Секта

Автор: SergeyS

 

Небольшая ночная неоконченная зарисовка. Действие происходит в затерянной в лесу общине сектантов-фанатиков, несколько десятилетий живущих в полной изоляции от цивилизации. Заранее прошу прощения за возможную нелитературность и ошибки (писалось просто так)

 

Из состояния полудрёмы Джейн вывел шум в доме, наверху. "Наверное вернулся отец..." - пронеслось у неё в голове, и тут же к ней вернулась ноющая боль во всём теле, от ссадин и синяков. Девушка вздрогнула, холодные коготки страха заскребли на душе. Тяжёлые шаги отца приблизились к

двери... Но, спустя пару секунд, удалились вглубь дома. Джейн расслабленно выдохнула. Отец лишь проверял, заперта-ли дверь, и не сбежала-ли его дочь - "... грязная грешница, еретичка, связавшая себя и сестру с дьяволом" - повторила про себя Джейн его слова, и, услышав шорох слева, вздохнула: "И сестру...".

 

Сестрёнка, Люси, тоже была в подвале. По её, Джейн, вине... Это было единственное, о чём Джейн сожалела. Не нужно было вплетать

Люси в это. Девушка с сожалением взглянула на сестру, мирно спящую на пустых мешках. "Господи, спаси хотя-бы её...".

Рядом лежала Священная Книга и догоревшая свеча. Книга рассказывала о Боге. Отец приказал ей читать и молиться всю ночь, но она даже не открыла её.

 

Да и многое она знала наизусть - эта книга была в каждом доме, и все читали её с раннего детства, только научившись читать. Каждый

взрослый читал её, и учил читать своих детей.

 

Странного пришельца из большого мира она не винила. Даже в чём-то была благодарна ему. С детства она чувствовала тягу к тому, большому миру,

за родным поселением. Понимала, что в здешнем укладе жизни есть что-то неправильное. И пришелец стал доказательством этого. Он многое

рассказывал ей такого, что она никогда не смогла бы даже вообразить. Показывал картинки с огромными стеклянными домами (гораздо большими, чем

здешние), блестящими железными повозками с креслами внутри, людей в яркой и необычной одежде... Сказал даже, что на самом деле все люди живут на огромном шаре.

 

"... Впрочем, это уж точно глупости..." - размышляла Джейн, и на её лице даже проступила лёгкая улыбка. Познакомилась она с ним

случайно, как-то раз собирая ягоды и зайдя слишком далеко за реку. Сначала Джейн, конечно, испугалась, но потом они подружились. Пришельца

звали Майк. Он был старше её на несколько лет, и работал где-то в большом мире. Пришелец был очень необычным, даже говорил немного не так, как все в поселении. Он осторожно расспрашивал её о поселении, и был поражён тем, что она рассказала. Но она умоляла его не говорить ничего о её поселении в том, большом мире.

 

Каждый с детства знал, что в большой мир нельзя ходить под страхом смерти - там царство дьявола, там зло и грех. Но пришелец был хорошим... И люди на картинках были хорошими... Даже сам Отец Джереми, глава поселения, должный нести Божественный свет в души живущих здесь, направлять их на путь истинный и вести к Спасению, неоднократно уходил туда на несколько дней.

 

Но Джейн знала, что никому из простых жителей туда нельзя. Когда Джейн была маленькой, какая-то девушка пыталась уйти туда. Но её поймали мужчины из общины и вернули назад. Потом многие взрослые, родители той девушки и даже родители Джейн, возглавлямые Отцом Джереми, вместе с той девушкой, переодетой в белое рубище, ушли в лес, а вернулись уже без неё. Мама сказала лишь что её наказали за грехи, повесив на большом дереве, и она попала в ад. Поэтому Джейн никому не рассказывала о том, что ходит говорить с пришельцем. Но она странным образом к нему привязалась...

 

Заподозрила неладное Люси. Она расспрашивала Джейн о том, почему она так часто ходит в лес. И в один прекрасный день, во время

очередной встречи Джейн с Майком на лесной опушке за рекой, когда он читал ей книгу, в которой было написано о планетах и том, как они вращаются вокруг Солнца, из зарослей со стороны реки вышла Люси. Она недоверчиво, но с интересом наблюдала за ними с Майком. Джейн сначала испугалась, что Люси убежит и выдаст её родителям, но этого не произошло. Джейн рассказала сестре о Майке. Люси не выдала её, и даже сама попросилась тоже приходить сюда. Что делать, жизнь в поселении была очень однообразна и бедна на развлечения. Джейн не могла отказать ей, из опасения, что сестра обидится и всё-таки выдаст её. Теперь они в заранее оговоренные дни отлучались из общины под разными предлогами, и ходили говорить с Майком. Иногда Джейн ходила одна.

