Была ли сожжена Жанна д'Арк?

Напротив, семейство д'Армуаз выразило твердую уверенность, что их предок сеньор Роберт не мог жениться на женщине без роду и племени. Он должен был предварительно убедиться, что его невеста действительно та, за кого она себя выдает.

 

Профессор Босле — один из рьяных сторонников версии, что Жанна — дочь королевы Елизаветы, считает, что девочку отправили после рождения в Домреми при посредстве некоей Жанны Дарт (так писали в XV столетии фамилию д'Арк), вероятно, золовки тамошнего старосты. Эта Жанна Дарт была, по всей видимости, родственницей нескольких дворян д'Арк, занимавших важные придворные должности.

 

А почему было выбрано селение Домреми? Очевидно, вследствие своего географического положения. Оно состояло в ленной зависимости от сеньоров, принадлежавших к обеим враждующим партиям — бургундцев и ар-маньяков,— и потому находилось в относительной безопасности в то бурное время. Сама Жанна, прибыв ко двору Карла VII, говорила, что ей «три раза семь лет», что подводит к 1407—1408 годам как времени ее рождения.

 

На контрпроцессе великий инквизитор Бреаль, по-видимому, намекал на высокое происхождение Жанны. Он уверял, что у нее за правым ухом было маленькое красное пятнышко, что считалось знаком королевской крови. (Другой вопрос, какими мотивами руководствовался Бреаль, делая этот намек.)

 

Еще один сторонник версии, Ж. Пем, утверждал, что его единомышленник — покойный историк Эдуард Шнейдер, поддерживавший дружеские связи с двумя папами — Пием XI и Пием XII,— раскопал в 1935 году в Ватиканском архиве протокол допроса Жанны специальной комиссией, образованной по приказу Карла VII; комиссия эта якобы установила королевское происхождение Жанны.

 

Ее выводы, сделанные в письменном виде, были сданы на хранение генеральному королевскому адвокату Жану Рабато, у которого временно проживала Жанна. Почему же Шнейдер не опубликовал свое открытие? Потому, что этого не пожелал Ватикан, и католический историк не пошел против этого желания католической церкви. Тем не менее устно он сообщил об этом некоторым лицам, а Пему даже изложил открытые им факты в особом письме.

 

Ряд других сторонников версии о спасении Жанны (Ж. де Сен-Жан, А. Герен) уверяют даже, что они обнаружили подземный ход, которым должна была спастись Жанна. Приводились и дополнительные аргументы в пользу утверждения, что лицо осужденной в момент казни было закрыто колпаком. Кроме того, все рассказы о сцене казни были записаны только через 10—15 лет и вполне могли носить тенденциозный характер.

 

Где была Жанна после своего спасения? Может быть, в Риме при дворе папы Мартина V (там Жанне могли очень помочь связи покровительствовавших ей принцесс королевского дома), а может быть, и в английской тюрьме. Почему она появилась лишь через 5 лет? Да потому, что именно к этому времени серьезно изменилась политическая и военная обстановка.

 

В сентябре 1435 года умер герцог Бедфордский, что лишало англичан единого руководства, а весной следующего года был освобожден Париж. Вспоминали также, что историк А. Байе уверял, что он в 1907 году обнаружил брачный контракт Жанны д'Армуаз в архиве одного нотариуса городка Френ ан Вевр и установил, что подпись невесты тождественна подписи под посланием Жанны д'Арк жителям Реймса.

 

Он рассказал о своем открытии нескольким журналистам. Однако город Френ был полностью разрушен во время мировой войны 1914—1918 годов, и архив погиб. А. Байе незадолго до своей смерти (в 1961 году) не раз говорил об этом открытии...

 

Ж. Пем утверждает, что он нашел очень важные свидетельства. До сих пор считалось, что мать Орлеанской девы — Изабелла Ромея — приезжала в Орлеан лишь в июле 1440 года, через год после появления там женщины, выдавшей себя за ее дочь. Однако в списке городских расходов от 6 марта 1440 года имеется отметка об уплате двум лицам за содержание и лечение Изабеллы с 7 июля по 31 августа.

 

Здесь речь явно может идти только о 1439 годе. Там же имеется запись об уплате пенсии, установленном городом Изабелле за сентябрь, октябрь и ноябрь 1439 года. Если подлинность этих записей не будет поставлена под сомнение, они свидетельствуют о том, что мать Жанны д'Арк находилась в Орлеане, когда в городе торжественно принимали Жанну д'Армуаз как Орлеанскую деву.

 

Трудно представить, зачем матери Жанны д'Арк, подобно ее братьям, было участвовать в обмане. Ж. Пем приводит также ряд косвенных доказательств, что во время пребывания Жанны д'Армуаз в Орлеане город посетил сам король Карл VII.

 

Много споров вызвало «соотношение» между Жанной д'Армуаз и другими лжеЖаннами. Часть исследователей считает, что Жакна д'Армуаз умерла между 1143 го« дом, когда муж передал ей часть своих владений, и 1449-м, когда в счетных книгах города Орлеана Изабеллу д'Арк стали именовать не «матерью Девы», а матерью покойной Девы Жанны.

 

В этом случае документ 1457 года относится не к Жанне д'Армуаз, а к другой женщине — Жанне де Сермез, которая, используя близкое звучание обеих фамилий, выдавала себя за супругу сеньора Роберта.

 

Обращают внимание на ту осторожность, с которой велся контрпроцесс. Свидетелям задавали заранее подготовленные вопросы, ответы на которые должны были доказать, что Жанна родилась в Домреми. На это можно возразить — если все это было заранее разыгранным спектаклем, то в тайну, которую хотели сохранить, должны были быть посвящены многие люди — королевская семья, судьи и клерки Руанского процесса и контрпроцесса, жители Домреми и т.д.

 

И тем не менее в документах не сохранилось никаких следов всего этого. Приводят несколько фраз Жанны, которые можно истолковать как признание к своем высоком происхождении. Например, когда к ней и Карлу VII приблизился герцог Алан сонский, Жанна сказала: «Тем лучше, собирается вместе королевская кровь». Но это может ведь просто означать, что к королю подошел принц крови, а не то, что Жанна причисляла себя к королевской семье.

 

Вдобавок забывают, что Жанна под присягой не раз заверяла, что родилась в Домреми. Версия о «королевском происхождении» Жанны в отличие .от легенды об ее спасении вообще не имеет никакой документальной основы и не может поэтому приниматься всерьез. Ее политическая тенденциозность бьет в глаза.

 

Впрочем, и многие доводы сторонников легенды о спасении Жанны д'Арк, несомненно, относятся к области фантазии. Многие, но не все. Это заставляет внимательно выслушивать защитников этой гипотезы, повествующих о том, что, вероятнее всего, никогда не имело места, но тем не менее захватывает воображение рассказывающих сказку, которая — будь она правда — стала бы одним из самых ярких эпизодов в многостолетней истории тайной войны.

 

 

Страницы:
1 2 3 4

Комментариев 0