Туристический маршрут

Автор: bruchpilot

 

Началось все это несколько дней назад, когда они прибыли в Юго-Восточную Азию. Для специальной международной группы была организована поездка для съемки экзотических животных в естественной среде. Они особо доплатили за то, чтобы маршрут пролегал в стороне от обычных достопримечательностей и вдали от толп туристов. Несмотря на отсутствие комфорта и многочасовые пешие переходы через джунгли, все были счастливы.

Рано утром группа вышла к маленькой деревушке на берегу реки, где они наняли лодки и направились вверх по течению в густые заросли тропического леса. Они собирались заночевать на природе и вернуться в деревню через два дня, чтобы иметь больше времени для исследования реки. Первая ночь прошла спокойно, и рано проснувшись, все углубились в джунгли. Они вернулись уже после наступления сумерек, и как раз обедали, когда из наступавшей темноты выскочили несколько человек, вооруженных луками и копьями. Охрана и ее начальники не сумели организовать никакого сопротивления, поскольку все тут же и полегли утыканные стрелами. Дамочка из Финляндии в панике бросилась было бежать, но нападавшие тут же уронили ее на землю. Один из них хотел уже проткнуть ее копьем, но неудачно. Она ухватила копье, и поскольку была крупнее дикаря, между ними завязалась короткая схватка, пока тот резким движением не всадил острие ей в живот. Финская женщина сдавленно застонала, пока копье проворачивалось в ее брюхе, и перед смертью несколько раз дрыгнула ногами. Все остальные с недоумением смотрели на это, и никто и не подумал сопротивляться, когда их потащили в джунгли.

Они шли ночь напролет и до следующего полудня, пока не добрались до деревушки на берегу реки. Их затолкали в большой сарай и дали поесть. Под возбужденное жужжание жителей деревни банда принялась обсуждать дальнейшую участь пленников. Уже спустились сумерки, когда дверь хибары отворилась и из вывели наружу. На этот импровизированный праздник собралась вся деревня. Пленных усадили у огня и дали еды. После некоторых сомнений блюда попробовали, но они оказались превосходными и группа начала расслабляться.

Во время обеда старик, по всей вероятности вожак, что-то произнес. Он указал на одного из членов группы, пожилого немца, и все племя покатилось со смеху. Не соображая как правильно реагировать на это, германский старикан, невзирая на протесты своей жены, позволил нескольким молодым женщинам увести себя в сторонку. Вождь еще что-то приказал, и племя расступилось, открывая взглядам голого старого немца, стоящего с петлей на шее. До того, как кто-либо что-нибудь сообразил, мужчины племени потянули за веревку и ноги почтенного герра оторвались от земли. Очевидно мужик совершенно обалдел от происходящего, он даже не дернулся, а тупо висел на веревке. Через пару минут пот телу прошли пара спазмов и больше он уже не шевелился.
Жена его ударилась в истерику. Глядя на это, вождь расхохотался и что-то сказал. Ее тут же подтащили к дереву, раздели и накинули петлю на шею. Все племя оглушительно заревело, когда немка повисла на веревке. Не взирая солидный возраст – без малого пятьдесят, и изрядную полноту, она очень резво принялась биться в петле. Дикари наперебой показывали на ее большие белые груди подскакивающие, всякий раз как она дрыгала ногами. Но скоро брыкание превратилось в беспорядочные слабеющие судороги, и под радостные крики толпы она затихла.

Тем временем взяли еще одну женщину. Эта оказалась маленькой азиаткой под тридцать с длинными черными волосами, маленькими грудками и аккуратно подстриженным лобком. Мужики из племени шустро вздернули ее на дерево. Поначалу азиатка висела смирно, но скора стала высоко, прямо до груди, задирать ногу и резко бросать ее вниз, словно пытаясь подпрыгнуть. Под конец она лишь слегка подергивала широко разведенными ногами, а изо рта вывалился длинный посиневший язык.

Повелительным жестом вождь прекратил вопли толпы и указал на щуплого итальянского студента, самого молодого из группы туристов. Уже очень скоро он был вздернут и сотрясал веревку. Туземные женщины весело смеялись, оживленно показывая пальцами на тщедушное тело и круглый, выступающий зад. Студент висел почти спокойно, только слегка двигая ступнями, но вдруг начал сильно дрыгать ногами. Тут его член затвердел, что женщины племени встретили с восторгом. Менее чем через минуту его лицо потемнело и пошло пятнами, дрыганье стало конвульсивным отчего его возбужденный орган задвигался взад и вперед и после нескольких спазмов изверг мощную струю спермы, от чего все племя пришло в дикий экстаз.