 

Но Джейн с Майком не только разговаривали. Она чувствовала по отношению к нему что-то странное, о чём рассказывала ему. Он научил её целоваться.

 

Джейн часто думала, что, по Священной Книге, она погрязла в грехе, но уже не верила в это. И как-то раз между ней и Майком случилось

кое-что необдуманное и ужасное, запретное и совершенно греховное... Короткая боль затем принесла сильнейшее наслаждение из всех, которые Джейн

довелось испытать. И это окончательно затянуло её в бездну.

 

Всё закончилось внезапно. Какой-то мальчик из общины, ходивший ловить рыбу, и перешедший реку, случайно заметил Джейн, Люси и пришельца. Он немного проследил за ними, и стремглав бросился в поселение, где рассказал о сёстрах Хендерсон своему отцу - что те говорят с чужаком, читают странные заклинания, едят чёрные штуки в блестящих обёртках. А тот передал всё Отцу Джереми.

 

Уже вечерело. Девочек поджидали на окраине поселения. Они возвращались, как ни в чём не бывало... Но лишь увидев несколько десятков встречающих их хмурых членов общины Джейн сразу всё поняла. Отец больно схватил её за руку, мать схватила Люси, и обеих сестёр потащили домой. На столе в гостиной валялись книги Джейн, переданные ей Майком, которые она раньше хранила под кроватью и тайком читала. Ещё разные мелочи из большого мира, которые сёстры держали в тайне - все доказательства вины были здесь.

 

"Кроме одного.." - успела подумать Джейн, вспомнив прямоугольную светящуюся вещицу с кнопками, с помощью которой была возможность что-то написать Майку и он смог бы это прочитать, где-бы он ни был. "Телефон", называется. Она вспомнила, как Майк учил её обращаться с ним, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств она могла отложить встречу или связаться с ним...

 

На неё обрушился тяжёлый удар отца, потом ещё, ещё... Он был взбешён, кричал, что она погубила и себя и сестру, отдала и свою душу, и

душу Люси дьяволу, училась колдовству, поддалась на искушения дьявола, использовала демонические силы, а она в слезах лепетала про Майка... Боль и удары не давали думать, и вдруг она поняла, что взболтнула лишнего. Отец на мгновение отстранился, мать закрыла лицо руками, расплакавшись, Люси тоже рыдала, умоляя отца не трогать Джейн.

 

Отец одним рывком поднял Джейн с пола, вложил ей в руки Священную Книгу, и втолкнул в подвал. Вслед за ней туда же отправилась Люси, и дверь за бедными сёстрами захлопнулась. Чуть позже в подвал спустилась мама, принеся немного еды и свечу. Джейн хотела заговорить с ней, но в заплаканных глазах матери блеснула искорка почти-что ненависти и глубокого осуждения - мать уже не видела в Джейн своей дочери.

Ночь прошла беспокойно. Люси была очень напугана, да и сама Джейн не могла до конца поверить, что всё так обернулось. Они сидели, и плакали,

обнявшись.

 

Ночью Люси вдруг тихонько спросила:

- А ты знаешь, что с нами будет?

Джейн уже долго думала об этом. И она вспоминала тот эпизод из детства: девушку, ушедшую из общины...

- Меня накажут. Я виновата во всём этом... Не бойся, они не тронут тебя, не тронут, ведь ты не виновата...

- А как тебя накажут? - содрогнувшись, спросила Люси.

Джейн на мгновение замерла.

- Я не... Меня... Когда я была маленькая, одна девушка пыталась навсегда уйти из поселения. Её... меня... её повесили на большом дереве.

- Повесили... А как это?

- Я не видела сама... Просто потом иногда об этом говорили... Она встала на табуретку, ей надели на шею верёвку, а потом вытолкнули табуретку, и

она повисла на верёвке. А потом задохнулась, умерла... Мама говорила, что если вешают, то душа не уходит на небо, а уходит под землю,

во тьму, где горит в огне...

