Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Сайт, посвященный истории
пыток и смертной казни, их
эротической составляющей

 
на правах рекламы

Акция

Автор: torturesru от 5-02-2012, 11:05

Written by Кошон

 

Это было в 1943 г. в Белоруссии. В республике тогда действовало успешно много партизанских отрядов.

 

Один из отрядов базировался в лесах в районе райцентра Н. и села Барановка.

 

Село было небольшое, с церковью и клубом. На момент событий в нем жило около 100 человек. Мужчины ушли на фронт, в селе оставались женщины, дети, старики. Староста деревни был партизаном, а его связной была учительница местной школы Татьяна Л.

 

Это была молодая женщина лет 25, с длинными каштановыми волосами до талии, невысокого роста. Она носила очки. Ее муж, Владимир, погиб в самом начале войны. Перед войной они только расписались. Он был пограничником и погиб на заставе. Детей еще у них не было.

 

Татьяна работала в школе учительницей немецкого языка. Помимо этого, она была переводчицей. При оккупации, ее основным трудом стал перевод.

 

В селе любили и уважали учительницу. Ей сочувствовали о погибшем муже. О помощи партизанам знали многие и помогали ей, как могли. Лучший ученик и ее главный связник был пионер Ваня.

 

За неделю до событий партизаны пустили его под откос. Груз – танки и крытые вагоны – с усиленной охраной взлетели на воздух. Что везли в вагонах было не известно, но взрыв был страшной силы.

 

* * *

 

На следующее утро после взрыва в райцентре собралось все руководство СС и армии в районе. Тема разговора были партизаны. Руководил оккупантами штандартенфюрер СС фон Штрумф.

 

- Господа! – начал он, когда все собрались. – Я собрал Вас всех здесь для решения важного вопроса. Что нам делать с бандитами, именуемыми партизанами?

 

- Справиться мы с ними не можем, - сказал полковник Томас, высокий представительный военный с лысеющей головой с заметной сединой. – Значит нам надо дать им урок, чтобы они нас запомнили навсегда!

 

- Согласен, - ответил Штумпф. – Надо провести карательную акцию. А после сообщить, что она была ответом на действия бандитов!

 

- Правильно!

 

- В качестве места акции предлагаю эту Барановку. Она ближайшая к месту последнего теракта.

 

- Согласен. Я выделю отряд для блокировки села.

 

- Но не заранее. Чтобы никто не догадался. Просто будем блокировать их выезды и постепенно сужать блокаду.

 

- Согласен.

 

Когда Томас и его подчиненные ушли, Штумф откинулся в кресле. Он представил себе картину акции и вспомнил, что у него она была не первой.

 

За год до этого его перевели с Украины для усиления карательных органов в Белоруссии. На Украине он руководил СС в районе Харьковской области.

 

В августе он сжег большое село Павловское со всеми жителями. Потом еще два села в соседней области. Имя его стало синонимом жестокости.

 

Теперь попав в Белоруссию, он решил повторить и тут свой опыт борьбы с партизанами.

 

* * *

 

Партизаны после взрыва особого поезда были вынуждены скрываться от карателей. Они сменили базу и ушли в дальние леса. Каратели и тут пытались уничтожить их.

 

Командир отряда Григорьев был предупрежден Татьяной о приближении карателей. В свою очередь он предупредил девушку об опасности для ее села.

 

Было решено через неделю эвакуировать село и увести его в партизаны. Никто не мог предвидеть следующих событий.

 

* * *

 

Накануне акции, староста деревни был вызван в райцентр. Больше его никто не видел. Позднее выяснится, что его расстреляли.

 

Перед отъездом он говорил с Татьяной:

 

- Слушай, меня вызывают срочно в город. Странно! К чему бы это?

 

- Действительно, странно. Может хотят узнать о партизанах?

 

- Кто знает?!

 

- Я попробую связаться со своими через Ваню. Может что-нибудь получится?

 

- Попробуй!

 

В тот же вечер Ваня с котомкой за плечами вышел из деревни. Для немцев он заготовил историю с потерянной коровой. Впрочем, корова действительно пропала, но не в лесу, а у немцев.

 

Ваня шел по лесу. Внезапный окрик “Хальт!” заставил его вздрогнуть. Перед ним стоял немец с автоматом.

 

- Я ищу корову. Она потерялась! Пустите!

 

- Хальт! Цурюк! Шнеллер!

 

Щелкнувший затвор, ускорил движение Вани назад. Он пошел назад, но свернул на другую тропинку. Через минут 15 Ваня услышал тот же окрик “Хальт!”

 

Попытки в течении дня пройти по другим направлениям не дали результатов. Ни Ваня, ни другие ребята так и не смогли прорваться через кордон.

 

Вечером они собрались у Татьяны.

 

- Что бы все это значило?

 

- Похоже, что они создали кордон вокруг нашего села!

 

- Но почему? Что будет дальше?

 

- Даже не знаю! Жаль, что нет связи с нашими! Они что-нибудь бы придумали!

 

- Это точно!

 

- Ладно, дальше видно будет!