Теперь пришла очередь того толстого англичанина, который в течение всего путешествия жаловался на скудость и плохое качество питания. Аборигены живо его раздели и подняли в воздух на веревке. Они были поражены видом его огромного тела, сотрясающегося при каждом движении. Вскоре восклицания перешли в хихиканье при виде его крошечного эрегированного члена едва заметного под нависшим могучим животом. Мужик пару раз вздрогнул и повис смирно. Вождь величественно указал на недоразвитый орган из которого что-то слегка капнула и произнес что-то такое, от чего все окружающие покатились со смеху.
Он повернулся и ткнул пальцем в молодую болгарскую женщину, которая стояла рядом со своим коллегой, последним оставшимся в живых мужчиной в группе. У них было задание сделать несколько снимков для научно-популярного журнала. Женщину раздели и затянули петлю на горле. Ей было около тридцати. По спине рассыпались длинные каштановые волосы. Ее лобок украшал небольшой газончик темных волос в виде «посадочной полосы». Когда ее стройное тело с крупной грудью и округлым задом поднялось над землей, она совершенно ослабела от страха и только монотонно качалась на веревке. И только через пару минут произошел спазм, отчего ее длинные ноги слегка подпрыгивали, пока она окончательно не затихла и высунувшимся изо рта синим языком. Вождь разочарованно пробурчал что-то и указал на следующую жертву. Это была то ли датчанка, то ли норвежка – высокая натуральная блондинка с бледной кожей и маленькой грудью. Она молча перенесла все приготовления к смерти, но как только повисла на веревки, стразу мощно замотала ногами в поисках опоры. Скоро все ее лицо посинело, а движения потеряли координацию. Истекая потом, она сотрясала натянутую веревку, дрожа всем телом с очень сильно выпирающими на маленьких грудках сосками и широко разведенными, скрученными судорогой ногами. Аборигены забавлялись показывая друг другу на ее гладко выбритый лобок. Под конец, она вдруг приподняла ноги слегка согнув в коленях и мощно взад-вперед задвигала тазом. Племя дружно скандировало до тех пор, пока после нескольких сильных толчков, она тихо не обмякла.

Как только она затихла, вождь взглянул на трех оставшихся, в то время как они гадали, кто следующим окажется на веревке. Он выбрал одну из двух оставшихся женщин – тридцатилетней болгарке, коллегой той, что была повешена перед датской сучкой. Болгарка ревела и пыталась вырваться, но туземные мужички все же быстренько подтащили ее к дереву. Она была пухленькой блондиночкой с белой гладкой кожей и большими сиськами. Пока ее раздевали, она все норовила пнуть одного из охранников. В конце концов, вождь приказал вешать ее так – не совсем раздетой. Ну, и ее вздернули с перекрутившимися и спутавшими ноги трусами. Она сильно забилась в петле и несколько раз ударилась о болтающееся рядом тело повешенной датчанки. Она пыталась задрыгать ногами, но опутавшие ноги трусы позволяли только смешно трястись, колебля веревку. Но тем не менее, вскоре она стала высоко поднимать связанные ноки и с силой бросать их вниз, что заставляло содрогаться ее роскошные груди и задницу, к огромному удовольствию зрителей.

Тело аппетитной болгарки все еще содрогалось в конвульсиях, когда владыка с усмешкой показал пальцем на последнюю женщину. Очевидно, она была откуда-то с Ближнего Востока, поскольку на ней был хиджаб и плотно облегающие одежды. Она спокойно подошла к дереву, чтобы быть повешенной вместе с остальными. Пока ее раздевали, она все пыталась как-то прикрыть себя, но потом видимо решила, что это бессмысленно. Она была очень хрупкой, с темной кожей и густыми черными волосами, ее лобок весь был покрыт буйной растительностью, а маленькие грудки венчали огромные темные соски. Единственное, о чем она просила, используя для этого выразительные жесты - связывать ей руки спереди, а не за спиной, как всем остальным. На это она получила милостивое согласие вождя, выраженное в величественном кивке, после чего ее благополучно вздернули на дерево. Она сразу же вцепилась руками в веревку и стала подтягиваться на ней вверх. Однако, вместо сочувствия, дикари засмеялись. По всей видимости, они отлично знали, что подобные попытки обречены на неудачу, ну и очень скоро она ослабла и жестко сорвалась в захлестнувшую петлю. А вскоре все уже смеялись над тем, как она брыкается и тщетно пытается ослабить петлю, раздвигая ее руками. Ее соски огромные соски напряглись и торчали вперед как головки недозабитых в доску гвоздей, аборигены пялились на них и продолжали веселиться. У нее начались сильные спазмы, и вдруг она отпустила петлю и принялась из всех сил тереть свою волосатую киску связанными руками. Все племя восторженно рычало глядя как она не прекращает ее тереть даже тогда, когда ее распухший язык полез изо рта. Под конец оно несколько раз дернулась и зависла с языком, свисающим чуть ли не до твердых, торчащих сосков. Народ визжал от восторга.

Вы будете смеяться, но вождь еще раз показал, на этот раз уже на последнего, кто остался в живых. Это был не слишком высокий мужчина лет тридцати, хорошо сложенный, но слегка полный. По пути к роковому дереву, он смотрел на своих повешенных коллег, покачивал головой, а его лицо наливалось кровью. Кода с него сняли брюки, племя узрело, что у него уже стоит. Одна из женщин показала пальцем, со смехом, блядь, на торчащую елду и шлепнула его по заднице, в то время как его уже поднимали в петле. Сперва мужик старался висеть смирно, но скоро начал терять контроль. Он все сильнее раскачивался из стороны в сторону до тех пор пока не столкнулся с висящей рядом женщиной и начал тереться своим эрегированным членом об ее тело. Он брыкался и толкался тазом так усердно, что тело висящей женщины тоже стало вращаться и стукаться о другие мертвые тела. Синий язык высунулся из его рта, но он толкаться бедрами и тер свой хрен об жопу и брюхо висящей ближневосточной женщины. Скоро его движения стали беспорядочными, но прежде сем он повис спокойно, его член выплеснул тугую струю семени по всему животу и волосатой п-де женщины, висящей рядом с ним. Племя приветствовало его пока он не излил свою сперму в последний раз.    

Перевод с английского: A_Semenov - 18.10.2012

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Комментариев 0