Отпущение грехов

Кате было 27. Про Федора Катя узнала случайно. В разговоре с подружкой та обмолвилась, что слышала от знакомой о человеке, который порет розгами женщин за деньги и вроде бы у него даже много постоянных клиентов. Потом подружка перешла на другую тему и на время Катя забыло об этом разговоре.

Вспомнила она о нем вскоре, когда после какой-то очередной оплошности мама сказала ей в сердцах «Пороть тебя надо по субботам!». В тот период дела как-то не клеились у Кати: на работе сплошные проблемы, да и в личной жизни не складывалось. Катя делала ошибки за ошибками и сама понимала это. «А вдруг и правда меня стоит выпороть» - подумала она и сама удивилась этой мысли. Потом все-таки решилась позвонить той самой подруге. «Ты что это серьезно?» - спросила та, но телефон знакомой дала.

Знакомая оказалась женщиной болтливой. Из почти часового разговора с ней Катя выяснила, что зовут человека Федр, лет ему около 45, живет он в частном доме один, там же и проводит наказание. Дело у него поставлено на широкую ногу: девки (так он называет своих клиенток) сами должны записывать в тетрадку свои грехи в течение недели, а уж он потом смотрит и назначает им количество розг. Иногда можно отделаться получасовым стоянием на коленях, а за серьезные грехи есть особое наказание, но в подробности вдаваться не стала. Приходить на наказание нужно со своим полотенцем и обязательно в юбке – никаких джинсов и брюк Федр не признает.

Оплата показалась Кате умеренной и она записалась на «прием» к Федору на пятницу.

Всю неделю она мысленно готовилась к этому визиту. Дверь открыл ей коренастый мужчина с бородой в рубахе на выпуск. «Как звать?» - спросил он с порога. «Катерина» - ответила она. «Катька, значит» - буркнул он, - «Ну заходи, коли пришла».

Катя разулась, прошла в комнату и протянула ему тетрадку. Она не знала, будет ли наказана прямо сегодня, но на всякий случай одела юбочку до колен, блузку и телесные колготки.

Федер просмотрел ее записи, что-то промычал себе под нос и сказал, наконец: «Получишь у меня сегодня 15 розг. Иди – готовься!» - и кивнул при этом на соседнюю комнату. Катя смутилась «А как готовиться? Я сегодня первый раз…»

«Стели полотенце. Снимай юбку. Становись на колени и жди. Вспоминай свои грехи и читай молитву, если знаешь!».

Катя прошла в комнату. Обстановка там была весьма специфичная. В центре комнаты стояла деревянная лавка, на которой лежали ремни. Рядом стояло ведро с розгами. В двух местах на уровне 10-15 сантиметров от пола из стены торчали цепи с кандалами. Был еще стул в углу. Катя послушно постелила полотенце на лавку, сняла юбочку, повесила ее на стул и встала на колени в колготках рядом с местом своего наказания. Ждать пришлось недолго. Федр уверенным движением уложил ее на лавку, приспустил колготки и трусики, оголив ее попку. Затем стянул ее руки и привязал к лавке щиколотки, обмотав их грубой веревкой. Кроме этого сверху и снизу он зафиксировал ее попку специальными ремнями и Катя почувствовала себя полностью во власти этого человека.

Наказание Катя перенесла стойко, хотя в конце и сложно было терпеть. Она лишь слегка постанывала и под конец немного ерзала, что впрочем, было бесполезно, так как попка и ножки ее были крепко притянуты к лавке.

После порки Федр отвязал наказанную, поставил ее еще раз на колени и заставил поцеловать руку. Одевшись, Катя расплатилась за порку и пошла домой.

С тех пор она тщательно записывала в тетрадку все свои ошибки и огрехи и почти каждую неделю заходила к Федору на наказание. В поступках ее появилась какая-то легкость она чувствовала себя свободной от прошлых ошибок, а если и совершала новые, то знала, что будет за них по заслугам наказана и порой даже, совершая что-нибудь эдакое, у нее непроизвольно сжималась попка в ожидании удара, а ножки ощущали крепкую веревку, которая стягивает их.

В один ее визит к Федору, когда проступков особо и не было – он заставил ее стоять на коленях минут 20, заковав ее щиколотку в кандалы – так она узнала для чего были нужны эти приспособления. В тот день в комнате вместе с ней была прикована на коленях еще ода женщина. На вид лет 35-ти. На ней было короткое платье, черные колготки, рядом стояли туфли на высоких каблуках. Во время наказания она не обмолвилась ни словом.

В другой раз за место порки Катя была наказана палками по пяткам. Федр привязал ее ножки к специальному приспособлению и заставил вслух считать удары.

Но в один вечер все пошло по другому сценарию. В это вечер она вышла от Федора не получив своего наказания и медленно зашагала в сторону дома как будто во сне. Катя была приговорена к повешению. А вышло все так. На неделе она познакомилась с парнем и сама не заметила как увлечение захлестнуло ее и вскоре она оказалась с ним в постели. Теперь она была раскована в своих мыслях и чувствах и они вытворяли вместе самое неимоверное. Все было отлично, они обменялись телефонами и договорились созвониться на следующей неделе. Катя как обычно записала свой оступок в тетрадку и мысленно приготовила уже свою попку под розги Федора. Только вот Федор в этот раз глянув в ее откровенные записи мрачно покачал головой и сказал: «На этот раз, Катька, совершила ты оступок серьезный. Грех это смертный. И снять его можно только смертью. Посему приговариваю тебя девка Катерина (впервые он назвал ее Катериной) к казни позорной через повешение. На казнь явиться в среду, босой и покаявшейся». «Как же так» - только и смогла вымолвить Катя. «Остальное узнаешь у Марины». Так звали ту самую знакомую, которая и привела ее в этот дом.

Когда Катя позвонила Марине, та поспешила ее успокоить. Она сказала, что грех это и правда смертный и по-другому его не снять, поэтому висеть ее придется только вот не до конца. Марина сказал, что сама она да и многие уже проходила через это. Федр вешает приговоренную, а потом вроде начинает молиться и, когда ему посылается прощение, он снимает висельницу из петли и тем самым спасает ей и душу и тело. Процедура это неприятная, но по другому нельзя. С собой нужно принести на казнь веревку для рук, веревку для ног и колпак под петлю, в роли которого вполне сойдет и наволочка.

Катя слегка пришла в себя, но окончательно не успокоилось. Ей трудно было смириться с мыслью, что она теперь осужденная на казнь и должна быть в среду повешена, пусть даже не до смерти. Вечером Катя сходила в магазин и купила там веревку. На вопрос услужливой продавщицы «Для чего вам», она не стала вдаваться в подробности, что веревку нужна, чтобы палач мог связать ей руки и ножки во время казни, а сказала просто, что для сушки белья…

Продолжение следует… (возможно: если будет настроение :-)


Автор: Fahrenheit
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0