Знакомство

Автор: Willy7

 

-…приговаривается к казни сажанием на кол через задний проход сразу после окончания данного заседания.

Заседание! Стоило неделю держать в камере предварительного заключения и даже направлять на какой-то непонятный медосмотр, в ходе которого зачем-то заставили полностью раздеться и всего обмерили, чтобы сейчас за минуту прочитать приговор!

Через задний проход… Можно подумать, есть другие варианты…

 

О чем это он?! До Сергея только сейчас дошел смысл услышанного. Нет слов, драка с полицией – дело серьезное, но на кол?!. Ходили всякие разговоры о том, как теперь казнят по приговорам в соответствии с новым уголовным кодексом, но умереть за драку, да еще таким образом!..

-Приговоренный предупреждается о том, что ход казни в случае малейшего неповиновения персоналу и исполнителю может регулироваться таким образом, что она продлится до трех суток. Конвой, уведите!

-Но…

-Приговоренный, вы предупреждены о неповиновении!

 

По дороге молчание нарушил конвоир.

-Вопросы есть? Пока можешь говорить.

-Потом не смогу?

-Потом сможешь только орать!

-В туалет можно?

-Там обоссышься, - заверил тот.

-А…

-А задница твоя теперь не для этого. Береги ее! - хохотнул конвоир, - А вообще-то я ждал другого вопроса. Обычно интересуются, насколько это больно, - явно подводя к излюбленной теме, сообщил тот.

-И что ты отвечаешь?

-Что некоторым поначалу даже нравится! Ты не из этих?

-Нет.

-Но попробовать придется! Все, пришли.

Они остановились у белой двери с глазком. Четыре такие же двери они прошли, еще пять были дальше по коридору.

-Теперь так. Заходишь, снимаешь с себя все, бросаешь на пол. Открывается дверь напротив, заходишь в комнату ожидания, садишься на свободное место. Любая задержка – неповиновение.

 

Комната была такой же простой, как указания конвоира: белый кафель на полу и стенах, белый потолок, дверь с глазком за спиной, дверь без глазка – напротив. Оставшись абсолютно голым, Сергей ощутил щемящее чувство беззащитности и неотвратимости приближающегося ужаса казни. Открывшаяся дверь ощущений только добавила.

Как и в раздевалке, в этой комнате был белый кафель и две двери, но тут между ними стояла скамейка. На ней сидели четверо таких же обнаженных – двое мужчин и две женщины, через одного. На скамейке оставалось место как раз для него. И еще одно существенное отличие – напротив скамейки по всей ширине стены было зеркало в рост человека. Зачем? Чтобы обреченные в последний раз полюбовались на себя? Или за ними через зеркало кто-то наблюдает? А, собственно, не один ли уже черт?!

 

Особо не разглядывая мужчин (боковым зрением: тот, что ближе ко второй двери – шатен, чуть старше Сергея, лет сорока, крепкого телосложения, по центру – блондин лет двадцати пяти, худоватый и дрожащий), он задержал взгляд на женщинах. Между мужчинами расположилась полненькая блондинка лет тридцати восьми с прической «а-ля Монро», прикрывающая одной рукой немаленький бюст, другой – лобок. Пышечка негромко плакала, ее округлые плечи вздрагивали в такт рыданиям. Миловидное личико было залито слезами, пухлые губки шептали что-то невнятное. Ближе к Сергею сидела худенькая смуглянка, рассмотреть которую было сложно: девушка (судя по фигуре) сидела, поджав маленькие ступни на лавку, обхватив колени руками и спрятав в них лицо. Черная толстая коса до середины спины подтверждал его предположение, что его соседка – цыганка или азиатка. Тут Сергей поймал себя на мысли, что был бы не против рассмотреть ее в подробностях… Да и блондинке какой уже смысл прикрываться?

Сидевший первым шатен вздохнул и обратился к полненькой соседке.

 

-Вот видишь, я же тебе говорил: мест – на пятерых, каждого ждем минут по пять, успеем напоследок, а ты!..

-Как вы можете?! – та резко подняла на него мокрые от слез карие глаза, - нас же сейчас…

-Вот именно! Ты хоть какое-то удовольствие успеешь получить…

-О чем вы?

-Ну, баб же наверняка через ваше счастье нанизывают…

-В приговоре сказано – через задний проход…

-Надо же! Через щель наверняка было бы не так больно и быстрее. Все у них через жопу! Тем более надо было! А может…

 

Открывшаяся напротив входной дверь поставила крест на всех «а может». Голос из невидимого динамика сообщил: «Проходим в зал казни и молча выполняем указания исполнителя».

За короткие секунды перехода из комнаты в зал Сергей успел убедиться в зеркале, что его соседка, а теперь – впередиидущая, действительно азиаточка лет двадцати трех, что фигурка у нее не хрупкая, а спортивная с упругой оттопыренной попкой и небольшими красивыми грудками, и что глаза у нее черные и абсолютно сухие. А еще все пятеро приблизительно одинакового роста – среднего.

 

И в зале казни было никуда не деться от белого кафеля. И от зеркала во все стену справа от входа. Смотрим на себя, наблюдают за нами, или всё вместе? Оказавшись перед зеркалом, пышечка, опустившая было руки, опять прикрыла свои прелести, и, что неприятно, ее примеру зачем-то последовала спортсменка-азиаточка.

