Азия

Автор: Bor

 

Джек поднял глаза на осторожный стук в дверь его кабинета. Вошедший Мани выглядел смущенным.

- Послушай, Джек... Тут такое дело...

- Говори прямо! Что случилось?

- Видишь ли, у нас контрабанда...

- Ну, бывает, а что удивительного?

- Да в том-то и дело. Наркотики!

 

Джек присвистнул.

- Ни фига себе! Уже скоро год, как не было!

- И вот, представь себе.

- Это, конечно, удивительно. Вроде бы мы избавились уже от этой заразы. Ну, а я-то причем?

- Понимаешь, Джек, там три девушки... Твои соотечественницы.

Джек опять присвистнул.

- Это печально. Все доказательства есть?

- Да, вот, посмотри это. – Мани протянул Джеку диск, который Джек вставил в компьютер.

Сначала были общие виды зала аэропорта, потом полицейские с собакой остановили трех молодых девушек, и о чем-то их спрашивали. Картинка с камеры видеонаблюдения была нечеткой. Камера была далеко. Но было заметно, что пес рвался к девушкам, стараясь засунуть свой нос им между ног.

 

Потом уже отчетливая картинка, в кабинете досмотров. В присутствии четырех полицейских и врача девушки раздеваются догола. Складывают одежду и становятся лицом к стенке, заложив руки за голову. Собака лает. Тут уже был звук.

Девушки молодые, привлекательные. Загорелые, видимо с курорта. Ухоженные, изящные. Незагорелые фрагменты кожи на груди и попках контрастно выделяются. Допрос обычный, по форме.

Первую девушку укладывают на медицинский стол на живот, и врач, надев резиновые перчатка и смазав пальцы маслом, засовывает их ей в задний проход. Девушка стонет. Врач извлекает два небольших пакетика с белым порошком. Тяжело дышащую нагую девушку переворачивают на спину, и врач приступает к исследованию ее влагалища.

- И много? – Спросил у Мани Джек.

- Достаточно для немедленной казни. Героин. У каждой в заднем проходе по 75 грамм, и по 150 грамм во влагалище. Мы уже давно с таким не сталкивались, это поразительно!

- Значит, будете вешать?

- Сейчас они подписывают признания. Отпираться нечего, весь процесс от задержания до извлечения был снят несколькими камерами. Мы в этом очень внимательны и аккуратны, во избежание международных скандалов. После этого их сразу отведут в подвал.

- Удивительно, конечно, поскольку давно уже такого не было. Но ведь процедура стандартная? Ты пришел об этом мне рассказать?

- Джек! Мы хотели попросить тебя... Девушки волнуются, нервничают, понимаешь? Они еще не до конца осознали, что сейчас с ними будет. Может быть ты согласишься принять участие в ... процессе? Может быть тебе удастся хоть немного успокоить их, как-то...

Ты же знаешь, что мы должны все, весь процесс снимать на много камер. Как некрасиво будет, если придется совать в петли визжащих и извивающихся в истерике девушек. Ты их соотечественник. Может, твое присутствие подействует на них. Мы даже выписали медсестру американку. Сюзи Райен. Ты должен ее знать.

- Черт, Мани! Ты же знаешь, я не люблю казнить! Да и уже отвык я от этого...

- Джек! Это ведь не приказ. Это просьба… Ты помнишь, три года назад ты вешал подобных особ сотнями. Два года назад – уже десятками, а сейчас это вообще случается редко, во многом благодаря тебе. Помоги нам и в этот раз, чтобы все прошло спокойно. Мы, естественно, отблагодарим тебя. Ты давно не был в отпуске...

- Я не могу отказать тебе, Мани. Конечно, я помогу вам. Но я прошу тебя, давай в следующий раз вы справитесь сами, хорошо?

- Хорошо! – Мани замахал руками. – Ты только сейчас нас выручи, мы не забудем. Ты и так много для нас сделал!

- Хорошо, мани. Когда казнь?

- Через два часа. Девушки сейчас в камере. Через час их покормят. Ты мог бы с ними поговорить.

- Я поговорю с ними после того, как они поедят. И налейте им виски, но не больше 100 гамм. Смотрите, чтобы не напились. И дайте курить, если попросят.

- Им ни в чем не будет отказа.

 

 

… Когда Джек открыл дверь камеры, которая, впрочем больше была похожа на маленькую, но довольно уютную комнату, он увидел трех девушек, две из которых почти в обнимку отдыхали на тахте, а третья, развалившись в кресле и забросив на журнальный столик длинные, красивые ноги, лениво попыхивала дорогой сигаретой.

 

- Здравствуйте, девочки! Меня зовут Джек. – Представился он, присаживаясь на кресло.

