Процедура

Всё прошло буднично, просто, так, словно бы дело, которое сейчас рассматривала судья, касалось мелочи, типа появления в нетрезвом виде, неоплаты штрафа или налога. На самом деле, всё было куда серьёзнее, дело касалось гибели людей, и крупных материальных убытков по причине ошибки в работе оператора дорожно-транспортной развязки Марты Камински двадцати одного года от роду, имеющей статус полной гражданки, не замужем, детей нет.
Процедура судопроизводства была проста, проходила заочно, судья рассматривала материалы, и выносила приговор, руководствуясь только фактами и документами следствия, не видя подсудимого. Марта сидела в отдельном кабинете, в департаменте правопорядка и контроля, ожидая рассмотрения её дела и вынесения приговора, ничего хорошего ждать не приходилось, но все-таки, оставалась какая-то надежда. Прозвучал сигнал информационного терминала, на экране высветился результат рассмотрения, дела №321HT0023 с её фотографией и паспортными данными, решение – «виновна», приговор «ликвидация», процедура исполнения приговора пока рассматривается, у девушки всё в нутрии упало, просто рухнуло в пропасть, это был конец. Девушку отвлёк щелчок разблокировавшего дверь замка, вошедшая дама в форменной одежде департамента оглядела плачущую девушку равнодушно-деловым взглядом.
- Гражданка Камински, вы ознакомились с приговором суда по вашему делу? – Задала вопрос дама.
- Да, - тихо прошептала Марта, - ознакомилась.
- Прошу вас встать, повернуться ко мне спиной, с этого момента вы официально осуждены, и ограничиваетесь в гражданских правах и свободах, - и как бичом хлестнула команда, - выполнять.
Девушка мгновенно вскочила со стула, повернулась к служащей департамента спиной, выполняя её команду. Дама завела руки марты за спину, защёлкнув наручники на её запястьях, вывела её из комнаты ожидания. Их путь пролегал из судебного крыла департамента в его исполнительное крыло, которое находилось на подземных ярусах здания. Наручники были необходимой мерой, хотя, девушка вела себя спокойно и признаков агрессии и сумасшествия не проявляла.
При помещении в блок исполнения Марта прошла стандартную процедуру, и ряд положенных прививок. Стандартная процедура заключалась в первичном медосмотре, составлении док-карты осужденной, и выдаче специальной одежды, в которой ходили все «постояльцы» блока. Это заняло около двух-трёх часов, и после этого Марта всё ещё неуютно чувствуя себя в своей новой одежде, была доставлена в кабинет своего куратора. Приятная, около сорока – сорока пяти лет, женщина поправила очки, просмотрела на своём компьютере файл Марты, и посмотрела на сидящую перед ней девушку.
- Давайте знакомиться, Марта, меня зовут доктор Петра Ирвинг, я ваш куратор. - Сказала женщина.
- Очень приятно, доктор Ирвинг. – Ответила Марта.
- Теперь о неприятном, - продолжила доктор Ирвинг, - вы осуждены, и приговорены к «ликвидации», завтра выберут и утвердят процедуру, и через какое-то время, она будет исполнена.- Закончила докторша.
- Позвольте спросить, - обратилась девушка, - а можно мне будет как-то попрощаться с родственниками?
- Да, конечно, вам положен один двухчасовой сеанс видеосвязи, также, вы можете составить завещание и отправить видеописьма, тем, кому пожелаете. – Ответ устроил и даже порадовал бедную девушку.
Беседа была окончена, и Марту проводили в её камеру, где ей предстояло дожидаться исполнения процедуры «ликвидации». Трудный день подошел к концу, девушке очень устала, не дождавшись ужина, заснула, найдя покой во сне.
На следующий день, девушку известили о выборе процедуры, ей предстояло обезглавливание. В течение дня Марта выполнила все свои последние дела, простилась с родителями, отправила письма нескольким друзьям, собственно говоря, осталось только дожидаться самой процедуры. В её камере, учитывая, наверное, специфику женского блока, имелось большое зеркало, девушка остановилась и взглянула на своё отражение. На неё оттуда смотрела миловидная девушка, среднего роста, тёмные волосы волнами спадали на плечи, обрамляя кругленькое личико и нежную, белую шейку с родинкой. «Вот попа у меня все-таки слегка тяжеловата» - подумала девушка, рассматривая себя в зеркале. Так прошёл ещё один день…
Марту разбудила вошедшая в её камеру женщина, служащая блока.
- Здравствуйте осужденная, прошу вас встать и привести себя в порядок, у вас полчаса на личную гигиену. Сегодня вас ожидает процедура. – Убедившись, что осужденная поняла её, служащая вышла, оставив Марту одну.
«Интересно, как это будет? Мне будет больно?» - задала себе вопрос Марта, но решив, что скоро всё узнает, даже немного успокоилась. Приняв душ, причесавшись, девушка принялась наводить красоту, пользование косметикой осужденным женщинам не возбранялось. Когда с утренними хлопотами было покончено, дверь снова открылась, за девушкой пришли. Две рослые, крепкие женщины служащие, провели Марту в процедурную, на поясе у одной из них девушка увидела наручники, но видно они посчитали, что девушка спокойна и заковывать её нет необходимости.
