Порнофильм

Судья медленно спокойно читает приговор за мое преступление. Но что это? Может, мне послышалось? В душе все сжалось. Приговор суда привел меня в ужас. Судья прочитал: «Завтра, в 10-00 мне должны отрубить голову, казнь состоится публично, голову должны отрубить топором на низкой плахе, казнь по первому классу за счет осужденной!» Внутри все оборвалось: «Неужто я завтра умру?»

Мне осталось жить сутки, но что это, судья сказал, что казнь будет оплачена за счет самой казненной, притом все будет сделано по высшему классу? У меня прошел холодок по телу. Я слышала, что подобные мероприятия стоят больших денег, их у меня, конечно не было. Значит, за мою собственную казнь будут платить мои родственники, я вообще не хотела, что бы что-то подобное обо мне узнали мои родители. Все, приговор зачитан, меня выводят из зала суда.

Меня вывели из зала, и мы вошли в просторную комнату, где полукругом стояли кожаные диваны, на них сидели солидного вида мужчины. Некоторых я узнала – один из них был судья, другой мэр города. Меня вывели на середину и поставили по стойки смирно. Судья встал, вкратце представил меня как завтрашнюю казненную, и объявил всем, что необходимо решить подробности завтрашнего мероприятия. Я была одета в то, в чем меня схватили, когда я хотела провезти наркотики – на мне были сапожки, черные колготки, юбка, и свитер. Мне предложили раздеться, для того, чтобы решить, что будет одето на мне, когда меня выведут на площадь, и что останется в тот момент, когда я положу голову на плаху.

Я стала раздеваться перед ними. Изнутри меня бил озноб, но мне было интересно – они любовались моим телом. Они просили меня наклониться, встать на колени, раздвинуть ягодицы… они смотрели и цокали языками… они явно хотели меня. Мне это нравилось, я тоже хотела им угодить, мне нужно им угодить, ведь только от них зависела моя жизнь.

Принесли коробки с одеждой – в одной все черное, в другой красное в третьей белое. Мне приказывали одеть то одно, то другое. Я то одевала, то снимала. Я старалась все делать быстро и красиво, в глазах мужчин чувствовалось, что они довольны мной. Для моего удобства поставили стул, мне, примерившей очередную вещь, приказывали встать на колени перед стулом, положить на него голову. Сердце каждый раз сжималось, мне не хотелось завтра умереть на плахе.

Наконец, мне сказали, что мой цвет черный, завтра на мне будут надеты кружевные черные чулки, черные туфельки, и черный шелковый халатик. «В этом тебя выведут на площадь, ты сама завтра снимешь с себя халатик, несмотря на то, что, на тебя будут смотреть, ты останешься только в чулках и туфельках, их не снимай, в них тебя и казнят».

При словах «в них тебя и казнят» мне стало страшно. «А теперь оденься так, как мы решили, мы посмотрим». Я начала одеваться. И вот я стою перед ними и слушаю, теперь я узнаю самое главное.

По закону меня казнят за мой собственный счет. Так как у меня нет денег, что бы заплатить собственную казнь 50 000 долларов, то это должен сделать мой муж. Но мой муж остался с дочкой дома, он не знает о моей судьбе, и не должен знать. И ему никогда не уплатить такую сумму за казнь жены. Я это и сказала, я встала на колени, умоляя, чтобы о моей казни не стало известно моему мужу. Мне объявили, что есть вариант, при котором мои родственники ничего не узнают – я должна сама заработать деньги на собственную казнь. Мне предложили снять фильм о моем последнем дне, притом порнографический фильм, который закончится моментом моей казни. За эту роль мне заплатят 60000 долларов. Часть из них останется моей дочке, остальная будет заплачена за мою казнь.

Внутри все похолодело, я поняла, что в ларьках будут продаваться кассеты о том, как меня трахали, и в конечном итоге как мне отрубают голову, на меня будут смотреть, смаковать, разглядывать моменты моей смерти. Но это был хороший вариант, я согласилась.

– Ну, что же, контракт уже составлен, только мы не уверены, справишься ли ты с ролью, неизвестно как ты трахаешься?

Я все поняла, это мое первое выступление, и я плавно скинула с себя халат, и встала на колени перед тем, кто начал первым расстегивать ширинку. Я взяла в рот член, начала ласкать его языком, сосать. Член набух. Мне было приказано перейти к другому, а этот подошел ко мне сзади и вошел в меня. Он начал трахать меня, меня возбуждало происходящее, хотя внутри все сжималось, ведь завтра я буду казнена. И этот член возбудился под моими губками, мне приказали сесть на него сверху, я села и только начала ерзать, как почувствовала, как ко мне в зад что-то суют. Я почувствовала боль в заднем проходе – это меня начали иметь еще и в зад. Но и в рот ко мне тоже пихали член. Меня начали трахать с трех сторон. Такого, я не испытывала никогда. Где-то, тут был член судьи и мэра. Движения нарастали, я испытывала необычайное возбуждение, хотя член у меня во рту сильно отвлекал. Я почувствовала, как струя выстрелила мне в рот, почувствовался вкус спермы, мне кончили в рот. Я глотала сперму и поняла, что сзади в меня тоже кончили, по чулкам у меня текла сперма. Кто-то сказал: «Вот бы завтра казнить ее в этих обкончанных чулках». Тот, на котором я сидела, приказал слезть. Из меня текло. Мне дали салфетки подтереться, приказали встать на колени и снова начали трахать с двух сторон. Все смешалось… я глотала сперму… подтирала свою писю. В зад меня больше не трахали – видно берегли для съемок. Потом меня вывели на середину и приказали сосать. Я взяла в рот, но вдруг почувствовала, что мне в рот писают. Они смотрели, как я глотаю мочу и смеялись. После данной процедуры, от которой меня чуть не вырвало, мне сказали, что я подхожу. Подсунули договор. Я его подписала. Мне сказали, что встретятся со мной завтра на площади и ушли. Внутри все сжалось. Я сидела вся в сперме, моче. Из одежды на мне остались только туфельки и чулки… Я – будущая порнозведа, которую завтра публично казнят… Мне стало страшно.

