История Кэрол

 

Carol`s Tale, ©Thndrshark, 1999 (http://welcome.to/liquidsmooth);

 

Вольный перевод на русский - ©CryKitten, 2000

 

 

 

От автора:

Я никогда не закончу этот рассказ. Я не знаю, что будет дальше. Передо мной слишком много вариантов продолжения, или наоборот, слишком мало. Я поставил "Конец первой части" внизу, завершая то, что написал... Может быть, кто-нибудь подтолкнёт меня хорошей идеей?

 

 

 

От переводчика:

На сайте "LiquidsMooth" этот рассказ предваряется "политкорректным" предупреждением для тупых янки. Мол, тут не ребёнок, а совершеннолетняя женщина, которая только ВЫГЛЯДИТ как ребёнок! Так и хочется повторить за одним из героев фильма "Брат-2": "...Вот уроды!". И в рассказе Кэрол тоже взрослая, совершеннолетняя саб, которой повезло иметь тело, похожее на детское.

 

Как они не понимают, что этот сюжетный ход просто УБИВАЕТ всю прелесть истории?! Кроме того, часть описанных трансформаций Кэрол невозможна, если она - взрослая женщина, а не ребёнок. Я выкинул главу бредятины об Интернете, чатах, аукционах, подделанных документах и тому подобной чепухе. Моя Кэрол - несовершеннолетняя. То, что получилось - перед тобой.

 

Настало время смены школы, и это возбуждало Кэрол. Последний на сегодня урок подходил к концу, школьница явственно чувствовала напряжение в воздухе. Напряжение, созданное её собственным нетерпением. Негромкий шум в классе чуть-чуть усилился, до звонка оставалось всего несколько минут.

 

Кэрол вслушивалась в говор вокруг, и ей было немного грустно. Одноклассники обсуждали предстоящие каникулы, и их смех и шутки печалили девочку. Её подруги снова встретятся осенью, но уже без Кэрол.

 

О новом месте учёбы школьнице не было известно почти ничего. Частная школа. Закрытая школа. Недалеко от дома, как говорили родители, но далеко от её прежних друзей и подруг. Кэрол снова оглядела класс, заполненный едва наполовину. Одноклассницы, к которым девочка привыкла. Одноклассницы, которые так и не пустили её в свой круг. Девочки с едва наметившимися грудями, ещё не вызывающими трепет мужских сердец.

 

Кэрол отличалась от них. За последние два года её тело сильно изменилось. Груди, опережая возраст, распирали тесную блузку, изменив обычный для её возраста размер "34A" на близкий к "38D". На изящном худеньком теле такие шары выглядели провокационно, оскорбительно для молоденькой девочки! А родители, вместо того, чтобы скромно прикрыть огромные груди, не упускали случая подчеркнуть их красоту, заставляли её носить тесную, обтягивающую одежду.

 

Кэрол было всего четырнадцать, но она уже выделялась среди своих подруг, невинных молоденьких школьниц. И не только телом. Кэрол была сексуальной рабыней своих родителей.

 

Она росла, привыкая к ежедневной боли и унижениям. Прошло уже два года с момента её удочерения странными людьми, называющими себя "папой" и "мамой". И всё это время Кэрол была игрушкой в их руках. Всего лишь любимой игрушкой.

 

Вот и сейчас, когда школьница ёрзала в ожидании звонка на жёстком школьном стуле, надувные фаллосы распирали её влагалище и задний проход, и Кэрол с ужасом представляла себе то, что произойдёт позднее.

 

Ее соски, твёрдые после многих дней интенсивных тренировок, нагло выпирали сквозь ткань шёлковой блузы школьной формы. Вдох, и груди чуть-чуть приподнимались. Выдох - опускались, и эти движения причиняли Кэрол лёгкую боль от натяжения цепи, соединяющей кольца, проткнувшие основание каждого её соска. Через прорезь спереди корсета цепь бежала к низу живота, приковывая кольца к такому же стальному украшению в клиторе.

 

После месяцев упражнений окружность талии составляла всего восемнадцать дюймов, располнеть Кэрол не давал тесный кожаный корсет на стальных костях, отчётливо видимый под школьной формой. Контраст между тонкой талией и огромными шарами грудей был потрясающим. В отличие от одноклассниц, груди которых только-только начали увеличиваться, фигура Кэрол уже сейчас была вызывающе эротичной. И выдающиеся вперёд груди снова и снова напоминали Кэрол, кто она такая. Она - рабыня.