- Привет Джек, я – Баунти, улыбнулась ему девушка с сигаретой. Это была миниатюрная стройная брюнетка с прямыми длинными волосами и огромными темными глазами на миловидном личике. Фигурка ее была изящной, и ярко накрашенные губки, казалось, отдавали алыми бликами в ее темных, как пропасть, глазах. Очень короткая юбка не скрывала ее красивых ухоженных ног.

- Это – Николь и Жаннетт, кивнула она на девушек. Ты пришел нам что-то сказать? Закуривай... – она кивнула на сигареты на столе, но Джек достал из кармана свои.

- Так что, у нас неприятности? – Спросила Баунти после того, как Джек закурил.

- Да, у вас неприятности, если можно так сказать... - Джек с интересом рассматривал брюнетку. Ему вдруг показалось, что он ее уже где-то видел.

- И что, эти неприятности серьезные? - Баунти старалась казаться томной и расслабленной, но Джек заметил, как нервно дрожали ее тонкие пальчики.

- Я бы сказал да, серьезные. Но для вас они будут последними.

- И потом будет все хорошо? – Несколько приободрилась девушка.

- Потом все будет хорошо. – Затянулся сигаретой Джек. – Потом для вас уже все будет хорошо. Через час вам уже не о чем будет беспокоиться...

- Уже через час! Так ведь это же здорово! Джек, да ты просто наш спаситель! – Баунти выпорхнула из кресла, и уже через секунду устроилась на колене Джека.

 

И мы будем свободны? – Промурлыкала Баунти. – Ты нам в этом поможешь?

- Вы будете свободны совершенно. Я бы сказал – абсолютно. Через час вас повесят. И тут я вам, конечно, помогу.

- Черт! – Баунти в сердцах бросила сигарету на пол. – Я так и знала! Сволочи!

Одна из девушек на тахте тихонько завыла, в то время как вторая стала ее обнимать и утешать.

- Плакать поздно. Не надо. - Спокойно продолжал Джек. - Это, конечно, неприятно, но не долго, и почти не больно. Я вот только до сих пор не могу понять: вы и вправду такие дуры? Как можно было так глупо сунуть голову в петлю?

- Мы отдыхали, расслабились, и залезли в долги. – Сквозь зубы процедила Баунти. Она, казалось начала успокаиваться. – Не плачьте, девчонки! – Прикрикнула она на подружек. – Может быть так и лучше. Если бы мексиканцы нас нашли – они бы сняли с нас кожу сначала. А потом, пока мы еще были живы, отрезали бы нам головы, и насадили их на колья.

Жаннетт, блондинка с тщательно уложенной прической, жалобно запричитала, а ее подруга, Николь, яркая красивая шатенка, принялась ее утешать.

- У нас не было другого выхода! - Вскрикнула Баунти. - Ну что мы могли сделать! Мы не сами! Нас заставили!

 

- Все, девочки, не надо волноваться. - Как можно мягче сказал Джек. - Вы знали, на что шли. Законы этой страны очень суровы к наркотикам. Сейчас - отпираться поздно. Весь процесс, как из вас извлекали наркотики – все заснято на видео, тут не с чем спорить. Давайте, все сделаем мирно, хорошо?

 

- Что мы сделаем мирно!? - Возмутилась Баунти. - Я хочу адвоката и консула США! Я не позволю со мной обращаться как с какой - то сукой!...

- Тише, девочка… Ты можешь кричать, конечно, требовать адвоката… Но вас все равно повесят. И повесят прямо сейчас, и повешу вас я.

- Нет! Неееет! – Запричитали уже вместе Жаннетт и Николь.

 

- Значит так, девочки… - Еще более спокойно сказал им Джек. – Я в этой стране уже больше десяти лет… Девочки вроде вас раньше приезжали сюда часто. Я повесил уже больше шести тысяч таких, как вы. Теперь такие случаи уже редки…

Вы видели в аэропорту такую красную зону, отгороженную парапетом?

- Ну, да…

- Вот туда мы с вами сейчас и отправимся. Это как раз место для таких, как вы. Но вы не бойтесь. Я повешу вас быстро и не больно.

- Но… Что, совсем ничего нельзя сделать? Ну, хоть что-то! Как-то отсрочить! Мой папа – помощник сенатора!

- Хоть и президент США. Вина доказана, и вариантов нет. Раздевайтесь девочки…

 

 

- Как это – раздевайтесь!? Вы что?!

- Просто раздевайтесь догола. Здесь вешают женщин только голыми…

- Нет! Пусть меня и повесят, но раздеваться… Нет! - Баунти возмущенно фыркнула. Еще чего!

- Да не переживай ты так, - Успокоил ее Джек. – Все равно на огромных экранах целый день будут показывать, как медики к вам во влагалища пальцами лезли, и пакетики извлекали. Не хочешь – не раздевайся! Сейчас ребята тебя разденут – даже опомниться не успеешь, как будешь - в чем мать родила!

