Складной нож с орлом на рукоятке

Огромный город, застроенный серыми бетонными зданиями. Днём - лучи раскалённого солнца, марево над асфальтом, духота под горячим ветром вентилятора, если сломан кондиционер. Ночью - всё та же духота, клочки чёрного неба без единой звезды над головой, лица людей, раскрашенные светом неоновых реклам в странные цвета. Грязные улицы, тёмные окна. Уезжающие в неизвестность по центральным улицам автомобили, пустынные окраины.

 

Поздний вечер. Не холодно, но прохладнее по сравнению с полуднем, когда хочется выбросить компьютер в окно офиса, вместе со скользкой клавиатурой, и уехать куда-нибудь, где много воды, холодной воды. Москва.

 

Москва... Планерная? Хорошо, пусть будет Планерная, недалеко от станции метро...

 

***

 

Надежда обычно возвращалась домой с работы на троллейбусе. Всего несколько остановок, и - нужная. Куда едет троллейбус после того, как она его покидает? "Далеко, пожалуй..."

 

Этим вечером, уставшая за день, Надя заснула, уютно устроившись на сдвоенном сиденье полупустого троллейбуса. Работа в офисе затянулась допоздна, бумаги требовали внимания к себе. Из-за жары она устала за день больше обычного, да и ночные путешествия в сети давали о себе знать. Троллейбус давно миновал нужную остановку, люди входили и выходили, но это не мешало, сон продолжался.

 

Разбудил её, тронув за плечо, пожилой водитель. Пустой троллейбус стоял за конечной остановкой, на площадке-отстойнике. Лампы в салоне уже погасли, и лицо водителя покрывали резкие тени от света фонарей. "Выходите, девушка, я погоню троллейбус в парк", - раздражённо произнёс водитель.

 

Подобрав упавшую на пол сумочку и оправив короткую тёмную юбку, Надя, поёживаясь, вышла из пустого троллейбуса наружу. Сумерки уже сгустились настолько, что за пределами ярко освещённого прямоугольника, казалось, не было ничего. Ночь вступила в свои права.

 

Надежда медленно пошла к выходу с площадки. Её обогнал троллейбус, на котором она приехала. Взрёвывая в гулкой тишине электромоторами, он мигнул стоп-сигналами, выехал на дорогу, мимо пустынной остановки, и исчез. Оглянувшись, Надя увидела опустевшую площадку-отстойник, - уехавший троллейбус, казалось, изменил что-то в окружающем её мире, увёз последнюю частичку уюта с собой...

 

"Машину, что ли, поймать"? - возникла мысль. Надежда медленно шла по тротуару. Остановилась на бровке, ожидая попутный автомобиль. На часах в свете фонаря было 0:32. "Ох... как же меня сюда занесло?" - подумала она, - "Как же мне теперь домой добраться?". Пустынная улица не давала надежды на попутку. Восстановив в уме примерную карту района, Надя решила дойти до станции метро. Туда, на северо-запад, срезая через дворы.

 

С широкой улицы, кое-где освещённой фонарями, она свернула в переулок. Исправных фонарей там было ещё меньше, всего несколько островков света, тщетно пытающихся разогнать полумрак. Надя, смотря под ноги, прошла первый дом, второй. Интуитивно чувствуя направление, свернула во двор многоэтажного дома. "Метро - до 2:00, надо успеть!" Там - люди, там, около Планерной, большая площадка автобусов. Оживлённая трасса, - можно поймать машину...

 

***

 

Многоэтажный дом углом, двор скупо освещён несколькими уцелевшими лампами, а его центр, занятый строительной площадкой, погружён в темноту. На объездной дорожке виднеются ряды облезлых "ракушек", припаркованные автомобили. Вдалеке, там, где стена дома ломается углом, арка, - выход на смежную улицу. Конечно, можно пройти по дорожке, выйти к арке, а оттуда, пожалуй, недалеко и до людных мест. Но Надя торопится, и решает срезать угол по тропинке, похоже, разрезающей громадный двор по диагонали, мимо недостроенного здания. Как опрометчиво это решение!

 

Тропинка проходит мимо "ракушек", сквозь дыру в заборе стройки, мимо штабелей блоков, покосившегося экскаватора... Нарастает ощущение опасности. Надя замечает в темноте огоньки сигарет, но продолжает идти. Тёмный силуэт здания (Похоже, в далёком будущем это - детский сад), растёт. Тропинка заходит на то, что будет детской площадкой. Строительный мусор, кирпичи на поддонах, штабели труб, одинокая беседка, а в ней - силуэты людей, очерченные светом фонарей со двора. Надя чувствует страх, желание перейти на бег или вернуться и пройти другой дорогой, и в то же время ей кажется, что это будет глупо выглядеть. Да и драгоценное время будет потеряно. Вот так всегда. Сначала - опасение потерять время, а потом...

 

Тропинка проходит довольно близко от беседки, и Надя уже миновала её, боязливо прислушиваясь к негромкому мужскому говору, когда за её спиной раздаётся весёлый голос: "Эй, дамочка! Куда же вы?" Вздрогнув, Надежда ускоряет шаг. Несколько раз спотыкается, оглядываясь, но сзади как будто никого нет.

