Правительственная инспекция на остров Дьявола

От переводчика:

 

Данный текст датируется примерно 2000 годом. Это один из первых моих переводов. Предпоследний абзац дописан мною, а последний - исправлен так как оригинал обрывается по сути на полуслове. Экзекуцию он дописать обленился. Продолжения я не нашел.

Текст выкладывался на prison4 и у Бьянки (но довольно давно). Автор, скорее всего, француз, но писал по-английски.

 

Перевод Agardener

 

15 июля группа инспекторов французского правительства прибыла в аэропорт Кайенны. Их целью была специальная колония для преступников на острове Дьявола, известная как DIPGG – частная тюрьма под надзором французских министерств внутренних дел и юстиции. В состав группы, проделавшей длинный путь от Парижа до Гвианы, входили мадам Изабель Ленуар, государственный прокурор Франции, монсеньер Феликс Раффарэн, представитель Министерства внутренних дел и мадемуазель Ивон Ла Тур, чиновник американского отдела МИД. Их уже встречал директор тюрьмы Пит Коннел. Прямо на полосе аэропорта он провел их в вертолет. Полет на остров длился примерно 20 минут, вертолет приземлился прямо напротив входа в тюремный комплекс и гости вошли для того, чтобы начать свою инспекцию.

 

Директор тюрьмы начал сою презентацию: «Как вы знаете, мы принимаем заключенных женщин со всех стран мира, но большинство осуждены судами США. У нас имеется несколько заключенных, осужденных на длительные сроки заключения, но их мало и они содержатся в отдельном блоке. Мы начнем экскурсию с основной секции, где содержатся в основном мелкие торговцы наркотиками, магазинные воровки, начинающие проститутки и тому подобные, осужденные максимум на 1 месяц. У нас практикуется для них шоковая терапия. Она заключается в том, что их держат закованными в цепи и подвергают наказаниям, чтобы не допустить продолжения их преступной деятельности. Сейчас мы пройдем в секцию приема заключенных!»

 

«Каждый понедельник мы принимаем новую партию» - продолжал Коннел, - «Их привозят на вертолете, доставляя к нам в наручниках, и, довольно редко, в ножных кандалах. У нас они получают тюремную одежду и цепи замыкаются как на руках, так и на ногах. Оковы довольно тяжелые и закрываются на замочки. Естественно, заключенным их не снять. У нас в тюрьме заключенным не выдают обуви, они должны оставаться босиком все время пребывания у нас. Для ответа на ваши вопросы и небольшой экскурсии я представляю вам Дженнифер из Небраски. Осуждена за мелкую кражу, пробыла у нас неделю и освобождается завтра. По окончании экскурсии я жду вас в офисе!»

 

Охранник ввел Дженифер, симпатичную 19-летнюю девушку. Она была одета в тюремную одежду – футболку и шорты ярко оранжевого цвета. На обоих предметах одежды были номера и марки тюрьмы. Она, естественно, была босиком. Охранник снял с нее наручники и соединительную цепь между кандалами и наручниками. Однако на ногах Дженнифер остались кандалы. Дженнифер улыбнулась и начала свой рассказ: «В тюрьме очень хорошие строгие правила и они дисциплинируют, просто девушки не умеют себя вести. Конечно, после того как тебя привезут сюда, неприятно оказаться закованной в кандалы и цепи, в камере, без кровати и еды в первую ночь. Но уже на следующее утро они привыкают!» Дженифер провела их в коридор на первом этаже возле помещений приема новых заключенных. По одну его сторону были камеры, с решетками во всю стену. Можно было свободно увидеть все помещение. Почти все камеры были пусты, только в крайней сидела закованная девушка.

 

«На втором этаже такие же камеры для тех, кто плохо себя ведет, а на третьем жилые помещения для обычных заключенных. Мы помещаемся там по 8-10 человек. Там есть кровати и туалет. Камеры на втором этаже были идентичны тем, что и на первом, только на ночь в них выдавался плетеный матрас и имелось отверстие для естественных надобностей. «Мы все время нахождения здесь обычно закованы в наручники, ножные кандалы и соединительную цепь. Но в виде наказания применяется и другое. Однажды за драку мне заковали наручники за спиной и сковали их с ножными кандалами, так что я на животе и с прижатыми к ягодицам коленками провела восемь часов.»

 

«Я слышала что-то и о других наказаниях?» - с придыханием спросила Ивон. Она казалась очень взволнованной рассказом Дженнифер. «Я слышала, что заключенные наказываются розгами и кнутами, это правда?»

