Живые существа

Автор: Мария Гринберг

 

"Не убий"

Г.Бог

 

Ольга в восторге. Блюм позвонил ей несколько часов назад. Его бракоразводный процесс окончен. Наконец его жена вняла голосу разума и согласилась прекратить их совместную жизнь, давно превратившуюся в ад. Теперь ничто не мешает Блюму и Ольге. Они созданы друг для друга. Первый шаг на долгом счастливом пути рука об руку – они запомнят этот день навсегда!

 

Неторопливо, любовно Ольга готовится к вечернему свиданию. Она принимает ароматическую ванну. Девушки-китаянки медленно массируют её прекрасное обнажённое тело. Раскинувшись, Ольга ощущает прикосновения умелых рук визажисток, они колдуют над её лицом, кистями и ступнями – каждый её ноготок сегодня будет совершенством. Бодрая и свежая, полная волшебной энергией любви, Ольга легко спрыгивает с массажного стола. Горничные помогают ей одеться – его любимое белое атласное бельё, тонкие прозрачные чулки, открытое голубое вечернее платье. Ольга смеётся и вертится перед зеркалом, как школьница, готовящаяся к первому балу, танцует в чулках на мягком пушистом ковре.

 

Сегодня Блюм устраивает маленькую вечеринку для самых близких друзей. Некоторые из них не одобряют его развода – но они увидят Ольгу и поймут. Блюм объявит об их помолвке. Его поздравят – с доброй белой завистью. А потом она останется наедине с любимым…

 

Ольга перебирает драгоценности, надевает колье и серьги. Блюм любит дарить ей бриллианты: они чарующе отражаются в её глазах, тёмно-карих, подёрнутых мечтательным туманом, как дымящаяся чашка крепкого бразильского кофе. Охваченные диадемой, мягко струятся по плечам её золотые волосы – как они будут развеваться в танце!

 

Девушки застегивают пряжки белых бальных туфелек на тонких щиколотках Ольги. Отвинтив крышку хрустального флакончика, Ольга бережно втирает капельку драгоценного мускуса в ложбинку между грудями. Он поцелует её сюда сразу…

 

Ольга готова, и уже пора. Услышав знакомый автомобильный рожок, она подходит к высокому узкому венецианскому окну. Длинный белый лимузин въезжает в ворота замка. Горничная помогает Ольге надеть норковую шубку. Драгоценный, чёрный как вороново крыло мех ласкает обнажённые плечи. Этот шедевр мехового искусства – последний подарок Блюма. Он только застенчиво улыбнулся, когда Ольга спросила о его цене.

 

Ольга сбегает по лестнице и переступает порог. Она останавливается на мгновение, вдыхая аромат тихого апрельского вечера, идёт к автомобилю по асфальтовой дорожке через лужайку гордым лёгким шагом королевы красоты. Знакомый шофёр улыбаясь, открывает дверцу машины.

 

…глухое шлепанье босых ног позади… что-то твёрдое прижалось к правому боку. Выстрел почти бесшумен. Маленький горячий кусок металла пронзает печень Ольги, рвёт ей внутренности, задев позвоночник, по спирали уходит вниз и застревает в левой почке. Согнувшись, прижимая руки к животу, Ольга оборачивается. Девушка в грубом платье из мешковины стоит перед ней. Малокалиберный чёрный пистолет в её руке кажется игрушкой. Короткие тёмные волосы девушки взъерошены, синие глаза смотрят на Ольгу с ненавистью:

 

– Ты убита. Падай, не упрямься.

 

Девушка толкает Ольгу в грудь стволом пистолета. Ольга отступает, шатаясь на высоких каблуках, спотыкается о бордюр, падает навзничь на лужайку. В глазах темнеет, Ольга пытается снова схватиться за живот, чтобы хоть немного унять раздирающую тело жуткую боль – но руки не слушаются, пальцы судорожно сгибаются, царапая землю, вырывая молодую травку. Девушка поворачивается к шофёру:

 

– Я убила твою леди. Беги, зови полицию.

 

Шофёр нерешительно ступает к ней. Девушка вскидывает пистолет:

 

– Убирайся!

 

Шофёр поворачивается и вбегает в дом. Девушка садится на бордюр. Как ребёнок, она обнимает свои грязные босые ноги и кладёт подбородок на колени, внимательно разглядывая Ольгу. Ольга в ужасе смотрит на убийцу, пытается подняться на локтях, отползти… Девушка слегка касается её груди, и Ольга падает навзничь снова.

 

– Кто ты? – стонет Ольга. – Я не знаю тебя … за что?

 

– Кто я? Это уже не имеет значения для тебя, – задумчиво отвечает девушка. – Но я скажу тебе, за что. За них.

 

Она гладит мех на плече Ольги.

 

– Ты знаешь, сколько живых существ было жестоко убито, чтобы ты могла носить это? Сто норок, маленьких ласковых зверьков. Ты когда-нибудь видела норку? Ты знаешь, что такое звероферма? А хочешь знать, как их убивали? Опускали живыми в кипяток, одну за другой, на глазах остальных. Потом сдирали кожу. Они плакали.

 

– Я не думала… – Ольга задыхается, корчась в агонии. – Я никогда не надену этого больше,… я скажу всем… Пожалей, пощади…

 

Слышен приближающийся вой сирены. Полицейский автомобиль въезжает в ворота замка и движется к ним.

 

– Да, мне жалко тебя, – печально вздыхает девушка. – Ведь и ты была живым существом.

 

Девушка распахивает шубку Ольги и прижимает ствол пистолета к её пахнущей мускусом груди. Ольга вздрагивает от выстрела, её ноги вытягиваются в предсмертной судороге, голова медленно поворачивается, останавливаются и стекленеют молящие карие глаза.

 

Девушка кладёт пистолет на бордюр и встаёт. Полицейский автомобиль тормозит перед ней. Толстый пожилой полисмен выкарабкивается из автомобиля.

 

– Опять ты, юродивая? – ворчит полисмен. – Что ты натворила на этот раз? Всех уже тошнит от твоих глупых демонстраций. Когда только мы…

 

Полисмен осекается. Бросившись к Ольге, он неуклюже падает перед ней на колени, трогает грудь, гладит лицо, потом с неожиданной быстротой вскакивает, выхватывая револьвер из кобуры:

 

– Ты арестована! Ты имеешь право…

 

– Не надо! – пронзительно вскрикивает девушка. – Я знаю мои права наизусть! Я тоже устала от этих бесполезных демонстраций! Никто не слышит меня! Но я заставлю вас слушать…

 

Грохот выстрелов обрывает крик. Удары пуль отбрасывают девушку, она шатается, хватаясь за простреленную грудь, медленно оседает на колени и валится на бок, уткнувшись лицом в асфальт.

 

– Заткнись, грязная тварь… – бормочет полисмен. Дымящийся револьвер дрожит в его руке. Полисмен засовывает оружие в кобуру, достаёт носовой платок, обернув им пальцы, поднимает маленький пистолет с бордюра. Он подходит к убитой, пинком опрокидывает девушку навзничь и вкладывает пистолет ей в руку. Обернувшись, полисмен сурово смотрит на шофёра и горничных Ольги – они стоят на крыльце, с ужасом глядя на мёртвых.

 

– Вооружённое сопротивление при аресте, вы подтвердите это? – жёстко спрашивает полисмен. – Одной бешеной крысой меньше – жаль, слишком поздно. Бедная Ольга… и бедный Блюм, как мы скажем ему об этом?

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0