 

Тропинка внезапно сворачивает влево, прямо к дверному проёму недостроенного здания, и Надя запоздало понимает, что зашла не туда. Придётся возвращаться. Пройти здание насквозь? Войти в тёмное незнакомое недостроенное здание? Нет, всё же лучше вернуться. "И зачем я сюда пошла...", - думает Надя, проходя мимо странно пустой беседки. Быстрым шагом, глядя под ноги... И упирается во что-то. Крепкая рука хватает её за плечо, и человек, чей коренастый силуэт, очерченный золотистым сиянием, она видит перед собой, басом произносит: "Вернулась? И правильно!" Она чувствует, что плечи, словно в тисках, сжаты жёсткими пальцами, да так, что каждый палец в отдельности причиняет боль, сдавливая плечи сквозь тонкую шёлковую блузу. "Отпустите, что вы делаете!" - хочет сказать она, лихорадочно перебирая в уме варианты избавления.

 

- Отпустите, что вы дела... - пытается сказать Надежда, и тут же получает удар ногой под дых.

 

Коленом. Согнувшись, она чувствует, как руки отпустили плечи. И тут же - боль в волосах. Коренастый невысокий мужчина, схватив чёрные короткие волосы Нади, вздёргивает её голову. Она задыхается, пережидая удар. Пошарив в карманах джинсов, коренастый вытаскивает грязный носовой платок.

 

- Кричать будешь на продавцов, сука!

 

И скомканный платок оказывается в её широко раскрытом, хватающем воздух, рту. Грязный шёлковый платок, пролежавший в кармане хозяина много дней, впитавший в себя его пот, заполняет рот ещё не отдышавшейся Нади. Коренастый, сжав волосы сильнее, произносит спокойно:

 

- Только попробуй выплюнуть, увидишь, что будет! - и убирает большой палец правой руки из её рта. Сняв бандану с головы, он отпускает волосы Надежды, и быстро завязывает ей рот, стягивая голову тугим узлом. Затем перехватывает готовые сопротивляться руки, удерживая их за спиной Нади.

 

Бандана проходит через уголки губ, скомканный платок постепенно намокает, Надежда пытается языком вытолкнуть его изо рта, но ничего не получается, - кляп вставлен правильно. Её голова немного откидывается назад, - коренастый, зайдя сзади, выворачивает одну из рук, заставляя Надю выгнуть спину. Груди рельефно выступают под натянувшейся блузкой, мужчина сзади удовлетворённо хмыкает, и толкает её в спину. Тащит к беседке.

 

Последний толчок в спину, и Надежда оказывается перед всей компанией. Её рот блокирует кляп, правая рука больно вывернута, левая схвачена за запястье и онемела. За правым ухом - размеренное дыхание и запах пива. И голос из-за спины:

 

- Какова, покричать, бля, хотела!

 

Компания негромко смеётся, Наталья видит лишь силуэты людей, - фонари стройки светят им в спину. А её лицо хорошо освещено, и на нём отражаются чувства, бушующие внутри неё.

 

"...сначала я не верю, что это происходит со мной, затем подступает страх, и ощущение полной беспомощности (даже кричать не могу!). Беспомощность и беззащитность. И мысли нет о сопротивлении. Сначала я попыталась вырваться, но после удара..."

 

"...всё так, Наталья. Более того, если бы ты попыталась лягнуть насильника за своей спиной, то увидела бы, как он заученно ушёл от удара, задирая твою руку ещё выше. "О! Сопротивляется! Как я это люблю!" Но ты даже и не пытаешься. Вспыхивает зажигалка, и в колеблющемся свете ты видишь их лица".

 

***

 

Лица - все вместе и каждое в отдельности. В глазах - ленивый интерес. Коренастый, дыша более спокойно, ослабляет хватку. Одна из девушек, в косухе, под которой виден тёмный топ, джинсах в обтяжку, и туфлях на низких каблуках подходит ближе.

 

- Вадюх, где ты эту шлюху подобрал? Типа Маринке на ночь замена?

 

- Эту-то? Мимо, бля, шла, пригласил к нам! Не, Маринку не трожь, эта - для всех!

 

- Добры-ый какой... - раздаётся голос. "Тот самый, что звал меня из беседки", - понимает Надя, и дёргается, пытаясь вырваться. Клещи рук Вадюхи сжимаются, девушка в косухе, подошедшая совсем близко, с интересом рассматривает Надю. Надежда пытается поймать её взгляд, попросить о помощи, но натыкается лишь на холодный интерес в чужих глазах.

 

- Мужики, прямо здесь? У нас есть место. - вклинивается третий, молчавший до сих пор. Его слова прерываются женским смехом. Ещё одна девушка, в чёрной кожаной юбке и бесформенной серой блузке с горлом.

 

- Вот Вадюха и потащит эту блядь! Прямо на плече! Тарзан ёбаный!

 

- Ага! Побежал. Я её заловил, вам - раскладывать. Вовчик, ремень давай, рука, бля затекла!

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0