 

«Да, это случается!» – ответила Дженнифер, - «Но не так часто. Лично я такого еще не видела. Но я слышала, как это делают. Заключенную привязывают к столбу либо заковывают в колодки и наказывают. При этом, снимают футболку и закрывают рот кляпом. Некоторые получали более чем по 20 ударов и применялась даже «девятихвостка» – специальная плетка. Но для этого должно быть специальное решение, в документах заключенной должно быть указано применение таких наказаний. Местные власти не могут сами этого сделать!»

 

Дженнифер провела их в жилое помещение. На одной из кроватей на животе лежала заключенная в одних шортах. Ее руки были скованы под кроватью, а ноги подняты на цепях вверх и закованы в деревянные колодки. «Эта сука получила бастонадо – 50 ударов розгой по пяткам. После наказания мы оставили ее на час. Ей будет неприятно!» – добавила Дженнифер с улыбкой, - «Ее поймали с поличным на краже продуктов в кухне. В таких случаях мы можем наказать такую суку сами, без охранников».

 

«Как тут с принудительным трудом?» – спросил Раффарэн.

 

«Конечно», ответила Дженнифер. «Мы добываем древесину и выращиваем овощи. Почти все заключенные работают весь день, кроме тех, кто строго наказан или работает на кухни или по уборке территории.»

 

Они вышли из помещения и прошли некоторое время по грунтовой дороге. Дженнифер быстро шла, ступая босыми ногами и в лужицы и в грязь, небольшие камешки также не смущали ее. Они прибыли в рабочий лагерь. У входа в него за руки к дереву была привязана девушка. Как сказала Дженнифер, она не проявила достаточного старания в работе и будет оставлена на ночь. Москиты и муравьи не дадут ей скучать ночью, а сутки без еды и воды способствуют энтузиазму в работе на будущее.

 

Заключенные складировали срубленные стволы экзотических деревьев. Как пояснила Дженнифер, в рабочем лагере охранники снимали с них наручники и оставляли только ножные каналы. Однако при этом заключенные работали и без футболок.

 

«Я думаю мы видели достаточно и можем возвратиться в офис!» - сказал Раффарэн. Изабель согласилась с ним. Неотступно следовавший за ними охранник заковал Дженнифер в наручники и прикрепил цепь. Дженнифер с улыбкой попрощалась с ними. Охранник проводил ее в жилой корпус, а комиссия прошла в офис.

 

Коннел сидел за своим столом и перебирал бумаги: «Ну как, у вам есть вопросы?»

 

«У меня нет» - сказала Ленуар, - «а у вас, Раффарэн?»

 

- Я думаю, что дисциплина на хорошем уровне и порядок обеспечивается. Все нормально, о чем мы и составим отчет!

 

«У меня вопрос!», - Ивон подняла глаза и пристально посмотрела на Коннела, - «У вас в тюрьме есть платные визитеры?»

 

«Какие визитеры? Мы работаем под надзором правительства честно и по лицензии. Мы не нарушаем требований законов…»

 

Мадам Ленуар пристально посмотрела на Ивон: «Постойте, Коннел. Я поняла, что она имела в виду…»

 

- Да вы правы, мадам, я хотела бы пожить тут. Но это невозможно!

 

- Почему же. Я, как государственный прокурор, могу определить вас сюда до 15 дней. Подписать все бумаги и даже указать оговорку с телесными наказаниями. Если вы хотите?

 

- Конечно же, мадам, я очень этого прошу. Я бы попросила вас указать и про удары девятихвосткой!

 

- Хорошо, я составлю документы. Мистер Коннел, увидите ее в помещение для приема арестованных. Я арестовываю ее на 15 дней!

 

Вошли охранники. На Ивон надели наручники и вывели из кабинета. Мадам Латур улыбнулась Раффарэну: «Мы хотели улететь сегодня, думаю, мы отложим полет и завтра увидим кое-что интересное. Наказание этой сучки!». Латур подписала бумаги и обратилась к Кеннелу: «Для этой Ивон должен быть хороший урок. В качестве причины ареста я указала оскорбление чиновника, параграф 1134, пункт а. Срок ареста –15 суток. Допускаются телесные наказания – один раз в три дня. И еще, про это не знает Ивон, но знаю я. Начиная с третьего дня применять к ней унижающее наказание!» Латур саркастически улыбнулась.

 

Коннел прочитал документ. «Все понятно. А про унижающие наказания она не знает. Ну что ж, узнает. Познакомится и с физическим трудом. Да и Дженнифер вернется через неделю. Она тут главный помощник администрации и такая же мазохистка как ваша Ивон. Не первый раз была!»

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0