 

* * * *

 

Партизаны то же пытались пробиться к селу. Но стычки на дальнем краю кордона тоже не дали результата. Командир, комиссар и разведчики обсуждали вопрос о помощи крестьянам:

 

- Немцы что-то придумали! Я что-то о подобном слышал, но что уже не помню!

 

- С утра попробуем еще раз пробиться к селу! Несколькими группами! Хоть в одном месте, но пробьемся!

 

- Добро!

 

* * * *

 

Каратели постепенно сужали кольцо вокруг села. На утро следующего дня была назначена акция.

 

Вечером перехватили велосипедиста и тут же расстреляли его. Без суда.

 

Ночь прошла относительно спокойно. Под утро партизаны попытались на дальнем краю пробиться через кордон, но безуспешно.

 

Фон Штрумф собрал вокруг себя командиров карателей:

 

- Все идет по плану!

 

- Так точно, господин штандартенфюрер!

 

- Связи с селом нет?

 

- Никак нет!

 

- В 10 часов начнем акцию. Прикажите окружению подойти к селу вплотную!

 

- Яволь!

 

В 10 утра немцы со всех сторон одновременно начали входить в село. Они входили в каждый дом и выгоняли жителей на улицы.

 

- Всем жителям собраться у сельсовета для переписи! Повторяю: всем собраться у сельсовета для переписи! – разорялся громкоговоритель.

 

То тут, то там слышались выстрелы, не частые, но все же. Сопротивлявшихся или не способных двигаться немцы застреливали на месте.

 

Постепенно всех согнали к дому старосты, бывшему сельсовету. За ним находился большой сарай. Возле него немцы что-то делали, но что именно для людей не было видно.

 

Татьяна вышла вперед к самым автоматчикам и заговорила по-немецки:

 

- Что Вы хотите сделать?

 

- Вы говорите по-немецки да еще так хорошо? Неожиданный сюрприз!

 

- Вы не ответили на вопрос!

 

- Это всего лишь перепись населения. Прошу Вас передать всем, чтобы заходили в сарай и ждали там! Вы тоже!

 

Татьяна передала слова немцев. Люди зароптали, не соглашаясь с этим. Тогда автоматчики дулами автоматов загнали людей в сарай. Только у входа люди увидели, что делали немцы – они забивали все окна досками. Недалеко лежали охапки сена, некоторые возле стен. Едва вошел последний человек, двери с грохотом захлопнулись. Было слышно, как задвинули засов на дверях. Немцы возились возле стен.

 

Люди набились в сарай плотно. Стояли почти плечо к плечу.

 

- Таня, что с нами хотят сделать?

 

- Даже не могу предположить! Жаль нет связи с нашими!

 

Неожиданно резко запахло керосином и все, почти одновременно, озарилось красным светом. Огонь! Горит их сарай.

 

- Помогите! Выпустите нас отсюда! – кричали все сразу.

 

Люди пытались выбраться наружу. Но окна и двери были крепко забиты. Крики становились все громче.

 

Татьяна тоже пыталась пробиться наружу вместе со всеми. Теснота не позволяла быстро двигаться.

 

Внезапно сверху посыпались искры – это загорелась крыша. Татьяна почувствовала, что ее голове стало жарко. Она поняла, что искры попали на волосы и они тлели. Перед ней стоял мужчина в возрасте. Ему тоже попали искры на голову. Сначала он их пытался сбить, но внезапно его голова загорелась. То тут, то там люди пытались сбить с себя пламя.

 

У Татьяны то же загорелись волосы и, одновременно, спина и и руки. Она уже кричала с самого начала. Теперь же это был один сплошной визг от боли.

 

Внезапно открылись ворота сарая. Кто-то первый из ближних к ним выскочил во двор, но в лицо ему ударили автоматные очереди. Всех, кто пытался выскочить из сарая немцы расстреливали.

 

Внезапно, раздался короткий хлопок и внутрь сарая ударила струя огнемета. Татьяна, стоявшая у стены, почувствовала сильнейший жар. Вокруг нее живыми факелами метались люди. Она сама, превратившись в факел, горела на месте.

 

Сарай догорел в течении часа. Все жители деревни погибли. Немцы, уходя, сожгли всю деревню.

 

* * * *

 

Весть об уничтожении деревни со всеми жителями потрясла партизан. На митинге было решено:

 

- Все немецкие отряды, принимавшие участие в казни, будут уничтожаться беспощадно.

 

Так и было. Штрумф был взорван со всем своим штабом на лесной просеке при отступлении. Он выбрался из-под обломков своего “Мерседеса” и увидел партизан. В руках одного из них была бутылка с зажигательной смесью. Тот поджог ее и бросил в фашиста:

 

- За Барановку!

 

* * * *

 

Все, что описано в рассказе - вымысел. Сел с такими названиями, где были акции, не было. Все фамилии и действующие лица - вымысел. Совпадения - случайные.

 

С другой стороны – сколько таких сел в СССР, где были акции.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 

Уважаемые вебмастера, Вы на
сайте "Пытки и казни"
работающем на
DataLife Engine.
Текущая версия 9.6.