Жадность

Автор: Willy7

-…То есть, опять до вечера?

-Сегодня тебе понадобятся силы и настрой. Десять исполнений. Две мужские особи и восемь женских. Нужен твой удар.

 

Его удар! Опять напрашивается на безмолвный, на уровне понимающей улыбки, комплимент. Он хорошо помнил Ее удар, точнее, взмах, которым она исполнила одну не в меру шумную и суетливую дамочку.

 

Они наблюдали за ней через стекло комнаты ожидания. Проворовавшаяся чиновница из какой-то там администрации металась от стены к зеркалу, стучала в него и требовала встречи с кем-то очень важным – не с одним, так с другим, не с другим, так с третьим, грозила всеми казнями египетскими и, похоже, не очень верила в свою.

Интересно, как ее удалось уговорить раздеться? Или раздели? Лет сорока семи, достаточно высокая для женщины, сохранившая довольно стройную фигуру с крепкими бедрами и широко посаженными мячикоподобными грудями размера два-плюс и белыми зонами бикини на загорелом теле.

 

Надо же, солярии игнорируем, на пляже загораем пристойно, а от денежек теряем голову... Теперь в прямом смысле. На самом деле именно те «кто-то», с кем она хотела встретиться, но кому, похоже, уже была не сильно нужна (или наоборот, сильно не нужна!) выторговали для нее «почетное» обезглавливание мечом. Ее лицо можно было бы назвать привлекательным, если бы оно не было искажено злобой и высокомерием, которые как-то слабо вязались с наготой. Периодически она нервно поправляла светлые волосы, убранные вверх в старомодную номенклатурную прическу, открывающую шею. Удобно открывающую шею.

 

-Как будем с ней справляться? Она не даст себя связать, не встанет на колени и не подставит шею. Планируешь переквалификацию на кол?

-Нет. Кому-то нужна ее голова. Сегодня и сейчас.

-Я…

-Не ты. Не обижайся. Смотри и запоминай. Показываю специально для тебя, - Она поцеловала Его и взяла катану, - Я пошла.

 

Голос, приглашающий приговоренную на казнь был неожиданно мягким и вселял надежду.

«Будьте добры, пройдите, вас ожидают».

 

Чиновница уверенно вошла в открывшуюся дверь в ожидании встречи с кем-то, кто в ее понимании должен был вытащить ее отсюда, и дошла до середины зала, когда в открывшуюся напротив дверь своей бесшумной пружинящей походкой навстречу вошла Она. Катана в правой руке и милая леденящая бесстрастная улыбка на лице.

Быстро подойдя к приговоренной, прежде, чем та успела открыть рот, Она несильно ткнула ее клинком в пах, сразу отдернув меч обратно. Чиновница схватилась обеими руками за лобок и открыла рот, чтобы заорать, но Она, грациозно крутнувшись справа налево вокруг оси, успев при этом обхватить рукоять катаны обеими руками, не срубила, не снесла, а срезала голову приговоренной по линии плеч.

 

Но это было не все. В продолжение секундного действа, убрав левую руку с рукояти, локтем правой руки Она сильно толкнула обезглавленное тело между грудями. Отлетевшее назад туловище освободило голове дорогу для падения, но Исполнительница левой рукой схватила ее в полете за волосы. Две, максимум – две с половиной секунды с момента укола в пах – отметил Он.

Безголовое тело от толчка согнулось пополам в талии и, согнув ноги в коленях, приземлилось сначала на ягодицы. От толчка белые груди-мячики подпрыгнули. Продолжая падение, абсолютно неожиданно оторвав руки от лобка, тело попыталось компенсировать ими удар спиной об пол. Наверное, чтобы не удариться об пол затылком. Упав, оно задергало ногами, попеременно сгибая их в коленях и резко выпрямляя, заскребло наманикюренными ногтями рук по кафелю.

 

Сила пульсации кровяных струй из артерий вполне соответствовала темпераменту обезглавленной. Постепенно интенсивность конвульсий стихала, в какой-то момент оно выгнулось животом вверх, упало и затихло, чуть-чуть подрагивая маникюром. Исполнительница резким движением клинка смахнула с него кровь, и, подойдя к зеркалу, показала Ему через стекло голову казненной. Ее рот так и остался открытым в крике от боли в паху, в вытаращенных глазах кроме боли застыло удивление. Надо полагать, все произошедшее было для нее немного неожиданным…

 

-Для сегодняшних такой вариант – много чести, - Ее голос вернул Его от воспоминаний к реальности. Он почти привык к этой способности читать мысли.

-И..?

-Я бы исполнила пилой.

-Бензо- или электро-?

-Ручной.

-Ты не испытываешь к ним особых симпатий.

-Две мужские особи и восемь женских, все неместные, решили наладить выпуск высококачественного питьевого йогурта. В их чистеньком подвальчике-цеху от грязи должны были подохнуть даже микробы.

