Праздник по собственному плану


Юбилей города готовился с размахом. Улицы украсили транспарантами и плакатами, пригласили артистов и самодеятельность, десятки торговцев готовили к праздничному народному гулянию по главному проспекту маски, флажки, свистульки и прочую мишуру.
Часов в девять утра к трёхэтажному жилому дому, выходящему на проспект, подъехал пикапчик, разукрашенный рекламой аниматорской конторы. Из него вышли двое мужиков в рабочих комбинезонах и девушка в миниюбке, ярком топике и «римских» туфлях с широким ремешком вокруг лодыжки. Бдительной старушке с первого этажа объяснили, что по заказу мэрии с крыши будут запускать воздушные шарики. Рабочие затащили на плоскую крышу пару баллонов с гелием, после чего распрощались и уехали. Девушка осталась, распаковала принесенную с собой сумку, достала целую кучу разноцветных воздушных шариков и принялась надувать их из баллона.

Праздник начался в 11:00 утра. На центральной площади мэр произносил речь, а здесь, в середине проспекта уже выступали с уличных сцен артисты, вовсю торговали газировкой и сладостями, ярко сияло июньское солнце и люди веселились от души. Ближе к полудню, когда на пятачке возле трёхэтажки собралось несколько сот человек, сверху раздался треск и свист стартующих шутих. Люди радостно задрали головы, чтобы полюбоваться фейерверком – и онемели. На уровне крыши поперек улицы медленно плыла гигантская связка воздушных шариков. А под ними билась и извивалась в петле стройная девушка в чёрной миниюбке и ярко-красном топике.
Казалось, что только протяни руку – и коснешься её гладкой стройной ноги. Однако страшный груз летел слишком высоко, подгоняемый лёгким ветерком вдоль улицы. Подъёмная сила была рассчитана практически идеально, вся конструкция лишь самую капельку поднималась вверх. И сотни людей в течение добрых десяти минут наблюдали за последним танцем несчастной красавицы. Лишь потом, когда на самых невезучих опорожнились кишечник и мочевой пузырь затихающей в мелких конвульсиях жертвы, шарики освободившись от части груза взмыли вверх и унесли свою страшную ношу за крыши соседних кварталов.

Лене было девятнадцать лет. Полгода назад она узнала, что ее возлюбленный болен СПИДом. Две недели назад он умер в местной больнице. Сама она даже не проверялась – и так всё ясно. Они с Лёшенькой познали радости секса задолго до совершеннолетия. Эти полгода она провела как в страшном сне, почти не замечая ничего вокруг и механически выполняя кажущиеся бессмысленными ритуалы живых. Механически ходила на работу в аниматорское агентство, ела не замечая вкуса, отвечала на идиотские вопросы родных какую-то убедительную ерунду. На кладбище, когда гроб с телом любимого опускали в могилу, апатия сменилась жгучей ненавистью к несправедливости этого мира. Лёшенька умер, она сама скоро тоже несомненно умрёт от страшной болезни – а солнце не останавливается, земля не разваливается на куски и даже окружающие люди продолжают радоваться жизни как ни в чём не бывало. Да еще этот предстоящий праздник, день города, вокруг которого последнее время крутятся все разговоры на работе. Лена искренне не понимала, как кто-то может веселиться, когда у нее такое горе.
Всё чаще она вспоминала, что самая страшная месть у китайцев – повеситься на воротах своего обидчика. Подходящий способ, как раз для неё. Всё равно долго она не проживёт, а там, за смертной чертой, есть надежда опять встретить Лёшеньку. Да только где ж найти те ворота, если в обидчиках – весь мир? И тут на очередном дурацком рабочем совещании по обеспечению празднования у нее родился план.
Согласно замыслу мэрии, по окончании торжественной части и речей в воздух должны были взмыть сотни воздушных шариков с крыш домов по всей длине проспекта. Этакий дневной фейерверк. Лена вспомнила, как рвётся вверх связка шариков и попросила себе одну из точек запуска. Начальство легко согласилось: все давно видели, в каком она состоянии и не надеялись ни на что большее.
«Будет вам всем праздник» - ожесточенно подумала девушка и начала подготовку своего замысла. Времени оставалось меньше недели. А воплотить свой план хотелось на самом высоком – во всех смыслах – уровне.

И вот этот день настал. Вчера Лена наконец собрала всё необходимое ей снаряжение, купила самый эротичный наряд, который смогла найти и провела пару часов в парикмахерской. Сегодня с утра приняла ванну, наложила лучший макияж и сейчас чувствовала себя полностью готовой к задуманному представлению. Величайшему шоу в своей жизни.

Вот и крыша. Грузчики из конторы поставили баллон с гелием, прикрутили к нему редуктор и уехали, отпустив на прощание пару комплиментов. Лена заперла за ними дверь на заранее купленный висячий замок, и вздохнула с облегчением. Подготовка закончена, она вышла на финишную прямую. Ну что ж, приступим.

Первым делом стропа, к которой будут крепиться шарики. К стропе через каждые полметра пришиты стальные кольца. Эти кольца надо специальными замками прицепить к трубе поручней, опоясывающих всю крышу. Замки с хитростью: отпираются они не ключом, а вытягиванием специального рычажка. Как чека на гранате. К каждому рычажку привязана бечёвка чуть короче полуметра, которая крепится к соседнему кольцу на стропе. Теперь шарики. Надуваются они не быстро, но время еще есть. Необходимое количество она вычислила уже давно, как только придумала свой план. Все шарики привязаны к стропе, по нескольку десятков на кольцо. Последний элемент - закрепить на поручнях ракетницу и привязать пусковой шнурок к концу стропы.
Лена работала механически, но аккуратно и старательно, не отвлекаясь на окружающее. А тем временем шум внизу на улице усиливался, из динамиков разносилась бодрая музыка, в воздухе неслись ароматы шашлыков и свежей выпечки. Лена отмечала всё это краем разума, не обращая особого внимания. Скоро ей предстоит сольный выход, и она вполне успевает к нему подготовиться.

