Выбор

Автор: anzor_555

 

–Если так пойдет дальше, мы останемся без работы, – как–то слишком весело сообщила Она.

Слишком весело. Не то, чтобы Она была не в духе, нет. Эмоции в вопросах работы вообще не для Нее. Но сейчас Он готов был поклясться, что за внешним шутливым спокойствием тщательно скрывается в лучшем случае какое–то недовольство. В худшем – ярость. Интересно, что за новость принесла Она из Центра Исполнений?

 

–Сейчас ты отсмотришь два сюжета. Задашь вопросы. Потом назовешь вариант, который на твой взгляд лучше.

–Я тебя ждал.

–Знаю, – Она неожиданно виновато улыбнулась. За эту улыбку Ей можно простить все, – но очень тебя прошу сначала посмотреть.

–По ходу просмотра вопросы возбраняются?

–Нет. Смотрим?

–Смотрим.

 

Обычный зал исполнений. Белые стены, потолок, кафель. Необычный белый помост высотой около двух метров со ступеньками. Открывается дверь из комнаты ожидания. Над ней, будто разрезая стену, появляется тонкий тросик, скользящий верхним концом по потолку в направлении помоста. Нижний заканчивается карабинчиком, к которому пристегнута проволочная петля. Петля, соответственно, плотно обвивает шею голой невысокой женщины лет сорока–сорока пяти со связанными за спиной руками, и тянет ее к помосту. Лицо несчастной искажено скорее ужасом, чем болью, плотные отвисшие груди колышутся в такт шагам, полный зад, насколько позволяет тянущая вперед петля, оттопырен назад. Увидев помост, женщина кричит и попытается податься назад, но петля неумолимо тянет ее к ступенькам. В момент, когда первая приговоренная начала подъем на помост, из стены выплывает второй тросик, тянущий за собой на петле высокую смуглую худощавую брюнетку лет тридцати пяти, соответственно обнаженную и связанную. Эта движется прямо и быстро, видимо, понимая бесполезность сопротивления. К моменту ее приближения к ступенькам первая уже стоит у дальнего края помоста, а третий тросик выволакивает из двери маленькую зареванную толстушку лет двадцати двух со светлыми косичками. Не переставая рыдать, она смешно семенит маленькими толстыми ножками, тоже пытаясь хоть как–то замедлить движение к помосту. Так же, как и предшественниц, тросик тянет ее вверх по ступенькам. В какой–то момент она спотыкается, и в кадре хорошо заметно, что тросик моментально немного провисает, но потом вновь тянет толстушку вверх.

 

Композиция выстроена. Три голые женщины абсолютно разного роста, возраста и телосложения с одинаково связанными за спиной руками и одинаковыми проволочными петлями на шейках. Три пары перепуганных и заплаканных глаз. Одинаково переминающиеся с ноги на ногу, замершие в ожидании и дрожащие женские тела. Последнее из тел не выдержало и стыдливо зажурчало, с помоста закапало.

 

Он обратил внимание на то, что волосы первых двух собраны в одинаковые хвосты, хотя обвивающие их шеи петли этого вовсе не требовали. Одна из косичек обмочившейся почему–то неестественно торчит вверх.

В какой–то момент Она остановила кадр.

 

–Спрашивай, – не дожидаясь вопроса, обратилась Она к Нему.

–Это не повешение, – не спросил, а констатировал Он.

–Нет, – подтвердила Она и отключила паузу.

 

На изображении камера зачем–то поочередно берет крупным планом лица и груди приговоренных. Старшая по–прежнему морщится от ощущения проволоки на шее и переминается с ноги на ногу, вследствие чего ее полные немного отвисшие белые груди с крупными пупырчатыми сосками покачиваются. Высокая брюнетка безучастно прикрыла глаза, ее тонкие губы беззвучно шевелятся, темно–вишневые соски маленьких крепких грудок напряжены. Маленькая толстушка продолжает рыдать, заливая слезами щеки и небольшие округлые широко посаженные бледные груди со сморщенными коричневыми сосочками.

 

Камера возвращается к общему плану. В этот момент в зале не произошло ничего примечательного: не прозвучал сигнал, не выключился свет, не раздалась барабанная дробь. Просто помост, сложившись, легко ушел из–под женских ножек и три голых тела полетели вниз. Все произошло как–то обыденно и очень быстро. Впрочем, чей–то ротик успел издать очень короткий пронзительный визг.

 

Три пары женских пяточек одновременно коснулись пола. Даже не коснулись, а с размаху уверенно встали. При этом три женские головки, странным образом отделившись от тел, немного подпрыгнули вверх и заплясали на тросиках. Из трех обрубков шей вверх выстрелили фонтаны алой крови, с секунду заливая качающиеся над ними головы.