- Тебя... Тебя... Тоже повесят?... - в глазах девочки читался неподдельный ужас. - Ты не...

- Я не знаю. Я...

- Нет, нет, я не хочу, чтобы тебя повесили! Нет! - плача, кричала сестрёнка.

- Люси, послуша...

- Нет, нет! Я не хочу быть без тебя! Пускай меня повесят с тобой!

- Не говори так, не надо! Ты не заслужила этого, и тебя они не тронут. Прошу, не надо!

 

Люси ещё долго хныкала, но потом мало-помалу успокоилась и провалилась в беспокойный сон. Джейн не могла заснуть. За ночь она лишь пару раз дремала, просыпаясь от каждого шороха, а утром слышала, как отец куда-то ушёл.

А сейчас он вернулся...

 

Люси проснулась.

- Джейн...

- Да, я здесь, всё хорошо.

- Когда...

Быстрые шаги приблизились к двери, раздался глухой звук убираемой из ручки двери палки, служившей замком. Дверь в подвал распахнулась. Всё внутри Джейн сжалось от страха. "Уже... Так быстро... Не может быть...". Люси испуганно схватила её за руку.

 

Отец остался наверху, а мать спустилась вниз и дала девочкам по белой мешковитой рубахе из грубой тонкой ткани. В матери что-то переменилось. На

Джейн она даже не смотрела, но зато поцеловала Люси в лоб, после чего холодно велела девочкам переодеться и подниматься в дом. Джейн и Люси молча исполнили указание, отдали свою прежнюю одежду матери и стали подниматься по лестнице, щурясь от света - за ночь глаза отвыкли от него. Джейн рубаха доходила почти до колен, а Люси до голени. Мысли хаотично кружились в голове Джейн, и она не могла ни умолять, ни плакать... Всё происходило слишком быстро, слишком просто. Сёстры вышли из подвала в прихожую. Люси молча стояла, опустив голову и уставившись на пальчики своих босых ног, а Джейн пыталась подавить дрожь во всём теле...

 

- Всё, пора. - мрачно проговорил отец.

Вдруг у Джейн в голове промелькнула идея... Не бежать, нет. Лишь попрощаться...

- Папа...

Отец резко и настороженно повернулся к ней.

- Я хочу помолиться в своей комнате.

- Иди. Может быть, Господь простит тебя... - буркнул он, стоя у двери на улицу.

 

Джейн быстро прошла к себе. Комната была вывернута наизнанку. Но тайник под досками они не нашли...

Девушка опустилась на колени и забралась под кровать, быстро нащупав узкий зазор, где лежало причудливое устройство. Экран засветился, пальцы Джейн набирали текст. "Прощай, Майк. Всё закончилось. Сегодня меня повесят. Прощай... И спасибо тебе за всё.". Сообщение отправлено.

 

Справа скрипнул пол, Джейн испуганно повернулась. В дверном проёме стояла мать, гневно уставившись на неё:

- Ты... Это всё грех! Это колдовские вещи, злые вещи... Их дал тебе пришелец, посланник дьявола... Не смей, не смей! Правильно, что тебя повесят. Ты

мне не дочь. Ты всегда была не такой...

Она вырвала телефон из рук дочери и бросила в мешок с другими её "злыми" вещами. Никто, кроме Джейн и Люси в общине не знал их настоящего

предназначения.

- .. Быстро выходи!

 

Джейн вернулась в прихожую. Отец ещё раз хмуро обвёл дочерей вглядом, переглянулся с женой, держащей мешок... И толкнул входную дверь.

Солнечный свет на миг ослепил сестёр. Затем они увидели у дома толпу жителей поселения - несколько десятков человек, мужчин и женщин, а впереди всех стоял сам Отец Джереми. С отдаления наблюдали кучки детей и тех, кто не собирался идти в лес. Вслед за отцом, Джейн, глубоко вздохнув, вышла из дома.

 

Тёплый песок двора приятно грел ступни. Люси последовала за ней. Мать с мешком вышла последней.

- Сегодня мы собрались здесь по печальному поводу... - начал свою речь Отец Джереми, - Как жаль, что не всегда наши дети достаточно сильны, чтобы противостоять злу...

Джейн не слушала его. Она испуганно обводила взглядом холодные лица собравшихся, пытаясь отыскать хоть в ком-нибудь капельку сочувствия и защиты от целого списка несправедливых обвинений, которые сейчас зачитывал Отец Джереми. "... Не Отец... А старая скотина Джереми..." - пронеслось в голове девушки.

