Качельки

Автор: Willy7

 

-…Тебе понравилось?

-Зачем ты спрашиваешь? Ты же знаешь, как я обожаю утро с тобой!

-Только утро?! – Она надела маску наигранного возмущенного удивления.

-Я просто обожаю тебя и быть с тобой! – попробуй ответить иначе...

-Вот так. Ладно, завтракаем и собираемся.

-То есть?

-Сегодняшнее утро работе не помеха. Особые силы не понадобятся. Три женщины. Регулируемые колья.

-Кто они?

-Там узнаешь. Что будем на завтрак?..

 

На скамье в комнате ожидания сидели две женщины. Сидевшая ближе к двери в зал казни замерла в позе прилежной ученицы: заплетенные в косу соломенные волосы, ровная осанка, сведенные колени, вытянутая шея, внимательный взгляд. Правда, «ученице» было за тридцать, в силу наготы она вынуждена была прикрывать руками в меру полную, немного отвисшую грудь и лобок. И взгляд был скорее не внимательным, а настороженным и испуганным. И… немного сонным? Круги вокруг карих глаз… В остальном картинка стандартная.

 

Ее соседка, напротив, вела себя, мягко говоря, раскованно. Коротко стриженная худенькая смугловатая брюнетка лет тридцати пяти беззастенчиво попеременно теребила пальчиками левой руки торчащие соски маленьких, практически отсутствующих грудей, а правой яростно ласкала себя между широко расставленных худеньких, но крепких ножек. Голова ее была запрокинута, глаза прикрыты от получаемого чувственном наслаждения и ожидания чего-то большего.

 

-Ты с ума сошла, прекрати! – не выдержала Прилежная.

-А что такое?! – не открывая глаз и не прекращая ласкать себя, отозвалась раскованная Худышка,- Тебя вон охранники до утра во все дыхательные и пихательные, а у меня, видишь ли, титьки маленькие!

-Замолчи, дура! Нас наверняка слышат! А может, и видят!

-Да пусть любуются! Перед смертью хоть кончу! Не хочешь помочь, так хоть не мешай! – и она продолжила.

-Кто они? – поинтересовался Он.

-Тебя интересует, чем они заслужили то, что их ожидает? Это те самые заведующие детскими учреждениями, которые приобрели по сходной цене тот самый…

-Я помню. Два вопроса: только за это и почему их две, а не три?

-Ответ «два в одном». Эти знали причину дешевизны, но рассчитывали, что пронесет. Не пронесло. Третья просто позарилась на цену.

-Ей повезло.

-Да. Ей повезло, что не знала, и что не возражала на суде. Что не дергаясь, встала на колени перед гильотиной и не мешала исполнителю зафиксировать шею в люнете. Что на вопрос «Готова?» прикусила язычок и кивнула головой до самой корзины. Подрыгала ножками и успокоилась.

 

-Чего мы ждем?

-Не чего, а кого. Впрочем, для начала действительно «чего». Как женщина, я ее понимаю и жду… Вот этого! – она глазами указала за стекло.

Худышка выгнулась, широко открыв рот, испустила какой-то беззвучный вопль, сжала правую ладонь между стиснутыми коленками, а левой – правый сосок и задергалась в оргазме. Соседка покосилась на нее и как-то странно вздохнула.

-А вот теперь – «кого».

В дверь из комнаты для раздевания в комнату ожидания вошла та самая Блондинка-технолог. Те же широкие бедра, объемистая попа, тот же округлый животик со шрамиком от аппендицита, те же самоуверенно торчащие вперед груди-яблочки с розоватыми сосками. Только волнистые волосы в этот раз не собраны в хвост, а распущены до плеч. Сегодня ее шея никого не интересует. Тогда она не сумела удержать язык за зубами, спасла голову, но теперь нажила приключения на задницу. Острые, или не очень…

 

-Я же говорю – кого-то ждем, - обратилась Худышка к Прилежной, - вот и место для нее.

За стеклом Он поинтересовался:

-Теперь кого ждем? Все в сборе.