Далее обезглавленные тела повели себя по–разному. Старшее, скручиваясь, осело на подломившихся ногах, перевернулось на живот и задергалось, сгибая и разгибая ноги в коленях, почти доставая пятками до ягодиц.

 

Тело высокой, удачно приземлившись на расставленные ноги, замерло стоя. Лишь через пару секунд оно подалось назад и наотмашь рухнуло на спину. При таком падении проломленный череп был бы обеспечен, но голова брюнетки, залитая кровью больше других, благополучно продолжала крутиться на тросике высоко над телом, в свою очередь поливая его струйкой крови, вытекающей из обрубка шеи.

 

Обезглавленное тело толстушки словно ждало сигнала. Освободившись от петли, оно рванулось вперед, пробежало четыре шага и, рухнув на живот, проползло еще метр, отталкиваясь толстенькими ножками, оставляя за собой кровавую дорожку. И остановилось, продолжая подергиваться, словно пытаясь проползти еще.

Тросики неожиданно ожили и двинулись к противоположной двери. Головы казненных, продолжая вращаться, плавно покинули зал. При этом Он окончательно убедился, что их волосы каким–то образом закреплены на проволочках. Особенно хорошо это было заметно на примере головки толстушки, повисшей на одной косичке и болтающей второй. Безголовые тела, вздрагивая, постепенно затихли на залитом кровью кафеле.

 

–Сразу второй, или есть вопросы по первому? – Он опять был готов поклясться, что в Ее голосе звучит не безразличие, а тщательно скрываемая неприязнь к увиденному. Он подыграл:

–Чего тянуть, давай второй.

 

Тот же зал. Белые стены, потолок, кафель. Помост отсутствует. Первый тросик втаскивает в зал голую миниатюрную азиаточку лет тридцати. Нижний конец ее черной косы явно прикреплен к проволоке. Грудки у нее такие миниатюрные и плоские, что выдаются вперед маленькими сосочками только благодаря заведенным за спину рукам. Испуганные миндалевидные глазки бегают по залу в поисках угрозы. Обвившая ее шею угроза тем временем тянет азиаточку дальше.

 

С интервалом в полтора метра, практически без паузы, следующий тросик вытягивает блондинку лет пятидесяти с формами, которые можно было бы назвать аппетитными, если бы не рост их хозяйки – около метра восьмидесяти пяти. Огромная грудь, широкие бедра, длинные стройные ноги, округлый подтянутый живот, гладкая кожа – природа благосклонно позволила женщине сохранить все это, несмотря на возраст. Чисто выбритый лобок с татуировкой в области паха ярко свидетельствует о том, что вся эта роскошь, несмотря на внушительные размеры, кому–то явно небезразлична. Была. Даже проволочная петля смотрится неуместным, но все же украшением на длинной изящной шее. Красивая голова на этой шейке тоже таращит по сторонам большие зеленые глаза. Пышные волосы собраны в хвост и, похоже, тоже прикреплены к проволоке.

 

Так же без паузы завершает трио шатенка лет сорока, среднего роста, с развитым тазом, полными ножками, тонкой талией и небольшими острыми грудками, весело торчащими чуть–чуть в стороны. Эта идет на полусогнутых с прикрытыми глазами, повинуясь движению тросика.

 

Снова композиция из трех голых связанных женщин в центре зала – маленькая, высокая и средняя, но теперь не на помосте, а на полу. От первых трех этих отличает полное непонимание ситуации. Камера снова берет крупные планы лиц и грудей приговоренных. Азиатка и блондинка продолжают испуганно озираться, пытаясь понять, откуда придет опасность. При этом обе – и маленькая, и высокая, переминаются с ноги на ногу, но если у первой колыхаться нечему, то бюст второй буквально ходит ходуном из стороны в сторону, а еще вздымается и опадает в такт глубокому нервному дыханию. Шатенка стоит с закрытыми глазами, ее бьет озноб, плечи вздрагивают, грудки трясутся.

Как и в первый раз, возврат камеры к общему плану означает начало конца. Так же обыденно и бесшумно тросики резко дернулись вверх и замерли. Закричать ни у одной из женщин не было шансов. Просто три женские головки немного дернулись вверх и закрутились вокруг оси тросиков, обдаваемые алой кровью из перерезанных шей.

Страницы:
1 2 3 4
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 1

Александр
Александр 13 февраля 2014 11:45
Большое спасибо за все эти рассказы. Впечатляет! но хотелось бы еще прочитать что-либо с участием кольев.