Впрочем, внимание всех пятерых тут же привлекло другое.

 

Ряд из пяти ровных блестящих металлических кольев диаметром около пяти сантиметров, наклоненных в сторону зеркала так, что острия находятся на уровне чуть выше нижней линии ягодиц человека среднего роста. Стоп, несмотря на общее сходство в росте, наклон кольев немного отличается. Похоже, учтены индивидуальные особенности. Теперь с медосмотром все понятно, с очередностью тоже. Острие кола составляет угол градусов шестьдесят, наконечник едва заметно скруглен. Гуманизм или ..? Сантиметров на десять от острия каждый шест смазан каким-то прозрачным гелем, сантиметрах в сорока – темное кольцо. На полу под наконечниками – желтые круги с какими-то приспособлениями.

Негромкий приятный голос отвлек приговоренных от созерцания того, что в недалеком будущем будет торчать из их … тела.

 

-Понимаю, зрелище захватывающее! Я бы даже сказала – завораживающее. Но давайте уже знакомиться. Знакомство наше, правда, будет недолгим, но достаточно глубоким. Для вас – в прямом смысле. Я – ваш Исполнитель. Прошу иметь в виду, что на слово «палач» я обижаюсь. Впрочем, вы предупреждены о молчании.

 

Голос принадлежал женщине лет тридцати, невысокой, с неестественно тонкой талией и кажущимися очень широкими на ее фоне бедрами. Впрочем, ее бедра были скорее не широкими, а сильными, красиво переходящими в недлинные, но такие же сильные и стройные ноги. Красивые близко посаженные груди размера «три-плюс», длинная изящная шея, миловидное скуластое личико, короткая стрижка платиновых волос, черные брови, пронзительно-голубые глаза – словом, в другой ситуации мужчине было бы от чего если не потерять голову, то, как минимум, просто по-мужски отреагировать. Впрочем, и в этой ситуации Сергей неожиданно понял, что его друг, неожиданно напомнивший о себе при осмотре спутниц по дороге на кол, сообщает о все более и более серьезных намерениях. И было от чего: исполнительница была голой. Полностью. У нее был даже выбрит лобок. И при этом на ней были очки. Обычные прозрачные очки, делавшие ее похожей на учительницу. На правой руке «учительницы» от плеча до запястья красовалась замысловатая цветная татуировка. Взгляд у нее был не совсем подходящим для ситуации – ироничным на грани веселья, и никак не угрожающим. А еще внимательным. Сергею даже показалось, что, скользнув взглядом по всем пятерым, она заметила его реакцию и даже улыбнулась правым уголком рта.

 

-Вас удивляет мой наряд. Поясняю: так после процедуры проще отмыться. Советую дамам перестать прикрываться – стесняться уже некого. Очки. Это от различных брызг. Или от плевков – некоторые плохо себя ведут. Кстати, о плохом поведении – вы предупреждены о регулируемости процесса, а значит, ведем себя хорошо и выполняем все мои указания. Становимся на желтые круги спиной к кольям лицом к зеркалу в том же порядке, в котором сидели в комнате ожидания. Наклоняемся, раздвигаем ягодицы и вводим кол в анус. Насколько сможете.

 

Напоминание о незавидной участи неисполнительных возымело действие, и все пятеро покорно выполнили указание. Индивидуальные анатомические особенности действительно были учтены, и скругленный наконечник уперся Сергею в анус. Смазка, по-видимому, содержала анестетик, притупляла боль в сфинктере заднего прохода, вызывала его расслабление и позволила ему без особых проблем принять в прямую кишку пять сантиметров наконечника и еще пару-тройку сантиметров кола. Ощущение было своеобразным, и донесло до разума весть о том, что обратного пути нет, и это уже начало страшного конца.

 

Несмотря на осознание ужаса предстоящего, Сергей поймал себя на том, что жадно разглядывает все, что отражается в зеркале. Пышечка-блондинка, раздвинув пухлые ягодицы, наклонилась вперед, и, прикрыв глаза медленно подалась назад, охнула, вздохнула и замерла, закатив глаза. Ее пышный бюст в наклонной позиции представлял зрелище куда более аппетитное, чем в прикрытом состоянии. Она открыла глаза и часто задышала.

 

Любопытно, что крепкий шатен, так сетовавший на ее несговорчивость в вопросах предсмертного секса, сейчас вцепился в свои половинки и закрыл глаза, словно стеснялся самого себя по причине анальной дефлорации. Блондин, напротив, уставился немигающим взглядом в глаза своему отражению и словно к чему-то прислушивался.

Азиаточка закрыла глазки, поджала губки и замерла. Ее смуглое тело от какого-то внутреннего напряжения покрылось потом и заблестело. Со стороны было не понять, выполнила она приказ, или ее попка свободна.

 

Как он успел все это рассмотреть?! Он даже успел заметить, что у исполнительницы на крестце пониже мускулистой треугольной спинки еще одна татуировка – крылья, не крылья? – не разобрать, но что-то интересное. Интересное?! Интересное в этот момент распирало его задний проход, и, похоже, не менее интересным образом воздействовало на его предстательную железу. В сочетании с картинкой в зеркале результат не заставил себя ждать. Черт, кажется, «учительница» действительно искоса поглядывает! Интересно, это неповиновение?

Страницы:
1 2 3 4 5
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0