Охранник приказал встать, ко мне подошла молодая красивая женщина, которая представилась режиссером моего фильма. Она сказала, что будет мне все объяснять и ее необходимо слушаться, иначе денег я не получу. Я смотрела на нее, а внутри все дрожало.

Меня привели в большую комнату, посреди которой стояла кровать. Вокруг стояли камеры, прожектора, ходили люди. Они все будут участвовать в съемках фильма. Ольга – так звали моего режиссера – сказала, что начало уже сняли в зале суда, постельные сцены снимем потом, а сейчас репетиция моей казни. Ее тоже будут снимать, для того, что бы потом некоторые кадры врезать в фильм, хотя сама казнь тоже будет снята.

А сейчас я сижу голая перед зеркалом, десятки рук мне делают прическу, красят ногти, наносят грим на лицо и другие части тела. Моя голова быстро помыта и высушена, все очень быстро.

И вот я в комнате похожей на эшафот, мне дали переодеться в новые чулки и туфельки, я в халатике стою и слушаю Ольгу. Посреди комнаты стоит плаха, рядом корзина, Ольга подвела меня к плахе и начала объяснять. Это такая же плаха, как та, на которой завтра мне отрубят голову, на ней имеется желоб, по которому отрубленная голова должна скатиться в корзину. Перед плахой коврик – на такой же коврик я должна буду встать завтра на колени. Мне приказали встать на колени. Я опустилась на коврик, и Ольга показала, как я должна положить голову на плаху. И это я выполнила. Я смотрю на руки… куда их деть? На мой вопрос Ольга ответила, что мне не будут связывать руки, я должна буду иметь мужество все делать сама. Меня никто не будет держать, я сама буду ждать удара, иначе денег я не получу, а руки я должна положить сбоку на плаху, для устойчивости, и чтобы все видели, что я признала свою вину и сама готова понести наказание. Сердце сжималось от такой страшной репетиции, при этом все снималось, снималось и то, как дрожат мои колени.

– Надеюсь, ты поняла свою роль, – сказала Ольга.

Вошел палач.

– Познакомься, – сказала Оля, – Это тот, кто завтра отрубит тебе голову. Правда по сценарию он еще будет тебя трахать, но это потом.

– Не бойся, я каждую неделю отрубаю головы, ты ничего не почувствуешь, я отрублю ее с одного удара.

Ноги подкосились, от такого знакомства.

– А теперь, все по новой, сама, как будто это уже твоя казнь.

И вот я стою в халатике и слушаю собственный приговор, в голове не укладываются вместе мое имя и слова «отрубить голову немедленно, топором на низкой плахе», я дрожу. Приговор прочитан, палач требует раздеться. Я снимаю с себя халатик, я стою в одних чулочках и туфельках. Следующая команда – встать на колени. Я подхожу к плахе и выполняю. Я смотрю на плаху… завтра на такую же я положу голову, по этому желобу скатится моя голова. И вот, я ложу голову, смотрю на дно корзины, завтра я повторю это. Все, меня просят встать.

– Дальше, – говорит Ольга, – жесткое порно.

Меня одевают в наручники и ведут в комнату с кроватью, там якобы меня должны оттрахать несколько человек. Мне снимают наручники, какая-то женщина задирает халат, просит нагнуться и раздвинуть ноги. Зад и письку мне смазывают гелем, и все отходят. Меня тут же, задрав на мне халат начинают иметь сзади, хорошо не в зад. Все без сценария, это походит просто на жесткое изнасилование, мне просто указывают куда и как встать, лечь. Их пятеро, они меняют друг друга, и вот уже меня начали трахать «дуплетом». Зад разорвало болью, когда кто-то резко вошел туда, я сделала движение, но Ольга подскочила ко мне и дала пощечину.

– Кричи, но терпи, дадим тебе обезболивающее.

На вопрос о том, что мне порвут кишку, она сказала, что завтра твоя кишка тебе будет не нужна… я забыла, что меня казнят.

И вот в меня что то вкололи, зад смазали, и снова все повторилось. Снова меня трахали то в одной позе, то в другой. И вот звучит команда: «Хватит ее драть, и так уже много сняли, давайте кончать». Значит, мне надо сосать и ждать когда они по очереди кончат мне в рот. Мне сказано, делать вид, что мне приятно глотать сперму. Я глотаю ее, сперма течет по подбородку, грудям, я чувствую себя полной шлюхой, мне кажется, то после такого меня теперь просто необходимо казнить. Наконец-то все закончилось, я лежу на кровати, вся в поту и сперме, меня подташнивает. Ольга предлагает мне немного отдохнуть, дает стакан вина. Я пью вино, на душе становится легче.
Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0