Была ли сожжена Жанна д'Арк?

Однако генеральный адвокат Шарль дю Ли, живший в XVI веке и заинтересованный в этом деле, связанном с историей его семьи, считал отсутствие протокола «обращающим внимание и таинственным». Во французских хрониках первой половины XVI века о казни Жанны говорится в неопределенных и часто двусмысленных выражениях. Так, в «Бретонской хронике» 1540 года сказано, что в 1431 году «Дева была сожжена в Руане или была осуждена на это».

 

Симфорьен Шампье в «Корабле для дам», изданном в Лионе в 1503 году, пишет, что Дева, по мнению англичан, была сожжена в Руане, но французы это отрицают. В поэме Жоржа Шателена «Воспоминания о чудесных приключениях нашего времени» говорится, что, хотя Дева была сожжена в Руане, к великому горю французов, она, «как стало известно, потом воскресла».

 

Обращаясь к свидетельствам современников, помимо уже упомянутого декана Сен-Тибо, отметим дневник одного парижского буржуа, в котором прямо указывается, что в Руане была под видом Жанны сожжена другая женщина. Пьер Кюскель, буржуа из Руана, который мог быть очевидцем казни, разделял это мнение: «Жанна бежала, и кто-то другой был сожжен вместо нее».

 

В рукописи, хранящейся в Британском музее — английской национальной библиотеке— под № 11542 также указывается: «Наконец публично сожгли ее (Жанну) или же другую женщину, похожую на нее, в отношении чего многие люди держались и до сих пор придерживаются разного мнения».

 

Слух о спасении Жанны так быстро распространился после ее казни, что это даже встревожило парижский парламент (столица тогда еще находилась в английских руках, и он по-прежнему раболепно выполнял все приказы чужеземных захватчиков). Был даже затеян опрос свидетелей — не манкировал ли Кошон выполнением возложенных на него обязанностей? Кого, однако, можно было расспросить, кроме помощников Кошона, его асессоров.

 

Однако они, один за другим, скончались в течение немногих месяцев после Руанского процесса — и епископ. Филибер де Сайт иньи, и Пьер Луазелер, и Николя де Ру, и фискал Жан д'Эстиве, имевший неосторожность утонуть в болоте, и следователь Лефонтейн, исчезнувший уже совсем бесследно. Так что опрашивать парижскому парламенту оказалось вроде как бы и некого,

 

Но вот прошло почти четверть века, и, готовясь к' процессу для реабилитации Жанны, французские власти, в свою очередь, занялись поисками свидетелей. Кошон умер еще в 1444 году. Доминиканцы объявили, что не знают, где находится монах их Ордена, инквизитор Жан Ле Местр.

 

Все же нашли около дюжины лиц, входивших в состав руанского судилища. Однако пятеро из них заявили, что ничего не видели, трое — что уехали еще до окончания процесса, а двое сослались на слабую память, мешающую им сообщить что-либо из происходившего во время процесса Орлеанской девы.

 

Существует известная неясность даже в дате казни Жанны. Обычно называют 30 мая, но многие осведомленные современники называли другие числа — 14 июня, 6 июля, а английские хронисты, писавшие в конце XV и начале XVI века, считают, что Жанна была сожжена в феврале 1432 года.

 

Не меньшая разноголосица и в отношении способа казни. Например, хронист Жан ла Шапель утверждает, что Жанна сначала была обезглавлена, а уже потом ее тело предано сожжению на костре.

 

В сохранившемся описании казни есть неясное место, которое можно понимать двояко: то ли подсудимой косо надвинули дурацкий колпак, то ли она взошла на костер с закрытым лицом. Палач, правда, сделал все возможное, чтобы толпа убедилась в сожжении «колдуньи». Но была ли сожженная женщина Жанной д'Арк — этого толпа видеть не могла.

 

Если предположить, что была сожжена не Жанна, возникает вопрос: какова была судьба самой Орлеанской девы? Известно, что первоначальная суровость заключения Жанны потом была значительно ослаблена. Тюремщики и английские солдаты не раз уходили из тюрьмы в близ расположенные таверны, оставляя ее одну.

 

К Жанне допускали посетителей, и вместе с тем она отказалась дать честное слово, что не сделает попытки к бегству. Ряд французских исследователей считает, что Жанна могла бежать через подземный ход, который должен был быть в Руанском замке, как в большинстве других замков той эпохи.

 

В таком случае ее был ли сам процесс Жанны лишь комедией, где все участники играли заранее согласованные роли? Протоколы Руанского процесса были фальсифицированы Кошоном, который приказал: не заносить в них многие заявления подсудимой. В XX веке их копия была обнаружена одним из исследователей.

 

Она доказывает, что официальный текст был тенденциозно «исправлен» Кошоном и в таком виде доведен до сведения европейских дворов. Основной политической целью Руанского процесса было доказать незаконность коронации Карла VII, осуществленной с помощью колдуньи. Это и было достигнуто рассылкой европейским дворам текста фальсифицирован ных протоколов.

 

Роль главного злодея в истории Жанны д'Арк отведена Котону. Имеющиеся данные показывают, что Кошон явно стремился затянуть процесс, что парижский парламент должен был неоднократно напоминать ему о необходимости торопиться с окончанием дела. Не принял ли он личину врага Орлеанской девы, чтобы его назначили судьей и он мог бы осуществить свой план спасения Жанны?

