Развод (расстрел)

Автор: Мария Гринберг

 

Обычный воскресный расстрел.

 

Вынесенные за неделю приговоры приводятся в исполнение на старом полигоне. Ещё затемно при свете прожекторов гусеничный бульдозер-экскаватор вырыл новую яму – метр на два, полтора метра глубиной – на песчаном поле, окружённом высокой земляной насыпью. Тюремный фургон прибыл на рассвете.

 

Командует акцией высокий сухопарый офицер. Он коротко и властно отдаёт распоряжения. Молодой пулемётчик устанавливает пулемёт на треногом станке. Задняя дверца фургона распахивается, четверо солдат спрыгивают на песок. Из фургона выталкивают двух женщин.

 

– Раздевайтесь, – коротко бросает офицер.

 

Приговорённые сбрасывают туфли, помогая друг другу, расстёгивают и снимают платья и лифчики, стягивают чулки и трусики.

 

Они встают рядом у края свежевырытой ямы. Рослая костлявая женщина с загорелым обветренным лицом крестьянки стоит, выпрямившись, крепко расставив жилистые ноги и вскинув голову. Длинные тёмно-рыжие волосы женщины распущены, закрывая большие белые груди. Она обнимает за плечи худенькую белокурую девушку-подростка. Девушка потупила глаза и съёжилась, пытаясь прикрыться руками от жадных взглядов убийц, она тихо всхлипывает, слёзы блестят на щеках. На песке осталось её аккуратно сложенное тёмно-синее платье – школьная форма с белым воротничком и значком-эмблемой восьмого класса.

 

– Сестра и дочь террориста уничтожаются как нежелательные элементы в соответствии с антитеррористическим законом, – офицер зачитывает приговор.

 

Пулемётчик с лязгом передергивает затвор. Ствол пулемёта поворачивается. Девушка вскрикивает и прижимается к женщине, будто пытаясь спрятаться.

 

– Стой прямо, и не дрожи, – заскорузлыми корявыми пальцами крестьянка сжимает нежное девичье плечико. – Помни, чья ты дочка.

 

Девушка выпрямляется. Женщина смотрит на офицера. Зелёные глаза горят неукротимой холодной ненавистью.

 

– Вы уже убили моего мужа и брата. Но наши парни отомстят за нас. Очень скоро ты будешь визжать в их руках…

 

Офицер коротко взмахивает рукой. Гремит пулемётная очередь. Школьница судорожно хватается за простреленную грудь, выгибается и падает в яму. Тонкое тело дрожит и вытягивается в агонии. Раненая в живот женщина ступает вперёд, шатаясь, вскинув чёрные тяжёлые кулаки.

 

– Плохо стреляешь, ублюдок! – рычит она в ярости.

 

Длинная очередь в упор вспарывает, пробивает навылет её мощно вздымающуюся грудь. Убитая наповал, крестьянка опрокидывается в яму, накрывая собой уже мёртвую племянницу.

 

– Проклятая рыжая ведьма … – бормочет пулемётчик, вытирая беретом вспотевший лоб.

 

– Целься лучше, – офицер недовольно морщится. – Твоя работа – убивать, а не мучить их.

 

– Есть...

 

Две голые девушки подходят к краю ямы и осторожно ступают босиком на уже окровавленный песок. Обе – завитые крашеные блондинки, следы ярко-красной помады ещё видны на их губах. Девушки хмуро смотрят вниз.

 

– Проститутки, которые спаивали и заражали наших солдат, уничтожаются согласно закону о гигиене, – объявляет офицер.

 

Одна из девушек поднимает глаза и злобно усмехается.

 

– Год назад ваши солдаты изнасиловали меня и сделали проституткой. Теперь я расплатилась. Я рада, что заразила их. Они сгниют живьём…

 

Пулемёт грохочет. Кровь брызжет из пухлых грудей девушек. Проститутки мягко оседают и валятся в яму без вскрика, как тряпичные куклы. Пулемётчик улыбается с удовлетворением.

 

– Мразь…– офицер сплёвывает и оглядывается. – Давайте сюда шпионку.

 

Из фургона выбрасывают светловолосую молоденькую женщину в зелёном домашнем халатике и больших квадратных очках. Она рыдает и слабо сопротивляется.

 

– Раздевайся.

 

– Пожалуйста… не надо… – всхлипывает женщина. – Я невиновна. Это ошибка, спросите моих соседей…

 

– Как раз твои соседи и донесли на тебя, – усмехается офицер. – Они видели, как террористы приходили к тебе.

 

Женщина умолкает и смотрит на него с ужасом. Заплаканные серые глаза кажутся огромными под толстыми линзами очков.

 

– Они солгали, – шепчет она. – За что? Неужели…

 

Она падает на колени, хватаясь за сапоги офицера.

 

– Пощадите,… я невиновна, это клевета… у меня осложнения со зрением после родов… двойня, мои малышки…

 

Офицер пинает женщину в лицо. Она опрокидывается навзничь. Очки разбились, осколок стекла глубоко врезался ей в щёку.

 

– Малышкам будет лучше без такой мамы, – усмехается офицер. – Помогите ей, – он холодно смотрит на солдат.

 

Солдаты рывком поднимают женщину на ноги. Под ударами прикладов обречённая отступает на край ямы. Почти слепая, окровавленная, обезумевшая от ужаса, она протягивает вперёд дрожащие руки.

 

– Нет! Не…

 

Пулемётчик стреляет без команды. Вопль женщины обрывается. Крупнокалиберные пули разбивают ей грудь, развернув и подбросив в воздух лёгкое тело. Всплеснув руками, юная мать падает на край ямы, в предсмертных судорогах медленно сползает вниз, царапая ногтями осыпающуюся песчаную стенку. Кровь хлещет фонтаном из страшных рваных ран в спине умирающей, она хрипит и сворачивается комочком в углу ямы.

 

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0