-Пусть поболтают. Наверняка услышим много интересного, - уверенно сказала Она. И, как всегда, не ошиблась.

-Привет, подруга, - обратилась Худышка к вновь прибывшей. И коротко поинтересовалась, как будто это имело значение - За что?

-Неповиновение при казни, - Блондинка села на свободное место и обхватила плечи руками.

-Даже так? – искренне удивилась Худышка, - стало быть, по второму разу? И как там? – кивнула она на дверь в зал казней.

-Каком кверху! – взвилась Блондинка, - в прямом смысле! Сами все увидите. А мне вспоминать… Тем более, что сейчас все будет не так.

-Ну, пожалуйста! – неожиданно взмолилась прилежная, - Может, не так страшно будет…

-Не так страшно?! – лицо Блондинки исказила кривая улыбка, - Не так страшно… Не так страшно тем, с кем я, дура, там была, а нам… В общем, десять нас было. Два мужика-чурки – хозяин и его брат, и мы – семь баб-работниц, кроме меня – все чурки, и жена хозяина. Мы молочную продукцию делали, дешевую…

-А мы ее покупали, - продолжила Худышка, - дальше.

-Всех приговорили к отрубанию головы у столба. Казнили двое – баба, сучка с татуировками, и мужик в во-о-т такой елдой…

-С чем?!

-Оба голые и в очках. Наверное, чтобы отмыться было легче. Мужик больше молчал, похоже, типа стажера при сучке, но эта! Не приведи с ней еще раз встретиться! Хотя, нам-то… В общем, хозяин попытался выдрыгиваться – мол, головы им рубить нельзя, вешайте! Так мужик его раком согнул, а баба безо всяких всунула ему в жопу кол с перекладиной по самое не балуйся, подняли его и установили на манер эскимо.

 

-Орал?

-Не то слово! Жуть…

-Вот и мы будем…

-Если бы так! Мне эта сучка шепнула, что ему в сравнении со мной еще повезло. Ну, и с вами, думаю. Сказала про какие-то качельки…

Прилежная пустила слезу и начала подвывать.

-Дальше что было? – нервы у Худышки оказались крепче.

-А дальше эта как заорет: «Всем смотреть сюда!» А там мужик хозяйского братца уже загнул, эта ему по шее саблей – хрясть! Голова покатилась, ноги дрыгаются, кровища!.. Эта голову подняла, к башке хозяина, который на колу, поднесла и спрашивает: «Кому из них сейчас лучше?» А на полу, кроме столбов с ремнями и остриями для голов, в сторонке еще колья с перекладинками смазанные лежат… Вот и думай – на колени к столбу, или жопой на кол. Все недолго и думали. И эти двое не тормозили. Быстренько так у них все: она тянет за волосы, он – саблей по шее, она – башку на стержень. И еще ему указания давала, кому и как рубить. Мне бы глаза зажмурить, зубы сцепить и не дергаться, а я, как дура конченная, заговорила с этой. Не знаю, что на меня нашло, на что надеялась… Ясно же, что живой не уйдешь. Да вот ушла, и теперь здесь сижу… В общем, проболталась ей, что я – технолог производства, и выходит, что те чурки могли не понимать, что творят, а я… В общем, сначала мужик мне голову к столбу задрал, а она саблю окровавленную мне показала и спереди по шее рубанула. Но не отрубила. Заставила все досмотреть и отправила на переквалификацию наказания.

 

-А что досмотреть-то? – любопытство Худышки было каким-то маниакальным. Зачем ей это?!

-Да было что… Кроме меня две осталось – одну даже не знаю, как зовут, чурка – и чурка, мужик ее одной рукой за волосы взял, другой саблей по шее – хрясть, и на штырь. А последняя – жена хозяина. Видимо, хотела под простую закосить, чтобы рядом со своим жопой на спицу не присесть. Да фигов там! Эта ее вычислила и… В общем, она ей наживую голову пилой отрезала. Просто взяла за волосы и перепилила шею. А перед этим сказала мужику развернуть мужа на колу так, чтобы было видно, как его мадам голову теряет. Ну, что, не так страшно стало?!