 

Вид огромных шаров над тонкой талией, невинное выражение детского лица... Что-нибудь более унизительное было бы сложно придумать. Так казалось Кэрол каждый раз, когда она разглядывала себя в зеркало.

 

Погрузившись в раздумья, Кэрол, тем не менее, не забывала об учёбе. Учитель был посвящён в планы её родителей, и хотя школьница вряд ли вернётся в этот класс снова, дома всё равно узнают о её ошибках последних дней. Учитель регулярно рассказывал папе о приёмной дочери, и если девочка бывала недостаточно прилежной, то её ожидали наказания, которые подруги вряд ли могли себе вообразить. Разве что в тёмных ночных кошмарах...

 

Со звонком урок закончился. Глядя на собирающихся домой подруг, Кэрол снова испытала чувство потери. Очередная глава её жизни близилась к завершению.

 

Звонок нарушил плавное течение мыслей, Кэрол выскользнула из-за маленького столика и встала на ноги, обутые в балетные туфли на семидюймовых каблуках. Привычно балансируя на кончиках пальцев, направилась к двери в коридор. Шаги на цыпочках казались ей одновременно унизительными и возбуждающими. Вышагивая неестественно прямо, Кэрол старалась не замечать пристальные и похотливые взгляды проходящих мимо людей.

 

Ее плиссированная юбка, типичная школьная форма, была немного короче, чем у одноклассниц, и Кэрол опасалась наклоняться. Ведь кто-нибудь мог заметить кожаный ремень, проходящий между ног и удерживающий фаллосы внутри девочки, или две резиновые груши, болтающиеся между бёдер.

 

Прислушиваясь, девочка слышала тихое позвякивание замочков, запирающих ремень надетого на неё "пояса верности". Она уже давно смирилась с тем, что бублик вибратора, встроенного в пояс, постоянно прижат к её маленькому клитору, и включается, когда ему вздумается. Благодаря хорошим батарейкам вибратор мог работать весь день до возвращения девочки домой. Включаться, выключаться, терзая Кэрол и удерживая её в шаге от оргазма.

 

Жар желания часто заливал краской её щёки, окружающие принимали его за стыдливый девичий румянец, не подозревая об истинных ощущениях школьницы.

 

Выйдя в холл школы, Кэрол задержалась у расписания занятий. Цепи, дёргающие её за соски и клитор, вибратор, истязающий её, раздувшиеся фаллосы, каблуки, заставляющие ходить на цыпочках... Школьница перебирала ощущения, неразрывно связанные со старой школой. Она была уверена, что больше сюда не вернётся.

 

Кэрол была официально удочерена Хендерсонами два года назад. Тогда ей было двенадцать, и она думала, что будет вечно жить в интернате, приютившем девочку после смерти родителей. Шесть лет, проведённые в казённых стенах, не прошли даром, Кэрол всеми силами стремилась вырваться оттуда. И ей это удалось, но, начав жизнь в новой семье, девочка обнаружила, что её удочерение - это нечто особенное.

 

Кэрол хорошо помнила первый день с Хендерсонами. Втроём они бродили по городу, и новые папа и мама исполняли любое желание дочки. Но день медленно перетёк в вечер, и настала пора возвращаться домой.

 

Мама раздела её полностью и выбросила казённую одежду в мусорный ящик. Подарки, купленные днём, отправились туда же, и нагая Кэрол прошла вслед за родителями в ванную комнату.

 

Кэрол ожидала, что её просто искупают, но этот процесс растянулся на часы. Тщательно вымыв её, мама аккуратно побрила нарождающийся пушок под мышками и на лобке, а папа смазал всё её тело ниже шеи резко пахнущей мазью, которая была смыта через несколько минут. Ей объяснили, что волосы в местах, смазанных мазью, расти не будут.

 

Чувствуя стерильную беззащитность своего тела, Кэрол направилась вслед за родителями в детскую комнату. Её комнату! Розовые обои с множеством рисунков смешных зверьков, чистая застеленная кровать с высокими спинками, плотные шторы на окне.

 

Мама попросила девочку присесть на край кровати, и в её голосе появилось плохо скрываемое нетерпение. Родители, словно устав ждать, принялись торопливо готовить приёмную дочку ко сну. Глаза Кэрол широко раскрылись, может быть, она уже спит?

 

Мама присела у кровати и принялась надевать на её ноги сделанные на заказ балетные туфли, втискивая нежные пальчики ног в их тесные носки. Кэрол попыталась вырваться, но папа придержал её за плечи, а мама, справившись с туфлями, застегнула ремни вокруг лодыжек и повесила на пряжки маленькие замочки. Ступни Кэрол оказались впрессованы в невозможно тесные колодки, и слёзы боли брызнули из её глаз.

