее на табурет, после чего Серый быстро натянул веревку и привязал ее конец к трубе.

 

Девушка часто и громко задышала, из глаз ее полились слезы.

- А фигура у нее ничего, - заметил Лохматый.

Наиля с надеждой посмотрела на него.

- Мальчики, мальчики, - сквозь плачь прохрипела она.

- Что, надумал? – спросил Серый Лохматого и потянулся к веревке.

- Да не, я так просто.

- Мальчики, не надо, я никому не скажу…

- Покедова, и Таньке привет, - не удостоил ее ответом Серый и выбил подставку.

Хрупкое обнаженное тело бешено задергалось, но пару минут спустя замерло.

 

- Давай-ка и эту подвесим, - мотнул Серый головой в сторону лежащей Таньки.

- Так она же трупец уже.

- А не ровен час очухается? Бабы иногда впадают в этот, как его…

- Анабиоз, что ли? – вспомнил Лохматый.

- Во, точняк, анабиоз. Ты прям прохвессор, Лохматый. А меня как из ремесленного выперли, так ни разу книжки не открыл... Короче, береженого бог бережет. Вот, рядком ее. Да и вообще, для симметрии.

- Для симметрии ее раздеть надо.

- Толково кумекаешь, - и Серый осклабился.

 

…- Во, бля, какие буфера! Какого кайфа лишила, паскуда!

- Ладно, чего теперь, давай-ка короче, - Лохматый надел петлю на шею лежащей.

 

Свидетели не нужны.Они повесили ее рядом с подругой. Лохматый порылся на полках и достал небольшую канистру:

- Керосин. Наследили мы тут.

- О, нормалек, - оживился Серый, - Щас красного петуха пустим, и дело в шляпе. Будут две жареные сосиски.

 

Они оглянулись, отойдя уже порядочно. За огородами вспыхивал багрянец.

- Ну вот и все, а ты боялась… - весело подытожил Серый. – Учитесь, юноша, что значит жить красиво!

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0