Малахитовая шкатулка

Автор: N.N.

 

Вы думаете, что если человек украл, то он - вор и заслуживает сурового наказания? Если он пойман с поличным, и вина его доказана – так о чём тут говорить? Это было и моим мнением совсем недавно. Пока не произошла со мной эта … дурацкая, не подберу даже определения какая, история. И пишу я это, чтобы найти у людей оправдание и понимание. Потому что я не воровка. Ну, рассудите сами – стала бы настоящая преступница после всего, когда ей ничто уже не грозит, рассказывать всё это? Зачем? Хочу оправдаться и поплакаться сразу во многие жилетки, а потом – забыть …

 

* * *

 

Это был самый обычный день и самое обычное возвращение с работы … до тех пор, пока я не вошла в подъезд. Чем выше я поднималась по лестнице, приближаясь к своей квартире на пятом этаже (у нас есть лифт, но я обычно хожу пешком, блюду спортивную форму), тем отчетливее слышала какой-то шум на лестничной клетке – деловитые мужские и женский голоса, какой-то топот и возня … Мебель что ли кому-то привезли?… Ой, нет! Врачи скорой помощи (ну да, машина недалеко от подъезда стояла). И сосед из квартиры напротив помогает санитару носилки спускать. Ну вот, Алевтине Марковне плохо, это её на носилках уносят! Лежит бледная, глаза закрыты, не шевелится … Жива ли вообще? Жалко как, приятная женщина! Уже совсем пожилая, но ухоженная, приветливая всегда, манеры немного старомодные, но не чопорная. Одинокая она, только иногда племянник навещает.

 

Сосед со мной поравнялся, и тут только глаза поднял и меня увидел. Оживился и кричит наверх врачу-женщине:

- Вот ещё одна соседка идёт, может она сможет помочь?

Я поднимаюсь к нам на этаж, а врачиха на меня с надеждой смотрит и объясняет:

- Бабуля сама скорую вызвала, дверь открыла, а потом ей хуже стало, лежит, говорить не может. А ключи от квартиры где – не знаем, не можем дверь запереть. Придется так квартиру оставить. Вы побыть здесь хоть часок можете?

- Часок могу, - отвечаю.

- Вот хорошо, - говорит врачиха и начинает спускаться вслед за носилками.

- Да вы зайдите в квартиру, может быть, ключи отыщутся? Тогда заприте и родственникам записку оставьте на двери. А мы в милицию позвоним, пусть или родственников найдут, или квартиру пока опечатают! – это она уже снизу мне крикнула.

 

Зашла я в квартиру, не без интереса, надо сказать. Всю жизнь живу в этом доме и Алевтину Марковну давно знаю, а в гостях у неё ни разу не была. Хоть вроде и любезная она, деточкой меня называет. А всё-таки есть дистанция между нею и другими соседями, какая-то она загадочная немного. Зашла, осматриваюсь – квартира тоже не совсем обычная. Скромно всё, видно, что человек живет пожилой, небогатый, одинокий, и всё-таки … Зеркало в прихожей старинное, в массивной фигурной раме, с разными завитушками, потемнело от времени. Телефонный столик из тёмно-красного дерева с гнутыми ножками. Подсвечник на нём стоит вообще как из музея, а вот телефон – самый обычный, старый, пластмассовый, с круглым циферблатом. Осмотрела прихожую – ключей не видно, прошла в кухню – там тоже скромно, но очень чисто. Старенький холодильник и плита, ободранный столик … а на нем чашка с блюдцем, необыкновенно красивая и изящная, хоть и с выщербленным краем. Нет ключей. Осталось в комнате посмотреть…

 

Ну… комната вообще похожа на музей-квартиру какого-нибудь классика. Антикварная мебель, потемневшие картины с портретами… Непростая эта соседка, может она графиня какая-нибудь? Забавно – графиня в халате с мусорным ведром в руках. Правда, халаты у Алевтины Марковны тоже были какие-то всегда необычные, бархатные. Поискала и здесь ключи – бесполезно. Может быть в ящике каком-нибудь? Неудобно по мебели шарить… В шкатулке?