Они, кстати, любят, если кто сопротивляется… Больше внимания привлекает… Народ на смартфоны снимает… Так что – как хотите…

 

Перепуганные девушки разделись догола за 30 секунд. Хотя по тому, что на них было надето – они могли бы раздеться и за десять.

- Эсперо, давай на них наручники, и веди в красную зону…

- Конечно, командир!

 

 

- Вы только не волнуйтесь, - говорил девушкам Джек. – Представьте себе, что вы в клубе, вот, привлекаете внимание! Смотрите, как народ на вас смотрит!

Так, приговаривая, он набросил петли на шеи всем трем голым девушкам. Стянул пластиковыми хомутами запястья за спиной. Петли были из тонкого шелкового шнура, толщиной не больше четверти дюйма.

- Ну, а теперь - Расслабьтесь! Как в клубе … Представьте, что вы танцуете, красиво, и все на вас смотрят… Закройте глаза… Слышите – вон музыка…

Издалека действительно слышалась музыка.

 

Голые девушки замерли, зажмурившись. Николь, с закрытыми глазами, даже стала чуть водить бедрами в такт музыке. Вокруг них стала потихоньку скапливаться толпа, щелкая смартфонами.

 

Нажав кнопку, Джек подтянул петли, и заставил всех трех девушек взобраться на высокую скамейку. Там они были вынуждены еще вытянуться на носочках, с затянутыми петлями шейками.

 

- Ну, что, Спросил Джек Мани. Кончаем их, или отмена? Где Сюзи?

- Вешай их, Джек, вешай! – Запричитал Мани. – Сюзи сейчас будет! Не важно! Не тяни, пожалуйста, иначе мы соберем здесь огромную пробку!

 

Джек нажал кнопку, и три пары женских ножек, царапнув ухоженными ногтями по коже скамейки, качнулись в воздухе. Скамейку из-под них он вытолкнул уже чисто символически.

Голые девушки захрипели, закачались на веревках. Головки их склонились набок, языки вывалились. Гладкие ножки повешенных заплясали в воздухе.

На площадку резво выпорхнула Сюзи в белоснежном халатике. Придержала чересчур раскачавшуюся Николь. Погладила по выпуклой попке энергично задрыгавшуюсюя в петле Баунти…

 

- Сюзанна, вы чуть не опоздали! – Упрекнул ее Джек.

- Не беспокойтесь, Сэр! Дальше я сама! – С милой улыбкой ответила Сюзанна.

Она быстро помассировала соски всех трех повешенных девушек, сунула пальчики между ног Николь и Баунти, звонко хлопнула по напрягшейся голой попке Жаннетт. Ловко поправила петлю на ее шейке. Сунула пальчики ей между ягодиц. Придержала коленки повешенной Николь. Поймала за лодыжку чересчур расплясавшуюся Баунти…

 

Собравшиеся зеваки фотографировали и снимали видео на смартфоны.

Голые бедняжки дергались и корчились. Но через десять минут все три повешенные девушки уже были мертвы.

Толпа из нескольких десятков проходивших мимо японских туристов с интересом смотрела на то, как повешенные девушки выгибались и корчились на веревках. На трех больших экранах крутилось видео, как на больших медицинских столах из попок и влагалищ раздетых ниже пояса девушек извлекают целлофановые пакетики.

Сами девушки, с вывалившимися языками и глубоко перехваченными в петлях шеями, обнаженные, качались на веревках посереди красной зоны.

Через минуту к месту казни подошел уборщик. Он принес трафарет и пульверизатор. Приложив трафарет к груди повешенной мертвой Баунти, он коротко нажал на клавишу краскопульта. На груди повешенной девушки появилась слегка размытая надпись:

DRUG DEALER

Потом уборщик приложил этот же трафарет к крестцу повешенной девушки, и такая же надпись, но чуть более четкая, появилась и над ее голыми ягодицами.

Потом он так же разукрасил остальных двух девушек.

После этого он стал тереть шваброй пол под повешенными, стараясь смыть с плитки остатки вытекающих из них жидкостей.

 

Толпа, с интересом наблюдавшая саму казнь - понемногу разошлась. Лишь проходящие мимо с чемоданами люди - цеплялись взглядом за три нагих женских тела, медленно поворачивающихся на веревках. Некоторые приостанавливались, чтобы рассмотреть и соблазнительные голые тела повешенных девушек, и надписи, нанесенные на них.

Большинство проходящих, конечно, фотографировали повешенных. Некоторые задерживались, настраивая на смартфонах приближение, чтобы крупно снять обнаженные прелести повешенных девушек, их груди, попки, волосы между ног, искаженные лица…

 

Аэропорт продолжал работать в обычном режиме…

 

BOR

06.2015

Комментариев 0