Прилежная уже не подвывала, а выла в голос.

 

Худышка, однако, не унималась:

-А мужик – он как?

-А что мужик! Этот молча головы рубил да сучку слушал. Я же говорю - она рулила, а он стажер.

-Я спрашиваю – мужик этот как, зачетный?

-Вполне. Невысокий, правда, но спортивный.

-Качок?

-Нет, просто спортивный.

-Слушай, - всхлипывая, не выдержала Прилежная, - тебе теперь не все равно?!

-Не все равно! Может, я напоследок хоть глянуть хочу!

-Вряд ли он будет. А если и он, так наверняка с этой… Как вспомню! Хозяин жопой на колу дергается и смотрит, как его ханум живьем голову пилят, а она обосралась и визжит… А мужик вполне… И у мужика вполне..! – неожиданно сменила она тему.

 

-Я же говорила – услышим много интересного, - хмыкнула за стеклом Она, - Пошли. Удовлетворишь последнее желание этой нимфоманки, я мне не терпится пообщаться с блондиночкой.

-Удовлетворю желание?

-Глянуть напоследок. Не включай дурака, ты прекрасно все слышал.

«Проходим в зал казни и молча выполняем указания исполнителей».

 

Зал Он не то чтобы узнал, нет. Тем более, что все подобные помещения в Центре Исполнений практически одинаковые, просто сменные настенные, напольные и потолочные модули позволяют быстро адаптировать их под ситуацию.

 

Знакомые колья. Металлические, блестящие, сантиметров пять в диаметре, крепления для ног у основания, сантиметрах в сорока от наконечника заранее установлены ограничительные кольца, острия лоснятся прозрачной смазкой. Те же, да не те.

 

Во-первых, не пять, а три – это понятно. Во-вторых, кольца. В-третьих, сразу стоят вертикально, и, судя по высоте, уже адаптированы к анатомии приговоренных. Им останется чуть-чуть приподняться на носочках и вставить наконечники в анус. Наконечники. Два первых те же – острые, но слегка закругленные. А вот третий был круглый. Не закругленное острие, а сам кол, немного сужаясь (надо полагать, чтобы легче пройти сфинктер?) заканчивался шаром сантиметра три – три с половиной в диаметре. Похоже, блондинку ожидает что-то… Что-то ожидает.

 

Увидев Их, та вскрикнула. Прилежная и Худышка невольно дернулись и замерли, переводя взгляд с Блондинки на Них. Надо полагать, о причине такой реакции они догадались.

 

-Я тоже рада тебя видеть, - приветливо, почти ласково обратилась Она к Блондинке, - у тебя хорошая память. Не собиралась больше с тобой встречаться, но соскучилась и решила навестить. Вот видишь, не такая уж я и сучка. Думаю, остальные уже догадались, что мы – ваши Исполнители, указания которых вы молча должны выполнять. Молча. Выполнять. Рассчитывать на то, что хуже уже не будет, не советую. Будет. Тем, кто хорошо себя ведет, разрешу говорить. Впрочем, чего не запрещаю всем троим, так это орать. Но всему свое время. А пока подходим к колышкам в том же порядке, что и в комнате ожидания и становимся к ним спиной. Точнее, попами. И хватит уже прикрываться, милочка, стесняться поздно, да и некого, – эти слова были обращены к Прилежной, продолжавшей прикрывать свой немаленький бюст и лобок.

Пока Она говорила, Он внимательнее рассмотрел приговоренных. Сзади и в зеркале. Новеньких, блондинку Он и так хорошо помнил.

 

Смугловатая Худышка была небольшого роста, подтянутая, с высокой линией плеч, выступающими, но не портящими ее ключицами и изящными лопаточками на крепкой треугольной спинке. На фоне тонкой талии небольшая оттопыренная попка в форме яблочка смотрелась достаточно крупной. Интересно, что практически отсутствующая грудь вовсе не портила и не делала хозяйку похожей на подростка, даже несмотря на выбритый лобок. То, как она держала осанку, а также настороженный, но прямой взгляд черных глаз дополняли картину уверенной в себе, несмотря на наготу и ситуацию, женщины. Завершали ее изящные крепкие ножки с развитыми икрами и ляжками. Ступни Худышка зачем-то поставила в первую танцевальную позицию.