 

Кстати, на комоде шкатулка большая стоит. Пригляделась – вот это да! Вот это шкатулочка! Да она же … из малахита? Вся резная, точно из сказки Бажова. Тут я не удержалась, руки сами потянулись посмотреть, что там. Должно быть или сокровища несметные, или бумаги секретные, а может быть … цветочек аленькой? Я даже засмеялась тихонько. Приоткрыла тяжёлую крышку, а она – полна украшений старинных. Я таких и близко никогда не видела, тем более в руках не держала. Как будто в сказку окунулась. Начала как Танюшка из «Малахитовой шкатулки» всё на себя примерять. Особенно меня потряс гарнитур из тяжелого белого металла - колье, кольцо и длинные висячие серьги с крупными бриллиантами (я конечно не знаток, но не бижутерия же это). Надела колье на шею, кольцо натянула, серьги просто приложила к ушам… Огляделась – зеркала в комнате нет. В прихожей есть! Только темно здесь, включила свет, а лампа всё равно за спиной получается. Бриллианты таинственно сверкают, но разглядеть себя, как следует, не могу. Прошла в ванную…

 

Совсем другое дело! Смотрю на себя … так, волосы надо назад зачесать, чтобы уши и шея были открыты… Эх, всё-равно… Такие серёжки не для моей короткой шейки. Нет, вообще-то я своей внешностью вполне довольна. Не топ модель, но привлекательная пышная брюнетка. Не полная, а именно пышная – щёчки круглые, с ямочками. Мне 23 года, а меня за старшеклассницу принимают из-за этого. Грудь идеальной формы, попка тоже … всё на месте. И, между прочим, талия – 60 см, и животик плоский. Вот! Но сейчас я пожалела, что я – не моя подруга Варя. Она не красавица, нос немного длинноват, но зато шея – лебединая. С такими серьгами смотрелась бы как принцесса… .

 

В общем увлеклась, обо всём забыла. Вдруг слышу – дверь входная открывается. Я растерялась, испугалась даже немного… По-дурацки как-то получается – просили за квартирой присмотреть, а я тут в ванной непонятно чем занимаюсь. Скорее воду в бачке спустила, кран с водой открыла. Потом кран закрыла, собираюсь выйти … Господи – кольцо то, и колье! В прихожей кто-то кашлянул и немолодой женский голос спросил:

- Кто тут?

Сняла всё торопливо, зажала в кулаке … Ёлки! Колье из кулачка свисает! Засунула украшения в карман пиджака.

Выхожу из ванной, а в прихожей стоит … Алевтина Марковна?! Я аж обмерла… Да нет, не она… Эта женщина помоложе, крепче как-то, румянее. Но как похожа!

- Я - соседка, - бормочу смущенно, - меня попросили за квартирой посмотреть немного, а мне … вот тут … понадобилось, я же с работы только что, - я махнула в сторону ванной. Зачем вру, спрашивается? Этой женщине, кажется, совершенно всё равно, что я там делала.

- Я сестра Алевтины, мне из больницы позвонили, - говорит женщина (и голос похож, надо же).

- Как там она?

- Ничего не известно пока, у неё инсульт, - печально говорит копия соседки, - а ты, деточка, можешь идти, у меня запасные ключи, я запру квартиру.

 

Пришла к себе, машинально разделась, брючный деловой костюм осмотрела – не пора ли в химчистку, повесила в шкаф. Теперь не скоро понадобится. Завтра – пятница, а потом я в отпуск ухожу … шорты, топик … до свидания, родной офис! С мыслями о соседке (хоть бы выкарабкалась!) влезла в домашнюю одежду – протертые в самых интересных местах джинсы (ничего, дома можно!) и маечку, потащилась на кухню чайник ставить…

 

 

* * *

 

Понедельник… Вечер… Собираюсь в отпуск. Звонок в дверь. Спрашиваю:

- Кто?

- Племянник Вашей соседки.

Смотрю в глазок – да, он. Я его видела несколько раз в подъезде. Кажется, его Марк зовут. Симпатичный (даже очень) блондин лет тридцати. Мне кажется, он представитель какой-то творческой профессии, одевается немного неформально, прядь обесцвечивает, но на гея непохож. Манеры вполне мужественные.

