Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Сайт, посвященный истории
пыток и смертной казни, их
эротической составляющей

 
на правах рекламы

Настя

Автор: torturesru от 31-03-2016, 12:13

Автор: Bor

 

…Настя пришла в себя только тогда, когда ее ладошки прикоснулись к шершавым бревнам. Бревна были старые, выветренные, все в трещинах. И еще – она нащупала пальчиками много дырочек. Вот, прямо здесь, на уровне груди…

Непроизвольно Настя сунула пальчик в первую попавшуюся дырочку…

 

Сзади, за спиной, что-то железно щелкнуло, послышался какой-то лающий голос.

Настя вздрогнула, поджала попку…

 

Сзади что-то громко хлопнуло.

И тут же что-то больно и сильно ударило Настю в спину. В поясницу, в плечо, в попу... И, уже сползая по шершавой стене, Настя, как будто со стороны, увидела, вспомнила все…

 

… Сначала, как, выбегая из-за подожженного только что сарая, она уткнулась в большую серую шинель, и потом – резкий удар чем-то... Наверное, прикладом - в лоб. Вот после этого - Настя уже помнила все нечетко….

 

Ее били… Больно, но не сильно.

Потом во рту было что-то. Да, во рту был мужской член. Его засовывали все глубже, она задыхалась. Нет, не один. Другой, третий…

Это было не больно. В рот – не больно…

И было холодно…

Они впихивали свои каменно напряженные органы в ее маленькое влагалище. Сначала было больно, потом – стало даже приятно. Органы были разные. Настя знала, что у мужчин есть член. Она знала, что член предназначен для того, чтобы войти девочке между ног.

Она не знала только, что сперва может быть так больно…

 

И она не знала, что они могут быть такие разные…

 

Что может почувствовать девочка с тяжелым сотрясением мозга?

Длинный и тонкий – так даже приятно…

Толстый – больно!

Большой, толстый – очень больно!

Но если медленно – можно терпеть, а иногда приятно…

Когда она расслаблялась – между ее ног становилось влажно, и тогда было намного легче. После первых раз – она стала расслабляться, и все стало легче.

 

Ее о чем-то спрашивали... Она не могла понять, о чем? Спрашивали и били. Опять спрашивали – и опять били. Холодно… Настя обижалась. За что? Больно… Она хотела, чтобы дядьки ее не били. Она не знала, что сделать, чтобы ее перестали бить... Она сворачивалась в комочек. Болели ребра, спина, бока… Ее опять били.

 

Ей было холодно. Она была голой. Мерзли груди, мерзла спина, болело между ног, и попа. Потом ей связали руки сзади, и подвесили за связанные руки к потолку.

Было очень больно. Плечи болели очень сильно. Она плакала. Умоляла, чтобы ее отпустили. Ее опускали на пол, а потом опять вздергивали.

 

Они что-то говорили, но Настя не могла понять, что они хотят. Она старалась, пыталась им объяснить, но ничего членораздельного не получалось, и ее опять мучили и били. Потом опять ей засовывали член между ног... Это было бы еще ничего. Больно было, когда стали засовывать в попку. Она кричала, просилась… Больно…

Опять больно…

 

Холодно…

 

Потом появились другие дядьки. Черные…

Они тоже били. Били сильно. Ногами, руками, палкой…

 

Потом вставляли члены и спереди, и в попу, и в рот…

Тоже что-то спрашивали, выпытывали. Тогда уже в попу стало не так страшно. Настя уже запомнила, что, если расслабиться – в попу не так больно.

 

Потом появились подружки. Двое, трое… Настя не могла их запомнить. Они были такие же, как она. Все были голые, избитые, все мерзли, прижимались друг к дружке, чтобы согреться.

Настя не помнила их. Они что-то говорили, но Настя их не понимала. Она только хлопала глазами, но скоро поняла, что они менялись. Сегодня были одни – завтра часть из них уже не была, а появлялись другие. Настя всегда была рада новым подружкам. Они, голые, всегда прижимались друг к дружке, спасаясь от холода.

 

Один раз Настю не били и не трогали целый день…

Всех подружек увели, и Насте стало совсем холодно. Дрожа, она взобралась к окошку, царапая ногтями по бревенчатой стене. Окошко было маленькое, высоко… Девочке было очень холодно, но Настя хотела увидеть, что там, за окошком…

Она подумала, что, ведь, ее не будут бить за то, что она просто посмотрит что там, за окошком? С трудом, не сразу, она робко, срываясь, вскарабкалась по бревенчатой стенке…

 

За окошком была площадь. Насте она показалась огромной, как мир. Настя же не знала, что есть еще что-то в мире, кроме маленького подвала, где она, голая, замерзала от холода на сырой соломе.

