Обратный отсчет в Родезии

Автор: Жерар де Вилье

 

— Он приказал раздеть меня и сковать наручниками за спиной. Потом он посоветовал мне поразмыслить, пока он сходит помочиться... Вернувшись, он спросил, хорошенько ли я подумала. Я сказала, что ничего не знаю, что вы видели меня за телефонным пультом, что я просто решила сходить потанцевать с вами для собственного удовольствия...

 

Файет говорила однозвучным голосом, не глядя на Малко. Рэг Уэйли держался в некотором отдалении, наблюдая за дорогой, шедшей по краю кукурузного ноля. Даже в нескольких шагах кукурузные стебли совершенно скрывали от глаз улегшихся на земле Малко и Файет.

 

После изнурительного перехода через буш под палящим солнцем и гнетом страха они расположились в километре от фермы Баргера.

 

— Он вас... — начал Малко.

 

— Он засучил рукава и опоясался кожаным фартуком, обвязал меня ремнем под животом и повалил в ванну. Он держал мне голову под водой, пока я не начинала захлебываться. Тогда он выдергивал меня из воды за волосы, стегал бичом из воловьих жил и начинал допрашивать: Что говорил Боб? Как ты познакомилась с ним? На кого ты работаешь? И так пять раз подряд. Я потеряла сознание... На другой день они подвергли меня другой пытке. К столу был прикреплен носорожий рог. Меня сажали на него, а потом тянули за лодыжки.

 

Она умолкла. Малко не посмел продолжить расспросы.

 

<...>

 

На дорогу спрыгнул один из двоих. Дон Кристи!

 

Он держал в руке автомат «узи». Поскользнувшись в грязи, полицейский упал с воплем:

 

— Эй, черномазая!

 

Неизъяснимый ужас сковал Файет. В памяти сразу ожили тесный кабинет, побои, ванна, нестерпимое унижение пытки носорожьим рогом, вонзающимся в задний проход, обступившие ее гогочущие полицейские. Дон Кристи не успел подняться.

 

Задрав подол длинной юбки, Файет вытащила секач и бросилась на полицейского. Лезвие обрушилось на него, когда он уже вставал с земли, но просвистело мимо головы, разрубив ключицу. Дон Кристи рухнул в придорожную канаву, обливаясь хлынувшей из раны кровью. Обеспамятевшая от страха Файет озиралась кругом. Из «лендровера» вылезал второй полицейский. От него не убежать. И тут в ее голове мелькнула сумасшедшая мысль. В десяти шагах находились ворота на ферму Баргера. Если застигнуть их врасплох, может быть, удастся перебить всех белых. Но главное — наемник!

 

Она побежала, держа в руке окровавленный секач, влетела во двор, обогнула белый «мерседес», нырнула в галерею, ведущую к гостиной и внутреннему двору, готовая убить любого, кто попался бы ей на пути.

 

Джон Баргер поднимался из погреба с бутылкой виски, когда услышал доносившиеся с дороги крики. Он отправился взглянуть, что происходит, как вдруг навстречу ему выскочила негритянка с безумными глазами и кинулась на него, размахивая обагренным кровью секачом.

 

Тед Коллинз ушел разведать место переправы. Боб Ленар и Дафна Прайс спали. Фермер не растерялся. Со всего маху он запустит бутылкой в чернокожую. Ударившись о хрящ носа, бутылка разбилась, виски залило лицо Файет.

 

Ослепленная, оглушенная ударом, она остановилась с разбега, прижала ладони к лицу. Сквозь мутную пелену она видела, как фермер метнулся к «фалу», прислоненному рядом с рацией. Схватив винтовку за ствол, он изо всех сил ткнул перед собой прикладом. Лицо Файет лопнуло, как зрелый плод. Выронив секач, она вскинула руки к лицу, словно хотела зажить рану, и без единого звука рухнула, как подкошенная. Джон Баргер подошел к ней и поднял оружие, но, видя, что негритянка лежит бесчувственная, опустил дуло. Он собирался всадить ей нулю и голову, но передумал. Оправившись от испуга, он чувствовал теперь, как в нем закипает бешенство. Но дворе поднялся немыслимый переполох, раздавались крики. Но это его не касалось. На цементном полу натекла лужа крови. Закатив глаза. Файет хрипела. Взглянув перед собой, Баргер увидел перепуганную Лизбет.

 

— Знаешь эту мерзавку? — спросил он.

 

Лишившаяся от ужаса дара речи, Лизбет только покачала головой. Фермер приказал ей:

 

— Принеси веревку и половую тряпку.

 

Она выбежала, толкнув по дороге вышедшего из комнаты Боба Ленара.

 

— Что произошло? — спросил бельгиец.

 

Джон Баргер ставил на место винтовку. От смешанного запаха виски и крови поднималась тошнота.