 

Открываю. Интересно … поблагодарить хочет? Да ну, мелочи, было бы за что. Может быть, я ему нравлюсь? Мурашки пробежали по спине… Нет, не благодарить, похоже. Вид угрюмый, таким я его никогда не видела. Обычно он улыбается, такой же приветливый, как его тётушка. Неужели всё плохо? Неужели умерла???

- ...

 

Войти можно?

- Да, конечно, - я отступила назад в глубь квартиры.

Марк вошёл в прихожую и остановился, глядя на меня всё так же мрачно. В руке у него был зажат мобильный телефон. Я не решалась спросить про Алевтину Марковну, просто не могла найти слов подходящих. Несколько минут мы молчали.

- Хороша, соседушка, - с кривой улыбкой произнёс он вдруг, оглядывая меня с головы до пят.

Под его тяжёлым взглядом я почувствовала себя очень неуютно, как будто я что-то страшное совершила. Опять помолчали. Он не сводил с меня своего пристального взгляда. Я поёжилась.

- Что случилось? - наконец выдавила я из себя глупую дежурную фразу.

Лицо Марка опять перекосилось, так, как будто у него тоже был инсульт.

- Я, конечно, могу прямо сейчас позвонить в милицию. Они возьмут понятых и обыщут квартиру. Но, может быть, ты сама отдашь драгоценности? Даже если здесь ничего не найдут … всё равно тебе не отвертеться. В комнате тёти была установлена видеокамера.

 

Всё как будто перевернулось вокруг меня… Да, я стояла прилипнув к полу, а Марк, стеллаж в прихожей, вешалка-жираф смотрели откуда-то сверху! Сердце забилось часто-часто, кровь ударила мне в лицо, я, наверно, вся стала пунцовая. ДРАГОЦЕННОСТИ! Они так и лежат в кармане пиджака! Вот это позорище!!! … Наступила немая сцена почище Грибоедовской…

- Так что будем делать? – Марк сделал шаг в мою сторону и теперь стоял почти вплотную, а взгляд его не предвещал ничего хорошего.

Я вышла из оцепенения и, с ужасом глядя в его сторону (посмотреть ему в глаза я просто была не в состоянии), начала мямлить что-то нечленораздельное.

- Я … хотела положить обратно, а тут пришла её сестра … и я забыла… Я просто мерила…

- Четыре дня мерила? И как, подошло? – голос Марка был полон сарказма.

- Я сейчас верну! – на ватных ногах я поплелась шкафу, достала из кармана пиджака драгоценности и принесла в прихожую. Меня всё ещё трясло.

Из моего кулака опять свисало колье. Я коротким неловким движением положила всё это в руку Марку. Он бегло осмотрел драгоценности и убрал их в свою сумку. Потом опять пристально взглянул на меня, видимо решая, что со мной делать.

 

- Ну, в общем, так, - немного погодя сказал Марк, - не хочу сдавать тебя в милицию. Судя по тому, как ты растерялась и покраснела, ты - не законченная уголовница. Тюрьма никого не делает лучше… Но и оставлять воровство безнаказанным нельзя.

Я опять хотела что-то объяснить, как-то оправдаться, но у меня комок стоял в горле… Да и что тут объяснишь?

- Ты можешь выбрать – разборки в милиции, дурная слава среди соседей, позор на работе… или я накажу тебя сам. Накажу жестоко, но никто кроме нас двоих об этом не узнает, и твоя репутация останется неиспорченной.

- Что ты будешь делать? – я изо всех сил старалась не разрыдаться. Мне уже представлялись самые ужасные и невероятные картины, которые я почерпнула из японских комиксов и научно-популярной передачи о древних ритуалах дикарей.

- Да просто выпорю, - усмехнулся Марк, - жива останешься, калечить тоже не буду.

Что мне оставалось делать? Лучше бы мне вообще умереть, чем вся эта скверная история станет известна родственникам, соседям, коллегам … Я согласилась.

- Вот адрес, - Марк черкнул несколько слов на странице, вырванной из блокнота, - завтра к 12-ти часам быть там. Учти – минута опоздания – и считай, что твоё дело уже в милиции.

 

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0