 

Кошон явно сознательно не расспрашивал Жанну о многих вещах, позволял умалчивать о них. Важно отметить, что Жанну не пытали. При подобных допущениях легче объяснить, почему Кошон вначале приговорил Жанну к вечной тюрьме, и лишь после вторичного «впадения в грех» — ношения мужской одежды — к костру.

 

Не была ли эта очередная задержка необходима для организации бегства? Англичанам было важно, чтобы колдунья была сожжена. А кто изображал ее — это уже было второстепенным делом.

 

Почему же Кошон мог стремиться спасти Жанну? Да хотя бы от желания обеспечить свои интересы, если счастье повернется в сторону французов. Гримо уверяет, что у Кошона и у его английских хозяев могли быть и другие причины спасти Деву. Жанна, по мнению ряда исследователей, не была на деле дочерью своих родителей, а являлась... незаконнорожденной сестрой Карла VII.

 

Обычно принято считать, что Жанна родилась в 1412 году (или в 1410). Значит, во время процесса в Руане ей было около 18 лет. Однако на контрпроцессе одна из ее подруг детства (Овиетта, ставшая женой Жерара де Сионн) уверяла, что Жанна родилась в 1406 или 140? годах.

 

Чем могла пастушка из Домреми при свидании с нерешительным королем убедить его в своем предназначении и вопреки советам придворных побудить Карла VII предоставить средства для осуществления ее миссии? Источники глухо упоминают о какой-то тайне, которую Жанна сообщила королю. Над Карлом висело обвинение в незаконном рождении, которое, учитывая нравы его матери королевы Елизаветы, выглядело очень правдоподобным.

 

Может быть, Жанна представила доказательство, что она — тот незаконный ребенок Елизаветы, о существовании которого шла молва. Таким доказательством могло быть одно из двух колец, которые Жанна постоянно носила при себе. Эти кольца были отняты у нее бургундцами после взятия в плен. Кольца были у Кошона, который даже расспрашивал о них Жанну. Та отвечала очень уклончиво, и епископ не стал настаивать на своих вопросах. Англичане, если и знали обо всем этом, должны были молчать.

 

Они, как и Карл VII, вовсе не были заинтересованы в том, чтобы окончательно погубить репутацию королевы Елизаветы. Это подорвало бы ведь и веру в законность рождения ее дочери Екатерины, которая вышла замуж за английского короля Генриха V, а их сын Генрих VI был как раз незадолго до Руанского процесса коронован в Париже. Жанна на процессе заранее объявила, что не будет отвечать на многие вопросы, и судья не принуждал ее отказаться от своего решения.

 

Быть может, это потому, что обеим сторонам было выгодно молчать о происхождении Жанны. Быть может, спасение— результат тайных переговоров и соглашения между Карлом и герцогом Бедфордским. Пока шли переговоры, Кошон затягивал процесс. Англичанам было даже выгодно сохранить Жанну как ценный залог в переговорах с французами. Ее могли перевести из Руана в другую тюрьму.

 

Прямых доказательств того, что Жанна — дочь королевы Елизаветы, конечно, не существует.

 

Обращаясь теперь к появлению Жанны в 1436 году, надо отметить, что она вовсе не афишировала своего имени, напротив, называла себя Клод. Говорят, что она появилась в обстановке общего воодушевления, связанного с изгнанием англичан из Парижа в апреле 1436 года.

 

Но можно представить себе дело и иначе — в это время шли разговоры о мире. Английскому гарнизону разрешили свободно уйти из Парижа. Может быть, в обмен на какую-то уступку англичане и согласились выпустить Жанну из заключения.

 

Такова в целом версия сторонников спасения Жанны, которая вызвала очень противоречивые отклики во Франции. С одной стороны, большинство ученых подчеркивало, что она основана в большой степени просто на домыслах. С другой стороны, стремление приписать народной героине королевское происхождение и попытки обелить жалкую и предательскую роль, которую сыграл Карл VII в отношении Жанны, не привлекли к этой версии и симпатии клерикалов, ужаснувшихся при мысли об изображении католической святой в качестве обычной матери семейства.

 

В ходе оживленной полемики защитники легенды о спасении Жанны постарались отыскать новые доводы. Был произведен даже опрос сторонников этой версии, результаты которого опубликованы в книге К. Пастера «Две Жанны д'Арк» (Париж, 1962 г.). В результате был подчеркнут тот несомненный исторический факт, что Жанна многократно говорила о тайне (или тайнах), которые она должна хранить.

 

Быть может, это были тайны, связанные с посещавшими ее видениями, в которых ей казалось, что она получает указания неба. Но великий инквизитор Франции Жан Бреаль во время контрпроцесса тоже заявил, что это секреты, не подлежащие оглашению...

 

В книге Пастера приведено мнение двух семейств потомков братьев дю Ли и Жанны д'Армуаз. Представители семейства Ли утверждали, что нет ничего таинственного в том успехе, который сопутствовал Жанне при дворе Карла VII. Ей помогли связи верховного сеньора местности, где она родилась, — герцога де Бар, сестра которого была женой короля.

Страницы:
1 2 3 4

Комментариев 0