 

- ... Раскаиваешься ли ты, Джейн Хендерсон, в грехах, совершённых тобою?

- Нет! - неожиданно твёрдо выпалила она. - Нет! Пускай Бог видит, что вы судите невиновную! Вы...

- Молчать! Джейн Хендерсон, ты предалась пороку, ты спуталась с дьяволом, ты отреклась от Бога и не смей говорить ереси. Ты будешь наказана. Идёмте, дети мои, и свершиться справедливая кара...

 

На миг Джейн встретилась с Отцом Джереми взглядом. В его глазах горел какой-то болезненный огонёк, ярость, безумство...

Процессия двинулась в лес.

 

Не верилось, что всё это правда. Люси не тронут - Джейн была уверена в этом, да и скамеечку несли только одну. Но ей самой с каждым шагом всё

больше хотелось жить...

Светило солнце. Идти босиком по траве и мелким веточкам было не больно, даже чем-то приятно. Только немного стыдно перед толпой членов общины,

бредущих позадни. Впрочем, летом многие девушки ходили босиком. Тёплый ветерок обдувал тело - на Джейн не было ничего, кроме рубахи. Пели птицы...

Наконец они добрались до нужного места - небольшой лесной поляны, над которой возвышался огромный раскидистый дуб. На высоте четырёх-пяти метров от него отходила толстая длинная прямая ветвь. К ней тут же направились несколько мужчин, у которых были верёвки и скамеечка. Рядом кто-то уже складывал кучку из веток, а мать Джейн рядом с ней бросила мешок с вещами. "Вещи сожгут" - догадалась Джейн. Люси остановилась рядом с мешком. Она выглядела потерянной и парализованной...

 

Действовали без лишних разговоров. Одна верёвка лежала под дубом без дела, другую уже взял отец Джейн и, размахнувшись, перекинул через ветку.

Отец Джереми наблюдал всё происходящее со стороны... Через пару минут готовая петля уже висела в воздухе, слабо покачиваясь на ветерке. Под ней поставили скамейку. Толчок в спину - мать отправила Джейн к поджидающей её шею петле. На душе было одиноко и больно; волнение, страх, и

какая-то тоска стискивали сердце. Джейн, не сопротивлялась, пошла к своей смерти, и залезла на шершавую, плохо отёсанную, скамью. Она

затравленно глядела на все эти сухие холодные лица фанатиков и убийц, нервно переступая на скамье с ножки на ножку. Петля из

толстой пеньковой верёвки упала на плечи Джейн, а затем стянулась вокруг шеи - отец сдвинул узел на затылок и затянул. Толстая шершавая верёвка

слегка царапала кожу и немного мешала дышать.

 

Вдруг петля стала ещё туже. Джейн сильно потянуло вверх, и ей пришлось встать на цыпочки, чтобы ослабить давление на шею - отец убрал

слабину, и теперь привязывал верёвку к стволу, закрепляя дочь в таком положении.

 

Девушка поймала взгляд Люси, полный отчаяния. В глазах сестры стояли слёзы. Джейн подбадривающе улыбнулась ей, отсчитывая последние секунды...

Вдруг из мешка с вещами донёсся писк и жужжание. Все замерли. Люси, не долго думая, выхватила из мешка подаренный Майком телефон. Он светился, дрожал и издавал довольно противные звуки. Отец Джереми воскликнул:

- Так она колдует! Неужели маленькая ведьма Люси Хендерсон колдует!?..

 

Мать вырвала пищащий телефон из рук Люси, и бросила на землю. Аккумулятор вылетел, и устройство стихло. Но звук сменился другим, ещё более странным, идущим прямо с неба - ещё пока еле слышимым частым низким рокотом, становившимся всё громче. Начиналась паника, все растерянно оглядывались по сторонам. Не растерялся лишь Отец Джереми:

- Что вы стоите? Скорее! Они используют дьявольские силы! Вешайте её! - истошно завопил Отец Джереми, указывая на Люси.

Люси, ошарашенную такой быстрой сменой своего положения, парализованную ужасом, поволокли под дуб - туда, где уже стояла с петлёй на шее

Джейн.

 

Джейн осознала, что происходит, и закричала:

- Не трожьте её! Она не виновата! Она ничего не делала! Это я!