Ну вот, остались последние штрихи – и можно будет начинать представление. Девушка поднесла к ограждению изрядно полегчавшую сумку, поднырнула под поручни и встала на самом краю крыши.
Внизу была толпа. Люди что-то жевали, что-то пили, смеялись или улыбались. С высоты они все казались такими мелкими и ненужными… Ничего, скоро они получат еще одну порцию зрелища. Кушайте, хоть обожритесь. Лена нагнулась и достала из сумки последний остававшийся там предмет – двухметровую толстую верёвку с удавкой на конце. Петля была связана нарочно туго и, конечно, безо всякого мыла. Ведь шоу должно продолжаться как можно дольше.
Наступал финальный момент. До сих пор снизу не могли заметить ничего особенного, а вот сейчас она начинала свою личную программу. Впрочем, даже если кто-то что-то увидит, помешать ей никто уже не сможет. Просто не успеют.
Лена прочно привязала висельную верёвку к концу стропы и медленно, наслаждаясь каждым движением, затянула петлю вокруг своей стройной шеи. Сияло солнце, играла музыка она стояла над огромной толпой – и точно знала, что скоро будет властвовать над умами сотен этих жвачных животных. Прямо сейчас.
Поочередно балансируя на одной ноге на самом краю крыши, Лена стянула трусы и откинула их за спину. Она читала, что висельники обычно опорожняют кишечник – а иметь полные штаны дерьма не входило в ее планы. Ей хотелось до самого гроба оставаться чистой и возвышенной. В эти последние минуты Лена старалась двигаться красиво и изящно, ведь представление уже началось. Шоу, представление, демонстрация – она так и не решила, какое слово лучше выбрать, да это было уже и неважно. Она готовилась действовать, и слова потеряли своё значение.
Собственно, можно было уже ставить финальную точку – однако полное безразличие толпы внизу родило интересную мысль. Лена села на край крыши, свесив ноги вниз, намотала на запястье пусковой шнур своей «демонстрационной установки», а вторую руку запустила под юбку. Ей уже доводилось мастурбировать раньше, но впервые она делала это в нескольких метрах от сотен глаз, на открытом месте. Осознание того, что она делает это вот так, в открытую, и что сейчас сделает нечто вовсе уж неслыханное, что сотни и тысячи людей будут думать только о ней приводили девушку в экстаз куда сильнее, чем любые мужские ласки. И совершенно особый, терпко-сладкий вкус запретного плода в ее ощущения приносила плотно охватившая шею и слегка передавившая дыхание петля. Когда же волна оргазма поднялась и почти захлестнула ее с головой – Лена потянула стартовый шнур, тут же бросив освободившуюся вторую руку под топ. Больше ей не надо было ничего делатьни за чем следить, некуда торопиться. Навсегда. Она желала получить максимум удовольствия, пока еще это возможно.
Шнур выдернул чеку из первого замка. Первый букет шариков потянул стропу вверх и натянул первый шнурок. Тот вытянул вторую чеку. Система работала безукоризненно, как часы.
Когда раскрылся четвертый замок, ближний конец стропы наконец поднялся достаточно, что бы слегка натянуть веревку. Ощущение шевельнувшейся на шее петли вызвало еще большее удовольствие. Замки раскрывались не слишком быстро, поэтому петля не дёргалась, а плавно тянула вверх всё сильнее и сильнее. Теперь от Лены уже ничего не зависело. Она придумала и собрала идеальную машину, которая вознесет ее на вершины славы и в процессе убьёт – медленно, сладострастно, неизбежно. И девушке нравилась эта мысль, нравилось ощущение полной беспомощности и предопределённости ближайших – и последних - минут, а музыка с улицы, гул крови в ушах и неслышный ритм сексуального возбуждения сливались в гимн – гимн в её честь! Лена уже забыла и про свою болезнь, и про несправедливость мира, и даже про свое презрение к толпе – и лишь хотела что бы все эти смешные люди внизу наконец посмотрели на нее и поняли, что происходит. Она исполняла величайшее в своей жизни шоу, и жаждала зрительского внимания. Поэтому, когда стропа освободилась на две трети и уже ощутимо затягивала петлю, Лена сильно оттолкнулась от стены и полетела вниз, поближе к людям. Однако петля притормозила падение, последние замки раскрылись – и когда ее ноги были на уровне подоконников второго этажа, гроздь воздушных шариков наконец полностью уравновесила не слишком большой вес ее тела. Волны сексуального удовольствия бродили по телу от клитора до макушки, боль и удушье от пережимающей горло верёвки казалась частью наслаждения, в глазах начинало темнеть, кровь стучала в висках победными колоколами, и единственным, чего не хватало, были зрители. И именно сейчас шнурок, привязанный к концу стропы, поджёг тёрочный воспламенитель новогоднего фейерверка. С шипение и свистом начали стартовать ракеты, люди внизу подняли наконец головы и увидели ее. Вот теперь всё было прекрасно, целиком по ее плану. Праздник шёл именно так, как задумала она. Лена последний раз вдохнула сколько смогла воздуха сквозь не до конца еще затянувшуюся петлю, закрыла глаза и позволила наконец волне удушья смешанного с оргазмом погасить своё сознание.

 

Автор: dranh

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0