Да. За окном была площадь… Огромная площадь - величиною с мир! Это был – МИР! Настя, карабкаясь по стене, захотела туда! Она не хотела в тесном подвале! Она хотела туда, где простор, где воздух, где вон там трава…

Тихонько подвывая, сдирая ногти, девочка карабкалась по стене... Она схватилась за железные прутья, повисла на них, цепляясь пальчиками ног за скользкие бревна.

 

На площади стояли столбы с длинными перекладинами. Уцепившись за верх окошка, Настя смогла видеть... Там она увидела своих подружек, без которых ей было так холодно.

 

Голые, они висели на перекладинах, где-то в метре от земли. Раскачивались и медленно поворачивались в воздухе. Легкий ветерок слегка трепал их волосы.

Дрожа, цепляясь ногтями за край окошка, девочка старалась рассмотреть все подробнее.

Подружки висели на веревках, завязанных на их шеях... Настя быстро поняла, что девочки были мертвые. Она смогла разглядеть лица некоторых знакомых, ужасные, черные, с вывалившимися языками, вытаращенными глазами... Руки их были связаны за спиной…

Голые тела повешенных были желтыми, покрытыми некрасивыми темными пятнами… Особенно ноги… Они были зелеными... Коричневые пятна покрывали их, бедра, животы, ягодицы…

 

Настя поняла, что девочек убили. Она поняла и то, что убьют и ее, раз ее подружки все – мертвые. Но она, почему-то не испугалась... Разве что только чуть-чуть…

 

Настя не помнила, что такое жизнь. Возможно, знала, но… не могла вспомнить, как ни старалась... После удара прикладом по голове – что – то сдвинулось, размылось…

Что-то было так… Что-то не так….

А лучше было – ни о чем не думать…

 

…И вот Настя пришла в себя, когда ее ладошки прикоснулись к шершавым бревнам. Бревна были старые, выветренные, все в трещинах и маленьких дырочках.

Почему-то ей только сейчас в голову пришла мысль, что вот она – голая, у стенки, и сзади – мужчины, которые смотрят на ее голую попу… Ма… ма!......

 

… Сзади что-то железно щелкнуло, послышался лающий голос, и сразу громко хлопнуло. И тут же что-то больно и сильно ударило Настю в спину.

Удар был сильным и больным, как молотком. Будто ее сразу в нескольких местах проткнули насквозь толстой ржавой проволокой. Настя, припав к стене, ощутила, как ее нежные грудки расплющились о шершавую бревенчатую стенку. И больно сползают по ней, царапаясь сосками о грубые бревна.

Боль стала отдаляться …

И девочка, вдруг, не почувствовала левый сосок. И ноги…

Уже падая, Настя глянула вниз, и увидела вместо своей левой грудки, такой красивой когда-то, лоскуты вывернутого, сочащегося мяса…

«Зачем? – Успела подумать еще она, сползая по стенке… - Не надо…»

Девушка упала на бок. Мысли угасали медленно. Потом опять пришла боль. Ненадолго. Настя обиженно застонала.

Потом она увидела мужское лицо. Внимательное, участливое. Она хотела было попросить дядю, чтобы ей не делали больше больно, но вдруг увидела, близко, тонкий вороненый ствол пистолета. И свет погас…

Офицер, нагнувшись над телом расстрелянной голой девушки, выстрелил ей в голову. Два раза.

Когда он уже прятал пистолет в кобуру, ему вдруг показалось, что мертвая девочка ему улыбнулась. Или свет так упал…

Но, скорее всего, левый глаз мертвой девочки, в голову которой он только что всадил две пули, так повернулся, что офицеру на миг показалось, что бедняжка посмотрела именно на него. А струйка крови изо рта девочки сделала на ее лице подобие улыбки.

Встряхнув головой, отметая наваждение, офицер ушел.

 

Через несколько минут один из солдат, взяв труп девочки за волосы, отволок его за угол и легко, одной рукой, бросил ее поверх груды из двух десятков других голых женских трупов.

 

- В следующий раз – Не лепи так в башку с приклада! – Поучал новобранца бывалый солдат. – Видишь – напрочь мозги ей вышиб!

- Да я растерялся... И она – как выскочит!

- Да ладно... Хоть позабавились... Только офицер был недоволен. Что с нее толку, если ты ей мозги отбил? И допросить не получилось…

Давай, закурим…

 

2016.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
 

Уважаемые вебмастера, Вы на
сайте "Пытки и казни"
работающем на
DataLife Engine.
Текущая версия 9.6.