Но её никто не слушал. Рядом с ней с ветки уже свешивалась другая верёвка, какой-то мужчина пытался наспех завязать петлю... Про саму

Джейн, стоящую на цыпочках, все словно забыли - пальцы её ног уже устали, и она всё ниже опускала пятки, сильнее затягивая петлю, но всё-равно

пытаясь докричаться до испуганных людей.

 

Рокочущий звук нарастал и постепенно приближался. Отец спешно накинул Люси петлю, но её мать задержала его: плачущая женщина вытащила свой

платок, сложила его несколько раз, и заботливо обернула вокруг шейки девочки, аккуратно затянув петлю поверх него...

- Чего вы тянете! Скорее, они вызывают слуг дьявола! Остановите их! - продолжал кричать Отец Джереми.

Люси не сразу поняла, что с ней произошло, когда один рывок верёвки заставил её встать на цыпочки, а в следующую секунду - голые ножки уже свободно качнулись над щекочущей нежные ступни травой, и петля через платок резко сдавила шею, выжав хриплый крякающий звук из её горла. Джейн с ужасом перевела взгляд на повешенную раньше неё сестрёнку, но зажмурилась, не желая видеть муки качающейся на верёвке девочки, тщетно дрыгающей ножками, всё выше поднимавшимися над землей, пока натянутую верёвку привязывали к дереву двое мужчин. Впрочем, Джейн уже сама с большим трудом втягивала воздух - пальцы ног сильно болели и ели удерживали её.

 

Громкий шум с неба стал совсем-совсем близок, и вдруг из-за деревьев показалась большая, оглушительно рокочущая машина, похожая на стрекозу. От

шума закладывало уши. Огромное железное чудовище быстро пролетело над поляной, подняв сильный ветер... На поляне началась настоящая паника. Джейн сходила с ума в начавшемся хаосе. Слева от неё билась в петле Люси - девочка раскачивалась в воздухе, вцепившись руками в верёвку на шее, то поднимая, то отчаянно выбрасывая ножки вниз, в бесполезных попытках нащупать опору и ослабить петлю. Её ступня ударила Джейн по колену. Члены общины были объяты священным ужасом - кто-то бросился бежать, кто-то падал на землю и молился. Откуда-то из леса доносился собачий лай...

 

- Что вы делаете! Вешайте вторую, и её злые силы закончатся! Вешайте! - взревел Отец Джереми.

Скамейка под ногами Джейн чуть качнулась, и в следующее мгновение вылетела от удара тяжёлым мужским ботинком. Шею резко сдавило петлёй, а

ноги свободно повисли в воздухе. Первые мгновения девушка ничего не понимала и не видела от боли, но потом сознание вернулось. Её медленно

разворачивало, перед глазами проплывали бегущие в панике или испуганно уставившиеся в небо люди, которые уже не обращали внимания на повешенных - лишь некоторые бросали в сторону Джейн короткие взгляды; что-то кричащий Отец Джереми, напряжённое личико висящей напротив Люси, которую также развернуло к Джейн; её тонкая шея, обёрнутая платочком и стянутая петлёй... На миг Джейн поймала взгляд сестры - ещё осмысленный, полный невыразимой боли, ужаса и отчаяния. Девушка бессильно потянулась к сестре рукой, но её уже поворачивало в другую сторону. "Люси... Дышать... Я не могу дышать...".

 

Она пробовала втянуть хоть чуть-чуть воздуха, но вместо этого лишь глухо сипела. Время словно остановилось. Джейн паниковала, в ужасе хватаясь за

верёвку, хаотично дёргая ногами, не в силах выдерживать муки удушья... Постепенно тело начало становиться ватным и неподконтрольным, появился гул в ушах. Всякая боль вдруг отступила, Джейн стало тепло и хорошо. Вновь перед глазами, словно в замедленной съёмке, проплывала поляна - людей стало меньше, кто-то лежал, кто-то бежал... Вновь лицо Люси. Оно уже отражало лишь покой и умиротворение, полуприкрытые глазки обессмыслились... Ветерок приятно холодил ступни... Джейн казалось, что она уже не висит, а летит. Картинка в глазах начала рассыпаться на чёрные точки, пока не исчезла вовсе, унося с собой и последние искры сознания.

 

Не мог выбрать ни хорошую, ни плохую концовку, и в итоге оставил без неё вообще.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0