Прилежная была чуть повыше Блондинки и Худышки.

 

Достаточно стройная, правда, слегка сутулящаяся сообразно ситуации, с женственной фигурой – широкие бедра, большая, слегка отвисшая грудь с темными крупными сосками, чуть полноватые ноги, попа в форме груши, небольшой животик с глубоким пупочком. Косу, словно желая прикрыться, она перекинула на грудь. А еще у нее был очень волосатый лобок, который она по-прежнему порывалась прикрыть ладошкой.

 

Видимо, стесняясь не столько наготы, сколько его вида. Это не укрылось от Ее внимания:

-Так много работы, что не хватает времени побрить? Или денег на депиляцию? Разрешаю ответить.

-Муж… Мужу так нравится, - прошептала сконфуженная Прилежная.

-Каков деспот! – возмутилась Она и доверительно, по-свойски посоветовала, - А ты его брось. Пусть себе ищет другую волосатую письку. Кстати, а охранникам понравилось?

Прилежная густо покраснела.

-Отвечай, не томи.

-Я… Я не знаю.

-Ладно, я у них сама спрошу. Но в следующий раз обязательно побрей – сама понимаешь, эти заросли на любителя, да и тебе стесняться не придется.

 

Опять Ее излюбленный «следующий раз»! Она продолжала:

-Попка хоть не болит? Сегодня она принадлежит мне, и я хочу, чтобы с ней все было в порядке. Так болит или нет?

-Не… Немного…

-Ну, если только немного, то мы ее простим. У нее сегодня и так непростой день.

Крепившаяся до этого Прилежная снова завыла.

 

-Ладно, не будем терять время. Внимание! – Она вернула всех троих к действительности и дала Ему сигнал приготовиться, - приподнимаемся на носочках, раздвигаем ягодицы, вводим колышки в дырочки и опускаемся на пяточки. Это не больно, думаю, даже приятно. Правда? – вновь обратилась Она к Прилежной, которая к тому времени поспешила выполнить указание и, слегка поморщившись, насадилась анусом на острие кола, - Можешь не отвечать. Сама вижу. Похоже, ребята не зря старались. Ты как? – обратилась Она к Худышке, - Для тебя не слишком толстый? Если нет, можешь даже поелозить по нему попкой. Кстати, - Она подала Ему знак подойти, - можешь любоваться тем, чем хотела, сколько влезет. А влезет в тебя много.

 

Блондинке Она просто улыбнулась. Не своей обычной непроницаемой, а какой-то загадочной улыбкой. Той с введением пришлось посложнее – толстая круглая головка кола труднее преодолела сфинктер, чем скругленные острия кольев подруг по казни, но она справилась, и теперь замерла, стараясь не смотреть на страшную Пару.

 

-Руки за спину! – все трое выполнили команду, Он привычно зафиксировал стяжками большие пальцы рук и пристегнул щиколотки к полу. Она подняла пультик, послышалось знакомое очень тихое жужжание и … двухголосый вопль! Все трое, почувствовал, как шкворни начали движение вверх по их прямым кишкам, решили, что это начало казни, но Худышка сумела, зажмурив глаза и сжавшись, промолчать, а Блондинка и Прилежная заорали в голос.

 

-Что это было? – жужжание прекратилось, колья остановились, - неужели вы решили, что все будет так невежливо и быстро? Это даже не прелюдия! Просто знакомство ваших попок с их кавалерами стало чуть глубже. Сантиметров на восемь. Сейчас мы его продолжим. Не надо кричать, вам это понравится!

 

Страницы:
1 2 3
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 1

ale5721
ale5721 16 февраля 2014 17:20
Еще и еще, раз за разом, перечитываю *Качельки*. Бесподобно, впечатление, что автор находился там во время казни. Я поражен! Спасибо.