 

Приподняв за плечи девочку, папа приказал ей встать и наклониться вперёд, затем она почувствовала, как что-то коснулось талии. Мама застегнула "пояс верности" и продолжала что-то делать позади неё. Внезапно эластичный фаллос вошёл в её девственное влагалище, распирая девочку. Поражённая новыми ощущениями внутри, Кэрол запоздало почувствовала, что другой фаллос протискивается в её расслабленный сфинктер. Перехватило дыхание, оба фаллоса были одинаковы, оба невообразимо огромны! Они почти соприкоснулись внутри несчастной девочки, когда ремень "пояса верности", пройдя поверх них, был подсоединён к передней пряжке и натянут.

 

Последовал приказ встать вертикально.

 

"Пояс верности" был специально разработан, чтобы удерживать фаллосы внутри. Папа затянул ремень сильнее, вынуждая резиновые предметы погрузиться в тело девочки ещё немного, и запер его спереди на замочек.

 

Переступив с ноги на ногу, Кэрол, холодея, почувствовала, как что-то коснулось её бёдер. Посмотрев вниз, она увидела две резиновые груши, свисающие из её запечатанной промежности. Прежде, чем она поняла их назначение, мама подняла её руки над головой, а папа установил жёсткий резиновый корсет со стальными костями на её талию, и принялся шнуровать его.

 

Начинаясь немного ниже грудей, корсет заканчивался на бёдрах. Шнурки затягивались всё туже и туже, и Кэрол начала задыхаться, ловя воздух ртом. Её тонкая талия, несчастные двадцать один дюйм, превратились в девятнадцать! Но края корсета ещё не сошлись, предвещая в будущем дальнейшее уменьшение окружности.

 

Ей позволили опустить руки, и папа завёл их за спину. Запястья оказались связанными. Кэрол всегда была гибким ребёнком, способным принимать необычные позы, и поэтому, когда папа связал локти ещё одной узкой кожаной лентой, они соприкоснулись. Теперь девочке придётся привыкать к такой форме неволи.

 

Замученные пальцы ног болели всё сильнее, но девочке не позволяли сесть. Широкий "строгий" ошейник из кожи, сделанный точно по размеру, туго обхватил шею, вынуждая высоко поднять подбородок.

 

Кэрол услышала щелчок замка позади головы, запирающий ошейник. Беспомощность девочки становилась всё нагляднее. Юное тело принимало всё больше и больше предметов, причиняющих мучения.

 

Мама собрала её длинные светлые волосы в пучок и немного развернула девочку, чтобы Кэрол могла видеть себя в зеркале у окна. Корсет вокруг талии сжал тело, и это выглядело красиво, если бы не боль. Резиновые груши свисали между ног, туго натянутый ремень контрастировал с бритой кожей промежности, маленькие губки, выдавленные ремнём, почти скрыли его.

 

Волосы Кэрол были заплетены в косичку и перевязаны узкой кожаной лентой. Косичка почти достала до ремней на локтях. Внезапный рывок за волосы заставил Кэрол посмотреть в потолок. Попробовав опустить подбородок, девочка обнаружила, что не может двигать головой из-за "строгого" ошейника и ремешка на волосах, привязанного к локтям.

 

Папа приказал ей широко раскрыть рот, и кляп в форме фаллоса был вставлен между челюстями. Длина и ширина фаллоса оказались пугающими! Кляп медленно скользил по языку, раздвигая челюсти всё больше и больше. Фаллос полностью заполнил рот несчастной девочки, проник глубоко в горло, щекоча его. Кэрол почувствовала позывы к рвоте, но ей пришлось сдерживать себя, потому что надеяться на удаление кляпа не приходилось. Несколько кожаных ремней сжали её голову, фиксируя кляп.

 

Родители уложили извивающуюся девочку в кровать, на живот, взбили подушку и подоткнули её под грудь. Кэрол смотрела прямо перед собой, в её поле зрения была только высокая спинка кровати. Папа снял тяжёлые цепи со спинки, соединил стойки по углам кровати в изголовье с кольцами по бокам "строгого" ошейника с помощью очередных двух замочков. Ноги девочки тоже оказались широко раздвинутыми. Кэрол чувствовала тяжесть стальных браслетов на лодыжках. Она больше не могла сжать ноги, короткие цепи приковали браслеты к стойкам кровати.

 

Страницы:
1 2 3 4
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0