 

— Террористка! Сейчас мы ей покажем, где раки зимуют.

 

Наемник стал над распростертым телом чернокожей. Он узнал Файет. Какая нужда привела ее сюда? Появилась Лизбет с длинной веревкой, которую Джон Баргер вырвал у нее из рук. Быстро связав одним ее концом лодыжки Файет, он выпрямился и бросил Ленару:

 

— Помогите!

 

Вдвоем они отволокли ее на веранду у проволочной изгороди. Джон Баргер неторопливо засучил рукава, в восторге от возможности развлечься чем-то еще помимо виски. Он вышел и тотчас вернулся с толстым бичом. Файет продолжала истекать кровью, обезображенное лицо превратилось в пузырящееся кровавое месиво. Боб Ленар отвернулся, борясь с подступавшей тошнотой. Был бы здесь Тед Коллинз! Джон Баргер счел его молчание за одобрение.

 

— Однажды я уже так проучил одного. Потом валялся целую неделю на дворе. Воняло, конечно, зато всем все стало понятно.

 

Взмахнув бичом, он стегнул Файет но груди, порвав верх платья. Файет дернулась, перекатилась на живот, пытаясь защититься от ударов. Бич вновь поднялся и обрушился теперь уже на спину, вырвав кусок ткани и обнажив коричневую кожу. Фермер стегал неторопливо, делая небольшую остановку после каждого удара, норовя хлестнуть но самым чувствительным местам. С каждым разом толстый кожаный бич впивался в тело все глубже, рассекая кожу, срывая последние клочья платья. Файет извивалась, как разрубленная гусеница.

 

Боб Ленар налил себе стакан виски, проклиная собственное малодушие.

 

Но вот Джон Баргер остановится. Окровавленный куль у его ног не двигался. Фермер грузно опустился на стул и заорал:

 

— Лизбет!

 

Когда прибежала служанка, он велел ей:

 

— Неси ведро уксуса!

 

Лизбет принесла. Фермер окунул бич в уксус, чтобы кожа пропиталась им.

 

— Коже это только на пользу! — осклабился Баргер.

 

Он щелкнул бичом, взмахнул и хлестнул Файет между ног.

 

Из горла Файет вырвался звериный вой.

 

За проволочной оградой сгрудились чернокожие, с ужасом наблюдая за экзекуцией. Джон Баргер махнул бичом в их сторону и крикнул:

 

— Глядите хорошенько и расскажите тем, кто ее прислал. Ни одна черная образина не выгонит меня отсюда.

 

С удвоенной силой он принялся вновь хлестать распростертое тело. Файет надрывно кричала. За спиной Баргера появилась разбуженная воплями Дафна Прайс. Фермер даже не заметил ее появления. Боб Ленар подошел к Прайс и тихо промолвил:

 

— Мисс, нужно его остановить. Эта девка — присланная из Солсбери террористка.

 

Лишь теперь Прайс узнала Файет. Здоровой рукой она схватила фермера за запястье.

 

— Прекратите! Прекратите! Не нужно ее убивать, нужно допросить.

 

Джон Баргер оборотился к ней и ткнул ей в бок рукоятью бича:

 

— Я сам знаю, барышня, что нужно делать с этой сволочью. Отойдите!

 

И, не обращая внимания на ее возражения, совершенно ошалев от спиртного, продолжал стегать окровавленное неподвижное тело. Теперь Файет не чувствовала даже уксуса.

 

Малко обвел внимательным взглядом необъятное кукурузное поле, простиравшееся вокруг сарая. Ни души. Пол сарая настолько пропах табаком, что дурманило голову. Развешанные листья тихо шуршали от вечернего ветерка.

 

— Здесь заночуем, а как начнет светать, пойдем к ферме. Надеюсь, Файет узнает кое-что любопытное.

 

Рэг Уэйли помалкивал, свернувшись калачиком. О будущем он старался не думать. В сущности, он не раскаивался в том, что бросил свою тесную контору. Теперь он, по крайней мере, жил. Он потянул носом пропахший табаком воздух.

 

— Здесь хоть покурить можно, — заметил он, рассмеявшись своим мелким язвительным смешком.

 

Родезия занимала одно из первых мест в мире но производству сигарет.

 

Малко осмотрел обе «уитерби-460».

 

— Давайте отдыхать, — предложил он. — Завтра у нас трудный день.

 

Тед Коллинз с содроганием глядел на то, что осталось от Файет. Ужасная картина: один глаз висел на зрительном нерве, тело превратилось в сплошную рану. Ничего подобного полицейский в своей жизни не видел. Но черная, как пить дать, пришла не одна! Он сурово отчитал фермера:

 

— Вы не имели права доводить ее до такого состояния! Террористов следует передавать Особому отделу!

 

Джон Баргер обиженно пожал течами:

 

— Ну, эта уже угомонилась...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0