В процедурном кабинете девушку уже ждала её кураторша, ещё одна молодая особа в белом, докторском халате, охранницы тоже остались. Марта ждала, пока заполнят необходимые бумаги, потом её сфотографировали, дали расписаться в каком-то бланке. Молодая девушка в белом халате сначала подстригла осужденную под «ноль», потом сделала ей укол, сказав, что это успокоительное, и так ей будет легче перенести процедуру. Марту провели в следующую комнату, там, в отличие от первой всё было выложено кафелем и слегка пахло дезинфектами и сыростью. Половина комнаты была отгорожена пластиковым занавесом белого цвета, и что там за ним, было непонятно. Охранницы поддерживали Марту за локти, наверное, во избежание недоразумений и всяких там обмороков. Молодая докторша заняла место за небольшим столиком, а доктор Ирвинг обратилась к Марте:
- Осужденная, раздевайтесь, - и, видя непонимающий взгляд девушки, пояснила, - процедура проводится без одежды, таковы правила.
Девушка покорно разделась, сняв с себя зелёный халатик, затем нижнее бельё и лёгкие тапочки, больше ничего на ней не было. Её смущало, то, что она вынуждена была стоять обнажённой, коротко, нелепо остриженной в обществе незнакомых людей. Заметив её смущение, молодая докторша, улыбнувшись, сказала ей, что она может не бояться, мужчин при проведении процедуры не будет, права женщин в этой области соблюдены. Встав из-за столика, она подошла к Марте, наклонилась, прикрепив на лодыжку правой ноги осужденной маленький пластиковый браслет с биркой-идентификатором. Потом отодвинула занавеску, разделяющую процедурную комнату на две неравные части. Вторая половина процедурной оказалась тоже покрыта кафелем, только в полу был сделан слив, а в углу лежал свёрнутый шланг.
- Свяжи ей руки, - приказала своей молодой ассистентке кураторша.
Молодая, достав в ящике столика кусок тонкого, прочного шнура зашла Марте за спину, и быстрыми, профессиональными движениями связала девушке кисти рук за спиной. В это время кураторша с кем-то разговаривала по телефону:
- Да, осужденная готова, все формальности улажены, мы ждём вас. – Сказала она человеку на том конце провода.
Через несколько минут в процедурный кабинет вошла ещё одна женщина, Марта подняла на неё глаза и вздрогнула. Вошедшая была высокой темнокожей женщиной, старше тридцати, с фигурой профессиональной спортсменки. В руках у неё был чёрный, пластиковый кофр, похожий на те, в которых носят музыкальные инструменты.
- Осужденная готова? - спросила она, - тогда приступим к исполнению процедуры.
- Это «исполнительница», - представила вошедшую женщину Марте молодая докторша, - она будет исполнять твою процедуру, пойдём.
Кафельные плиты пола холодили ступни Марты, вот-вот всё должно было закончиться, но девушка почувствовала некое возбуждение и … как нестранно, то, что её половые органы увлажнились! Во всей этой мрачной ситуации было что-то… то, что невозможно объяснить никакими словами, но оно возбуждало!
«Исполнитльниа» положила свой кофр на столик, открыла, извлекла из него пару тонких, кожаных перчаток, нарукавники, и фартук из прозрачного полиэтилена, одела всё это.
- Приготовьте осужденную.- Приказала она.
Ассистентка кураторши отошла, её место возле Марты заняли подошедшие охранницы, её вывели в центр комнаты.
- На колени, осужденная, - скомандовала одна из охранниц.
Марта послушно опустилась на колени, «какой холодный пол» - подумала она. Сзади, с инструментом в руке подошла темнокожая «Исполнитльниа» . Инструмент походил на бразильский мачете, только увеличенный в размерах и с двуручной рукоятью, тяжёлый, и острый. Охранницы, поняв, ч то их роль в данном спектакле закончена, а жертва не проявляет ненужных движений, отошли, давая серьёзной негритянке завершить эту драму.
- Смотри прямо, вон на ту лампу, - указала Марте «Исполнитльниа», плечи опусти, шею вытяни, спину держи ровно. – Последовали последние напутствия.
«Симпатичная девочка» - услышала Марта голос молодой докторши у себя за спиной.
Кэрол, так звали «Исполнитльницу», отошла за спину осужденной девушки, плавно держа двумя руками, отвела клинок назад, задержав его на мгновение, с силой обрушила на вытянутую шею девушки, привычно перерубая её. Голова марты отделилась от тела, кровь из перерубленных вен ударила двумя струями, тело завалилось на правый бок и задёргалось в последних конвульсиях. Предписаная судом процедура была приведена в исполнение, девушка была мертва.
Присутствующие, немного постояв, начали заниматься своими делами, завершая процесс.
Последними покинули процедурную две женщины-служащие, им необходимо было уложить тело казнённой в пластиковый мешок, и тщательно вымыть из шланга пол от крови, которой из перерубленной шейки марты натекло изрядно.

18.05.2009 Wlad.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0