-Дальше.

-Нашлись реализаторы, которым оптовая цена показалась привлекательной.

-Результат?

-Двадцать три человека в реанимации, двое – в морге. Это не все. Три крупные партии успели перехватить в детских учреждениях.

-Почему не колья?

-Ты, я вижу, тоже не особо влюблен в них?

-Уже да.

-В тех местах, откуда эти гости родом, тело считается подарком небес. Потеря его части, а тем более – головы, сильно испортит им настроение.

-Реализаторы?

-Колья. Но не сегодня. Хотя, сегодня кол, скорее всего, тоже понадобится.

-Предполагаешь неповиновение?

-Уверена. По моему знаку исполняем его по быстрому варианту.

-Его?

-Да, это будет мужская особь. Потом понадобится быстрое обезглавливание.

-Второго?

-Да. Для контраста.

-Это я понял. Совместное исполнение мужчин и женщин тоже обоснованно. Чем исполняем?

-Тесаком. Обычным длинным тяжелым тесаком у столбиков.

Раздеваемся и идем в зал Исполнений. Сразу.

 

«Проходим в зал казни и молча выполняем указания исполнителя». И еще что-то на непонятном языке. Надо полагать, то же самое.

 

Открылась дверь из комнаты ожидания и в зал вошла толпа. Не группа, не горстка испуганных обнаженных людей, а именно толпа. Толпа голых и перепуганных. Впрочем, стадный инстинкт помогал им держаться с оттенком уверенности.

 

Почему-то не в первых рядах в толпе были двое мужчин – смуглые, худощавые, невысокого роста, похожие на постаревших подростков. Впрочем, все в этой толпе ростом, мягко говоря, не отличались. Внешностью тоже. Женщины все темноволосые, с волосами, забранными в хвосты. Темные же раскосые глаза, смуглая кожа, недлинные ноги, крепкие округлые ягодицы, небольшие груди, тонкая шея – приблизительно так выглядели пять из восьми. Одна была немного крупнее остальных и отличалась бюстом весьма достойных размеров и формы, по размерам сопоставимым разве что с крупными отвисшими грудями пожилой, в меру полной женщины, державшейся в толпе с левого края. На правом краю его взгляд отметил нехарактерный для этой компании европейский тип. Блондинка лет тридцати трех, со светлой кожей, такого же маленького роста.

 

Широкие бедра, объемистая попа, округлый животик со шрамиком от аппендицита, небольшие, самоуверенно торчащие вперед груди-яблочки с розоватыми сосками. Волосы, как и у остальных, собраны в хвост.

Пока Они рассматривали приговоренных, те любовались Залом. В нем на расстоянии полутора метров друг от друга в кафельном полу были закреплены десять столбиков высотой около метра, каждый с ремнями на уровне кистей рук стоящего на коленях человека. Венчала каждый столбик металлическая пика, назначение которой не оставляло сомнений. Чуть поодаль лежали недлинные заостренные металлические колья толщиной сантиметра четыре, с крестовинами сантиметрах в тридцати пяти от острия, сантиметров на пятнадцать блестящие прозрачной смазкой.

 

Увидев все эти не внушающие оптимизма предметы, приговоренные зашумели. Нет, не организованно, не синхронно – просто каждый отреагировал по-своему. В результате плач, стон, возмущение, вздохи и просто завывание слились в один окрашенный страхом смерти шум. Впрочем, в какой-то момент один из всех голосов стал громче, и, отодвинув обнаженных женщин, вперед выскочил голый мужчина и, то жестикулируя в районе своей шеи, то показывая на остальных, начал что-то лопотать на своем языке.

 

-Я так понимаю, ты хочешь быть первым? – «не поняла» его Она.

-Гаава – не! Гаава лубит низя! – разъяснил тот суть своих требований. Остальные поддержали его галдением.

-А как? – со своей непроницаемой улыбкой коротко спросила Она.

-Весить! – высунув язык, оппонент изобразил повешение. Остальные загалдели так, как будто с рождения только об этом и мечтали.

-Хорошо, - неожиданно согласилась Она, - хочешь дрыгать ногами – будешь дрыгать. И глазами подала Ему знак. Едва заметным тычком в солнечное сплетение Он заставил буйного согнуться. Подбив ему сзади коленки и резко надавив на плечи, Она поставила буяна на колени. Оторвав его руки от груди, Он завел их за спину, где Она перехватила запястья ремнем. Далее Он прижал лицо бунтаря к полу, сел на шею и, подтянув бедра к животу, раздвинул ему ягодицы. Она без долгих предысторий всунула ему в анус острие кола и столь же решительно протолкнула его сантиметров на двадцать вглубь тела. С немалым трудом Ему удалось удержать заоравшего и задергавшегося проткнутого.

 

Страницы:
1 2 3 4
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0